Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Семья

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Семья
Легко ли быть многодетным отцом?

Есть звание «Мать-героиня». Но нет «Отец-герой». Следовательно, на государственном уровне признается второстепенная роль отца. Везде только мама, мама, мама. Культ материнства должен быть. Но, извините, а отец кто тогда? Добытчик и производитель. Нам только эта роль отведена. Нужно поднять престиж отца! Так считает Павел Черкасов, 1959 года рождения. Отец восьмерых детей и дедушка в декретном отпуске по уходу за ребенком до трех лет. С ним и разговор — без украшательств и литературной обработки.





— Вы коренной луганчанин?
— Родился и вырос в Камброде. Оттуда ушел в армию. Женился в Камброде — забрал девушку с кварталов. Живем в частном секторе — переулок Рабочий. Там недалеко был хороший клуб кинолюбителей. Продали клуб и библиотеку продали. Дом после наводнения убитый. Но и этому рады. Когда в 1996-м родился последний ребенок, мы жили на квартире у родственников. Спасибо бывшему губернатору Геннадию Фоменко и депутату Валентине Татарчук. Помогли — купили дом. Нас ведь в советское время культурно так из МЖК выкинули, когда у нас четвертый ребенок родился.
— Это почему?
— По улице Шелкового, где банк сейчас, планировалось построить две пятиэтажки. Я там почти три года отработал на субботниках за «спасибо». Это был 90-й или 91-й год. Тогда за счет очередников всему руководству квартиры дали. Взяли землю на Видном — улица Абрикосовая. Думали строиться. Договора заключили. Нам завод Ленина обязывался построить дома, а мы должны отработать 15 лет, не рассчитываясь с предприятия. Развалился Союз, стало валиться предприятие. Какие дома? Ушел с завода. Ездил на заработки в Москву.
— Сладок хлеб московский?
— Да Бога ради, какой он сладкий! Работал на производстве. Мне то проще — родственники в Москве.
— Годы рождения детей?
— Иван — 81-й год, Катерина — 82-й, Таня в 86-м родилась, Настя в 89-м, Антон — 90-й, Дарья — 92-й, Паша — 93-й, Яша — 96-й. Есть две внучки — от Кати и Насти. Я сейчас — дедушка в декретном отпуске по уходу за ребенком до трех лет. Получаю 130 гривень. В октябре было сказано, что с первого января сумма по уходу увеличится вдвое. Но в связи с кризисом все заморожено.
— Всей семьей в переулке Рабочем живете?
— Сейчас со мной Антон, Даша, Паша, Яков и внучка — у Насти своя комната, она достраивается.
— Жена?
— Татьяна. Работала по специальности деловод-администратор.
Готовится на пенсию. Ей в марте 50 и как мать-героиня уходит на заслуженный отдых.
— Немного вы до десяти не дотянули…
— У нас четыре на четыре — четверо мальчиков и четыре девочки. Значит, так должно быть. Видимо, «наверху» уже не хотели это равновесие нарушать.
Восемь, как говорится, Бог дал. Большую семью хотели. Во-первых, советское время, вытянуть можно было. Во-вторых, у меня еще до рождения погиб отец, и что такое мама, одна воспитывающая ребенка, я нахлебался по самое не хочу. Нельзя быть одному. Я попал в Монголию служить. Говорили, вам с Китаем воевать придется. И я понял, что один ребенок это страшно. Страшно потерять единственного. Слава Богу, что у меня много детей. Не всем это дано. Но вы посмотрите, до какого времени рождались дети — до 1996 года. После 96-го иметь большую семью стало не реально. До этого все законы, которые были изданы по семьям с детьми вообще, а не только по многодетным, были направлены на укрепление семьи. Потом ликвидировали большую часть пособий, ужесточились порядки назначения помощи. Началось все с нынешней правящей партии. Первым господин Ехануров сделал нам подарок, будучи премьером. Потом премьер господин Ющенко. Последующие премьеры только забирали, продолжая традиции. Власть не дала возможности маме и папе нормально работать и убрала дотации, которые государство давало. Ведь государство помогало не родителям — нормальные родители на себя не тратят. У нас все в первую очередь на детей — питание, одежда, обучение.
— В роду многодетные были?
— Бабушка четвертый ребенок в семье. Двоих ее братьев расстреляли в революцию. Один брат в Канаду попал. Бабушка из дворянского рода. Они где-то в середине XIX века переехали в Луганск из Курска. Жена у меня из трехдетной семьи.
— Чем дети занимаются?
— Катя в декрете. Таня работает в Донецке. Пединститут закончила — педагог начальных классов Тяжело было вытягивать ее учебу — она училась по контракту. Спасибо тогдашнему ректору. Никто нам не давал в рассрочку, а он дал и снизил оплату. Настя здесь пытается на работу устроиться. На учете в центре занятости. Антон работает у частного предпринимателя. Даша с Яшей во второй школе учатся. Павел учится на повара в кулинарном лицее.
— Дети дома находились или детсад посещали?
— Последний ребенок в сад не ходил, так как его уже закрыли. Это был детсад возле завода фруктово-минеральных вод. Наш семейный сад — рядом с домом. Детских садов сейчас минимум. На участке имени Цупова в детсаду банк. В детсаду на улице Рабочей столярная мастерская, которая не работает. За Луганкой на улице Братьев Маховых сад просто развалили, а ближайшие на улице Даля и на Линии железной дороги. На Даля самый дорогой. Раньше он был от завода Ленина. А теперь для тех, кто может себе позволить.
— Школа?
— Все учились во второй школе. И я там учился. Хорошая школа. Сыну Ивану пришлось после девятого класса уйти в третью школу. Так вот, с теми знаниями, которые он получил во второй, а он на тройки учился, в третьей чуть ли не отличником стал. Понимаете, какой уровень знаний и требований! Моя двоюродная бабушка Вера Михайловна Музыка была директором школы, потому-то я и попал туда, сам ведь из другого района. Они молодцы. Они и базу себе восстановили, и столовую отличную сделали. Директор Александр Александрович Харченко — он два инфаркта получил на этой работе — спонсоров школе нашел, ведь наши депутаты на школы мизер выделяют.
— Чем дети увлекаются?
— Техникой. Я фанат мотоциклов. И дети фанаты. Правда, мотоцикла уже нет. Я убрал все, что лишних расходов требует. Ныне дети больше компьютером занимаются в ногу со временем.
— Кто вы в большей мере для семьи: воспитатель или добытчик?
— Воспитывает и жена, и я воспитываю. Кручусь я! Кручусь для того, чтобы поднять детей, дать им хоть средний уровень жизни и сознания, чтобы могли дальше бороться за жизнь, а не просто катиться по жизни.
— Как относитесь к фразе «все лучшее — детям»?
— Все лучшее детям у нас не проходит. Наши дети вообще не нужны государству. Ни ваши, ни мои…
— Любому здоровому руководителю не важно чего — страны, фирмы, банды нужны сильные, подкованные люди…
— Банда — это да! Там это надо. А зачем фирме? Какая фирма планирует на долгосрочную перспективу? Наши частники не японские предприниматели. Там чем больше детей у работника, тем больший ему почет. Его считают идеальным сотрудником. У нас многодетных считают обузой. Руководству страны нужны? Нужны, если у руководства великие цели. У нашего руководства великие цели?
— Страна — сумма населенных пунктов. Как в Луганске с пониманием проблем многодетных?
— По-разному. Сижу в долгах по газу. Спасибо горгазу, за понимание. Не давят по долгам. Отопление товарищ тоже из многодетных делал. Хороший сварщик. Спасибо ему за понимание. Это так, бытовые примеры. На уровне города с пониманием относились Владимир Пантюхин и Елена Желдак. На областном уровне помогал губернатор Фоменко. Сейчас поддержку находим у областного управления по делам семьи, молодежи и спорта. Еще с времен руководства Артемовским районом помогает секретарь горсовета Надежда Чернова… Есть вопрос к господину Кравченко. Зачем он городскую программу «Турбота», которая действительно помогала нуждающимся горожанам (в нее закладывалось порядка двух миллионов), отдал районам? Он же ее угробил! У районов нет финансов ее вытянуть! О понимании на верхах. В октябре был в Киеве на форуме общественных организаций со всей Украины по учреждению Дня отца.
— О Дне матери слышал…
— Вот! Мы решили, что надо поднимать престиж отца. Везде только мама, мама, мама. Мы с вами, как папы, нигде не котируемся. Мы не спорим, там, где нормальная мама, — Бога ради. Культ материнства должен быть. Но, извините, а отец что?
— Добытчик…
— Вот! Добытчик и производитель. Нам только эта роль отведена. Нас поддержали женские организации, министерство по делам семьи и молодежи. Решили в сентябре провести День отца. Но товарищи из Кабинета Министров Тимошенко забраковали. Под это ж должно быть финансирование. Это было в октябре, когда Тимошенко заявила, что кризиса в стране нет. На форуме мы говорили о роли отца в современной семье. Почему сейчас много гражданских браков? Одна из причин — брак не регистрируют, так как жена перестанет получать пособие как мама-одиночка. Добытчику сегодня непросто и одного ребенка прокормить в отличие от советских времен, когда и работа была, и зарплата. Я работал на заводе Ленина. Жена в декрете получала 35 рублей. У меня заработок до 300 доходил. Этого хватало и на продукты, и на одежду, и на коммунальные платежи. В Москву по восемь раз в году ездили к родственникам — 12,50 купейный билет стоил, на самолет — 22 рубля. Тогда престиж семьи был. Что у коммунистов мне нравилось, так это то, что делался упор на семью. Сейчас упор на бизнесменов и средний класс. А где он? Кто его воспитал?
— Не школе же воспитывать… А вы с какого года на общественной работе?
— В 1990 году учителя третьей школы выдвинули меня в городскую общественную организацию многодетных семей. У меня тогда было четверо детей. Стал заместителем председателя. Двадцать лет крутимся. Из первого состава остались Татьяна Навроцкая, Юлия Рубашкина — Артемовский район тянет, и я. Были и другие мужчины в организации. Приходили и уходили. С женщинами очень тяжело работать. В 2002-м зарегистрировал районную организацию в Каменном Броде. Помещения нет. Да и как его содержать? Бюджет денег не даст — многодетные незащищенные статьи бюджета.
— Спонсоры?
— У меня есть четыре человека. Стараюсь не трогать по безделицам, а только по важным вопросам — когда мероприятие для детей, когда заболел кто-то… В трудную минуту они помогут, а повседневно помогать ну, вы сами понимаете, тяжело. Есть предприниматель по переработке вторичных металлов в Каменном Броде Валентина Муха. У нас было партнерское соглашение: она организации помогает ежемесячно, а мы помогаем предприятию снизить арендную плату земли, потому что в прошлом году господа из горсовета в два раза повысили арендную плату за бросовую землю. Вот эти деньги, которые высвобождались бы, и шли бы на многодетных. Господин Кравченко отказал.
— Сколько в районе многодетных?
— В Камброде 110 семей. Процентов шестьдесят неблагополучные. До девяноста процентов в сложном материальном положении.
— Неблагополучные семьи это…
— Расшифровка? Родители пьющие, ведущие паразитический образ жизни... Дети состоят на учете в милиции и управлении по делам несовершеннолетних. В общем, это те, кто не смог приспособиться в этой жизни. Не нашли себя и считают, что им так легче жить. Понимаете, в такие семьи соваться бесполезно. Там дети привыкли к такому образу жизни и просто не понимают той заботы, которую мы пытаемся донести. Но, понимаете, это те, с кого и начинается наше общество. Это то большинство, которое и дает нам прирост населения.
— Будет ли большинство давать прирост населения завтра? Нормальные люди пытаются просчитать будущее. Экономический и политический кризис не придает оптимизма…
— В 2005 году я был на парламентских слушаниях по защите материнства и детства. Было озвучено, что в Украине порядка 360 тысяч многодетных семей. Сейчас их около 300 тысяч. Мы, многодетные семьи, взрослеем, стареем, омоложения нет. Только Западная Украина показывает прирост населения. Но мы знаем, что там папы и мамы, родив, уезжают на Запад, на заработки. О каком воспитании детей родителями тут можно говорить? Мамы да папы на заработках...
— Есть звание «Мать-героиня». Звания «Отец-герой» нет. Следовательно, на государственном уровне признается второстепенная роль отца...
— Впервые за последние годы недавно почетным знаком «Мать-героиня» награждены луганчанки. Знаете, как это было? Область награждение спустила на город, город на районы. Они оказались не готовы к такого рода мероприятиям. Нет отработанного сценария. Было это обыденно. Пригласили в кабинет председателя райсовета. Вручили цветы, сказали два слова… У меня есть свое мнение по званию «Мать-героиня». Сейчас его дают только за то, что женщина родила и воспитала детей. Но разве не важно, кем стали эти дети? Вот вам пример. В советское время в Каменном Броде была мать-героиня. Она воспитала не менее десяти детей. На начало 1990-х половина детей отсидела в тюрьмах! Звание «Мать-героиня» обесценилось. Потеряло тот смысл, который закладывался, когда звание учреждалось при Сталине. Эта женщина должна была воспитать достойных граждан.
Я вот что еще хочу сказать. Надо делать акцент не на многодетных, а на молодые семьи. Если не сделаем упор на поддержку семьи — процент неблагополучных выростет. У нас 90 процентов семей на меже. Они никогда не дотянут до среднего класса, которого у нас нет. У нас есть торговцы и покупатели. Нет производителя, рабочего класса. Луганск становится городом пенсионеров. У меня детвора в городе не останется. Даша поедет учиться. Паша говорит, что, отучившись на повара, уедет куда-нибудь. И я хотел бы уехать. В деревню. Но надо детей выучить. Вот и кручусь как черт в пекле.

Юрий Чепурнов.
19.02.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: