Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Ваше здоровье

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Ваше здоровье
Кровь — в качестве лекарства

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Ваше здоровье
К тревожным телефонным звонкам, устным и письменным просьбам о помощи на областной станции переливания крови давно привыкли. На этот раз звонили из Киева. Роженице экстренно требовался препарат иммуноглобулин-Д. На такой же киевской станции в городе Белая Церковь препарат прекратили производить. Там будущему отцу и посоветовали обратиться в Луганск. Взволнованный мужчина пообещал сразу же выехать за спасительным лекарством…






— Мы успокоили его и сказали, что препарат передадим сегодня же поездом, что будет гораздо быстрее. Утром следующего дня он забрал его у проводницы вагона. И в необходимые сорок восемь часов роженице ввели наш иммуноглобулин-Д, — так прокомментировала этот случай заместитель главного врача Луганской областной станции переливания крови Елена ФРОЛОВА. Она также ответила на ряд вопросов относительно и этого, и других препаратов из человеческой крови, производимых на станции, а также о развитии донорства в нашем регионе.
Сразу же замечу, что, по оценкам медицинских экспертов, луганская служба крови занимает одно из ведущих мест в стране как по числу доноров, так и по объему заготавливаемой крови и ее компонентов, и по производству препаратов из них. Конечно же, сегодняшние ежедневные семьдесят доноров — это значительно меньше, чем в советские времена.
Поэтому мой первый вопрос Елене Владимировне о том, сколько же крови собирается ежегодно?
— 16 миллилитров на каждого жителя области. Таким образом, мы выполняем рекомендацию Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ): ее норматив — 12 — 15 миллилитров. Напомню: на каждого жителя Украины заготавливается всего восемь миллилитров. Нет нужды говорить, насколько техногенный наш регион и насколько важно для спасения людей иметь гораздо больше крови, чем где-либо. Заготовкой крови на Луганщине, кроме нашей станции, занимаются станции переливания крови в семи крупных городах области, а в районных и городских больницах — специальные отделения. Налажена полная взаимозаменяемость: если где-то чего-то не хватает, можно быстро доставить из любого соседнего подразделения или из Луганска. Если в больнице нет своей специальной лаборатории, всю собранную кровь оттуда везут к нам, мы ее тестируем. И лишь после нашего заключения о безопасности кровь можно использовать по назначению…
— Уже насчитывается около двух сотен и медицинских, и социальных страхов — фобий. Есть среди них и та, что касается непосредственно нашей темы — гемофобия, то есть боязнь крови. Предполагается, что, когда человек видит кровь, он может или упасть в обморок, или начать кричать. Как убедить и донора, и того, кто получает его кровь, что все это для них безопасно?
— Боятся в основном доноры, а реципиенты (по-медицински — кто получает кровь) часто бывают в таких состояниях, когда они ничего не могут осознавать. Да, очень часто доноры, которые впервые пришли на пункт переливания крови, боятся ВИЧ-инфекции. Но мы их убеждаем в том, что эта процедура абсолютно безопасна — у нас есть одноразовые контейнеры для забора крови из пластика, которые затем утилизируются. Если человек ложится в больницу на плановую операцию и боится чужой крови, то он накануне может сдать свою, и ее ему затем перельют…
— Какое-то время тому назад нуждающимся в основном переливали кровь, а сегодня используются различные препараты из нее. В том числе и тот иммуноглобулин-Д, с которого мы начали это интервью. И ее требовалось гораздо больше, чем сегодня. Наверное, в том числе и для того, чтобы снять проблему боязни инфекции от чужой крови?
— Действительно, мы много производим препаратов из донорской крови. Это раствор альбумина различной концентрации, иммуноглобулины направленного действия и широкого спектра действия, в том числе противогриппозный, антистафиллококковый, противогерпетический, а также ряд препаратов для лечения воспалительных процессов, гемофилии (недостаточная свертываемость крови). Ведь, несмотря на обширную научную и практическую деятельность в трансфузиологии (наука о переливании крови — Ред.), искусственную или синтетическую кровь никому еще не удалось получить. Но эта наука развивается. Поэтому в восьмидесятые годы прошлого столетия перешли на переливание компонентов крови — при кровотечениях врачи применяют получаемую нами плазму, а эритроцитную массу — при ее дефиците в организме человека. Этим обеспечивается направленное действие препарата, и организм и без того больного или ослабленного человека не перегружается.
Главный врач нашей станции Павел Николаевич Малыш в этом году получил ученую степень доктора медицинских наук именно за вклад в изучение свойств эритроцитов. Все его научные разработки имеют практическую основу. Например, если мы сегодня используем растворы для стабилизации клеток крови импортного (Бельгия, Польша) производства, то уже на основе научных разработок нашего главного врача этот консервант вскоре будет производиться Луганской фармацевтической фабрикой.
Немаловажно и другое. Теоретическая возможность передачи инфекции через компоненты крови существует, а через препараты — нет. Ведь при процедуре изготовления последних действует целый ряд химических, физических факторов. При этом уничтожаются вирусы, бактерии и простейшие.
— В том числе и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ)?
— Мы обследуем кровь на наличие трех вирусов — гепатитов В и С, ВИЧ и на одну бактерию — бледную трепонему. Таково всеобщее требование, хотя в некоторых странах добавляют и ряд других вирусов. Напомню, что в 2004 году в Луганске был сдан в эксплуатацию лабораторно-производственный корпус нашей станции — единственный в Украине за последние годы. В нем мы очищаем обычную водопроводную воду так, как этого достигают на фармацевтических фабриках — до уровня воды для инъекций, а ультрафильтрация очищает ее и от вирусов. Мы сублимируем (высушиваем) плазму, переводя ее из замороженного состояния в сухое, минуя жидкую стадию. Затем этот порошок разводится в воде до необходимой концентрации, а ведь до этого плазму всегда вводили только одной концентрации. При производстве из такого порошка различных иммуноглобулинов также можно регулировать наличие в них антител — антигриппозных, антистафиллококковых, противогерпетических…
— Применять ваш иммуноглобулин рекомендуют врачи в период эпидемии гриппа…
— Лучше за два месяца до предполагаемой эпидемии пройти вакцинацию. Если человек не успел пройти вакцинацию от гриппа, побывал среди гриппующих, или в его коллективе эпидемия — нужно назначать противогриппозный иммуноглобулин. В этом мы убедились на своем коллективе. Единственное противопоказание — аллергическая реакции на чужеродный белок…
— Как вы отметили, наука по переливанию крови — трансфузиология — не стоит на месте. Что еще заслуживает внимания из ваших разработок и над чем трудится ваш коллектив сегодня?
— Мы на каждое заболевание находим свои пути борьбы с ним. Так, два года назад начали производить иммуноглобулин против герпеса, что актуально для лечения опоясывающего лишая. От герпеса вылечиться невозможно, поскольку почти все население им инфицировано. У кого-то он проявляется сильнее, у кого-то — слабее. Первым без нашего препарата не обойтись. В прошлом году наладили производство иммуноглобулинов с антителами против ТORCH-инфекций. Это не одно заболевание, а целая группа (TORCH — T-токсоплазмоз, O (others) — другие инфекции (в том числе и ВИЧ), R-краснуха (rubella), С-цитомегаловирус, Н-герпес — Ред.). Киевские клиники заказывают эти иммуноглобулины, обеспечивая нас сырьем.
Собираемся производить иммуноглобулин против цитомегаловируса. Этот вирус особенно опасен для беременных женщин. Производим также иммуноглобулины для борьбы с синегнойной палочкой, для помощи обожженным людям.
Самый экстренно востребуемый наш препарат — названный выше иммуноглобулин-Д. Его мы выпускаем в ограниченном количестве, но для нужд области он есть всегда — его и больницы заказывают, и родственники могут купить в нашей аптеке. Одной дозы достаточно для проведения профилактики родильниц…
— Но вернемся к тому, чего больше всего боятся и доноры, и пациенты больниц, — ВИЧ-инфекции. Человек может и не знать о ее существовании в своем организме и придет сдавать кровь. И второй вопрос: как избежать ошибки в установлении наличия ВИЧ-инфекции?
— Вся полученная от доноров за день кровь, от каждого в отдельной упаковке, а всего это около тридцати литров, складируется, а вечером ее исследуют четыре врача и восемь лаборантов. Каждый врач исследует кровь только на один вирус. Выявленную «плохую» кровь, в том числе и с ВИЧ-инфекцией, утилизируем — около двух с половиной процентов от собранного за год количества крови.
Наши данные об обнаружении ВИЧ-инфекции — не окончательные. Мы передаем данные на такого человека в Центр СПИДа, где проводится еще одно исследование, специфическое, так называемая верификация.
… Когда мы покидали здание областной станции переливания крови, к нему подъехала еще одна «неотложка». Значит, кому-то еще понадобилась кровь для спасения жизни…

Интервью провел
Борис ЛИТВИН.
Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.
20.12.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: