Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Луганщина: люди и судьбы

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Луганщина: люди и судьбы
Яркий след судьбы шахтерской

Речь пойдет о Сергее Илларионовиче Воротникове — Герое Социалистического Труда, бывшем бригадире добычной бригады шахты имени С. В. Косиора, что в Перевальском районе, увы, теперь уже тоже бывшей шахты.





Более ста горняков Луганщины советской эпохи получили высшее трудовое звание, шестеро уже в новое время стали Героями Украины. Каждый из них отмечен по заслугам. Но не каждому было дано стать первопроходцем в совершенствовании технологии, организации добычи угля. Воротников таковым стал.
Кто-то сказал: все гениальное просто. Действительно, наш земляк из Кадиевки Алексей Стаханов всего лишь разделил операции в лаве: забойщик орудует отбойным молотком, крепильщик — крепит. На этой кажущейся простоте, давшей мощный толчок росту производительности труда, в 30-х годах родилось всесоюзное стахановское движение. Краснодон-ский горняк Николай Мамай в конце 50-х предложил тоже до предела простую формулу: «Каждый член бригады в каждую смену добывает одну тонну угля сверх плана». Так родилось второе по размаху в масштабах Союза мамаевское движение.
Третьим в этом ряду стоит движение за создание комплексных суточных бригад, которое тоже выплеснулось из пределов Луганщины, стало всесоюзным, а по имени его «зачинщика» — воротниковским.
Общепризнанный, подтвержденный официальными органами и документами факт: в 1962 году на шахте имени С.В. Косиора на базе сменных бригад впервые в истории угольной промышленности СССР под руководством С. И. Воротникова создана сквозная суточная комплексная бригада рабочих по добыче угля, и вскоре опыт воротниковцев стал достоянием всех других добычных коллективов отрасли, что позволяло в 1,5 — 2 раза увеличивать нагрузку на очистной забой. Опираясь на этот опыт, в 70-х на ежегодную добычу угля в миллион и выше тонн восходили бригады ныне дважды Героя Владимира Мурзенко, Героев Соцтруда Александра Колесникова, Николая Скрыпника.
Предельно кратко о своем новаторстве говорит С.И.Воротников: «Наша новая организация труда была проста: одна лава, одна бригада. Добыча в «общий котел». Из «общего котла» и зарплата на всех. В каждой смене — звено. Бывшие бригадиры стали звеньевыми. Пересменку делали без остановки комбайна. Я — сквозной бригадир, ходил в ту смену и с тем звеном, куда считал необходимым по обстановке. К тому времени умел выполнять любую операцию в лаве. Смежными профессиями постепенно овладели все в бригаде. Взаимозаменяемость стала полная. Как и взаимопомощь, взаимоподстраховка. Наивысшая нагрузка на лаву достигнута в 1967 году — 1288 тонн в сутки. Вообще же в период по 1972 год ниже тысячетонной суточной нагрузки на лаву бригада не опускалась».
Немногим из нынешних добычных бригад удается выйти сегодня на тысячетонную суточную нагрузку...

Штрихи из биографии Героя
После службы в рядах Советской Армии в 1953 году стал навалоотбойщиком шахты № 2-бис в Паркоммуне (ныне г. Перевальск). Испытывал, закалял характер на пласту с громким именем «Победа». Мощность пласта 0,5 метра.
Рабочее место в недрах земли — щель шириной полтора метра, высотой пятьдесят сантиметров, длиной сто метров. Это вам даже не пешком под стол ходить. Это, как в стихах Николая Анциферова: «Я работаю, как вельможа, я работаю только лежа. Не найти работенки краше, не для каждого эта честь. Это только в забое нашем, только лежа — ни встать, ни сесть».
14 февраля 1966 года присвоено звание Героя Социалистического Труда. Тем же Указом Президиума Верховного Совета СССР сорок четыре члена их бригады награждены орденами и медалями. Впервые в практике так массово на государственном уровне были отмечены заслуги коллектива.
29 марта — 8 апреля 1966 года С.И.Воротников в качестве делегата принимает участие в работе ХХIII съезда КПСС. От всех горняков СССР ему, как единственному и первому шахтерскому делегату, предоставляется право выступить с речью. Нелегко было выступать после страстного слова Михаила Шолохова в защиту духовности, но горняк не подвел Луганщину.
Январь 1971 года. Начальнику их участка Григорию Моисеевичу Лукьяненко присвоено звание Героя Социалистического Труда. И это тоже редчайший в практике углепрома случай, когда высшее звание дается руководителю и бригады, и участка.
Апрель — май 1964 года. Одна из первых советских делегаций по линии укрепления межгосударственных связей отправляется в США. В ее составе — бригадир Воротников. Многодневные поездки по городам Штатов, многочисленные встречи, огромные возможности для сравнения образа жизни и вывод : в гостях хорошо, а дома — лучше.
Он много повидал на своем веку. Он — прекрасный рассказчик, в чем можно убедиться из этих коротких воспоминаний.

О министре углепрома СССР Борисе Братченко
«Обратился я к Борису Федоровичу посодействовать приобрести чехословацкий угольный комбайн, разрекламировали эту новинку. Министр толково пояснил: «Ну, дам я вам этот комбайн. Малейшая поломка — езжай в Чехословакию за запчастями. Лучше возьмите два отечественных, выйдет из строя — вы его в своей кузне кувалдой вылечите».
«Созвали совещание бригадиров в Москве. Мы одеты кто во что горазд. А они, начальники, все в пыжиковых шапках. Я с трибуны и скажи: «Борис Федорович, у нас шапки, как у фрицев под Сталинградом». Совещание только закончилось, — а партию «пыжика» уже доставили, продали каждому по шапке».
«Как-то после совещания в Луганске пригласили его отдохнуть «на полянке». Развели костерок, приготовили шашлык, налили по стопке. А споры вокруг вопросов совещания не утихают, злые все какие-то. И тогда Борис Федорович взял в руки баян и говорит: «Давайте лучше я для вас сыграю». Он отлично играл и неплохо пел.

Об Алексее Стаханове
«Решили пригласить на шахту Алексея Стаханова. Доставили из Тореза «Волгой». Оживление полнейшее. Народу набилось в зал — сегодня на суперзвезд такие аншлаги не собирают! И вот вышел он на сцену, к трибуне. Высокий, чуть сутуловатый, пожилой человек. Лицо в глубоких морщинах, руки сбитые. Видно, что хорошо поработал на своем веку. Но в нормальном для его возраста состоянии. Говорил просто и доступно о рекорде, о жизни, о соратниках, о Сталине. Со знанием дела размышлял о месте угля и шахтера в экономике страны. Слушали с величайшим вниманием. И только необходимость отправлять смену в шахту заставила нас прервать эту часть встречи. Алексей Григорьевич сказал: «Пора в шахту. Забой ждет. Будем одеваться в шахтерки».
Для него уже был приготовлен новый комплект спецовки, лампа, самоспасатели — все как положено. Облачились. Еще раз сверились с маршрутом следования по горным выработкам. Все это время рассказываем гостю о нашей лаве: как отрабатывается, какие показатели.
Подходим к клети, ждем посадки. Алексей Григорьевич говорит: «Сережа, ты мне так хорошо рассказал о лаве, что я все понял. Скажи, нужно ли мне, в мои-то годы опускаться в шахту? Что ты мне там покажешь такого, чего я никогда и нигде не видел? Белых медведей или верблюда?»
У меня и до этого шевелилось смутное чувство: ну зачем мы потащим по нашим выработкам этого довольно-таки пожилого, если не сказать старого, уважаемого человека. Поэтому я с душевным облегчением воспринял его просьбу-вопрос: надо ли… — Предложил встречный план: тогда, Алексей Григорьевич, просим вас к столу, не откажите.
Мы долго, не один час сидели. Сначала вроде бы определились посидеть за столом в узком кругу. Но потом незаметно круг расширился, подсаживались товарищи. Понятное дело, с «гостинцем» подсаживались, ведь самому Стаханову пол-литра ставили, кому такое из нас выпадало! Пил Алексей Григорьевич как все. Не жеманничал, не ждал особых приглашений, не торопил и, главное, — не терял нити разговора, вопросы задавал и на вопросы отвечал по делу. Ну не заметили мы в нем особого пристрастия к стакану. К концу того застолья был он, как говорят, в одном градусе с нами. Нормальный мужик наш Стаханов — на такой оценке все мы сошлись».
* * *
Ему под восемьдесят. Но он по-прежнему в активном рабочем строю. Начальник группового учебно-курсового комбината в системе «Луганскуголь» Сергей Илларионович со своим коллективом готовит молодежь для шахтной работы. Он частый и желанный гость в Донбасском техническом университете (Алчевск), в Перевальском горном техникуме, где буквально вдалбливает в головы будущих техников, инженеров необходимость верного служения углю.
Его реакция на нынешние бесплодные попытки возродить былую заботу государства о шахтере: «Если вы, власть имущие, не на словах, а на деле обеспокоены повышением престижности подземного труда, как самого тяжелого и опасного, верните шахтеру то, что он имел в советское время — первое место по зарплате, пенсии, выделенную квартиру, путевку для оздоровления…»
Ревностно относясь к истории Донбасса, он задает во властных инстанциях вопрос: на Селезневских рудниках, — а это Паркоммуна — Перевальск, — начинал свой рабочий путь будущий министр углепрома СССР послевоенного времени Александр Задемидко, почему бы в Перевальске не увековечить его память?
…Из ста с лишним Героев Соцтруда — шахтеров Луганщины в живых остались единицы. Из двенадцати Героев «Луган-скугля» в боевом строю лишь Воротников. В октябре будущего года Сергею Илларионовичу исполнится восемьдесят. Немногие так прославили область, как сделал это он. Есть высокое звание «Почетный гражданин Луганщины». И разве не достоин быть кандидатом на это звание бригадир Воротников, зачинатель знаменитого воротниковского движения, оставивший яркий след в истории угольного края?

Юрий Чепурнов.
13.12.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: