Сегодня

Украина и ЕС: норвежская модель, турецкий путь или буферная зона

Украина и ЕС: норвежская модель, турецкий путь или буферная зона
Украина и ЕС: норвежская модель, турецкий путь или буферная зона
Саммит Украина-ЕС,В завершившийсяВ 13 июля без подписания итогового заявления с поминанием перспектив членства Украины в объединении, показал необходимость определения новой европейской политики Украины. По данным СМИ, политическое руководство Германии, Франции и Нидерландов и слышать не хочет о перспективе полноправного членства Киева.В  В После вступления в силу безвизового режима и завершения эпопеи с соглашением об ассоциации и свободной торговли наступает новый период в отношениях Украины с ЕС, когда предстоит сосредоточиться на практической работе по евроинтеграции, которая не сулит шумных празднований.В  В комментарии LIGA.netВ эксперты-международники высказались о том, почему в ЕС не готовы предоставить Украине перспективу членства, движется ли Украина по пути Турции, которая безуспешно пытается попасть в ЕС уже свыше 50 лет, и какой должна быть модель отношений между Украиной и ЕС в будущем. Текущая ситуация напомнила о норвежской модели отношений с Брюсселем: глубокая экономическая интеграция, синхронизация законодательства, ассоциированное членство в Шенгенской зоне (впрочем, норвежцы после неудачной попытки расширения в 60-х годах прошлого века, сами не спешат вступать в ЕС, евроскептицизм в этой стране имеет давние традиции, а социально-экономическая ситуация в Норвегии лучше, чем в большинстве стран союза).В 
Украина и ЕС: норвежская модель, турецкий путь или буферная зона
Михаил Минаков, политический философ, президент Фонда качественной политики - Сюрприза в том, что саммит прошел без итогового заявления нет, сюрприз в том, что наш президент и наш МИД настаивали на принятии такого заявления. После меморандума от 15 декабря 2016 года, где четко указано, по настоянию Нидерландов, что соглашение об ассоциации для Украины не должно предусматривать перспективы членства для Украины, вдруг мы возвращаемся к этому вопросу. Да, для нас это болезненно и неприятно, что европейцы отказывают нам в перспективе членства, ведь все предыдущее десятилетие Украина и Брюссель жили в условиях амбивалентности. Брюссель никогда не прописывал отказ нам в перспективе членства, хотя в ЕС многие говорили, что такой перспективы нет, но это было устно. С другой стороны Киев неоднократно соглашался с тем, что не нужно прописывать в документах перспективу членства. С декабря прошлого года амбивалентность в этой ситуации исчезает под влиянием референдума в Нидерландах. Сейчас ЕС согласен на экономическое сотрудничество и сближение политическое, но без перспективы членства. Для нас это означает, что наша европерспектива должна быть переосмыслена.В  Пока что речь идет о турецком варианте (Турция подписала соглашение об ассоциации с ЕЭС, предшественником ЕС, в 1963 году, вступила в Таможенный союз с ЕС в 1996 году, а переговоры о полном членстве стартовали в 2005 году, но безуспешно, - ред.)для Украины. В Европе понимают, что Брюссель уже не может влиять на уровень коррупции, на затягивание с реформами, засилие олигархических кланов в Украине, и концентрируются лишь на экономическом сотрудничестве. В Раньше Франция и Германия направлялись в сторону готовности обсуждения перспективы членства в ЕС для Украины, но референдум в Нидерландах повлиял на их позицию, и есть ряд других стран - Австрия, Венгрия, Польша, которые все меньше готовы одобрить перспективу членства. Сейчас в Центральной Европе возникает идея, что Украина - это буферная зона, которая будет отделять Центральную Европу от России. Единственный способ европеизации Украины в таких условиях - создать Европу в Украине, принимать европейскую модель, практику, институты без ожиданий того, что нас готовы будут принять в ЕС. Дешевый политический успех на этом не построишь, и тут президенту нужно смириться. В 
Украина и ЕС: норвежская модель, турецкий путь или буферная зона
Николай Капитоненко, доцент Института международных отношений КНУ им. Т. Шевченко - Мы построили наше сотрудничество с ЕС с упором на безвизовый режим, и было понятно после референдума в Нидерландах, что речь не идет о вступлении в какой-то обозримой перспективе в ЕС. Я думаю, что следующее расширение будет касаться Балкан, и перед перспективой членства все балканские государства вероятно станут раньше, чем Украина. Как раз с помощью институтов ЕС можно решить проблемы региона, и то, что в этом регионе государства слабые и недееспособные - не угроза ЕС, а своеобразный вызов, вполне преодолимый. Есть разные стратегии к странам Балкан и странам Восточного партнерства. В отношении Балкан стратегия предусматривает перспективу членства, а в отношении Восточного партнерства - просто обеспечение стабильного пространства на границах ЕС. Подход к нам и Северной Африке по сути одинаковый, даже инструменты те же. Мы для ЕС такое же пространство, где есть угрозы, которые после 2014 года выросли.В  Не только Нидерланды, но и страны, которые занимают лидерские позиции - Франция и Германия -сейчас, когда ЕС находится в кризисе, не будут на себя брать какие-то повышенные обязательства и тем самым выбиваться из общего знаменателя интересов стран-членов ЕС. Говорить о членстве Украины в ЕС в ближайшие 10 лет вряд ли будет возможно. Нам действительно нужно стать нормальным демократическим государством с приемлемыми показателями в экономике, с меньшей коррупцией, чтобы вообще начинать об этом разговор. Мы можем упереться и превратить положение о перспективе членства в предмет конфликта на любых переговорах. Можем наоборот отказаться от этого и предложить что-то достижимое. Один из сигналов этого саммита - нужно второй путь выбирать. Я бы предложил работать над договорной базой, адаптацией украинского законодательства к европейскому. Есть опыт расширения ЕС, реализации других соглашений об ассоциации, нам нужно более полно пользоваться преимуществами, которое дает соглашение об ассоциации и работать над законодательством, то есть интеграцией не на словах или в политическом плане, а в самом практическом. И нам лучше стремится к модели взаимоотношений, которая сложилась между ЕС и Норвегией, а не к модели взаимоотношений между ЕС и Турцией. В Турции вопрос евроинтеграции превратился в предмет спекуляций, внутриполитической борьбы, десятилетиями накапливаются цели, которых не возможно достигнуть. В 
Украина и ЕС: норвежская модель, турецкий путь или буферная зона
Дария Гайдай, аналитик Института мировой политики Сейчас в ЕС нет согласия в отношении своего будущего и так получилось, что Украина очутилась в центре дебатов об этом. Досадно, что страны ЕС не понимают, что неопределенность в отношении перспективы членства может нанести ущерб европейской интеграции Украины. Имеет место недооценка символического значения такого решения в условиях войны и сложной экономической ситуации в стране. Франция и Германия, локомотивы ЕС, решили, что не стоит из-за нескольких слов начинать внутреннюю дискуссию в объединении. Претензии, которые есть в ЕС в отношении украинского руководства относительно реформ, торможения имплементации соглашения об ассоциации - есть, однако они не должны подрывать фундаментальных вещей. Каким будет ЕС, когда Украина будет готова присоединиться - это вопрос будущего. Однако Украина - ключевой партнер ЕС, имеет европейские устремления и имеет право их озвучить. Конечно, для Украины лучшей моделью взаимоотношений с ЕС является норвежская, которая уже по многим вопросам адоптировалась к европейским нормам, но пока не имеет намерения вступать. Сейчас ЕС переживает кризис, связанный с Brexit, когда одна из стран покидает объединение, и с другой стороны видим торможение евроинтеграции на Западных Балканах. Пока не будет решены вопросы Brexit и следующего расширения на Балканах, трудно спрогнозировать, какие будут отношения с Украиной. В то же время мне кажется сравнение Украины с Турцией было бы некорректным, так как это особый случай, ее отношения с ЕС сейчас строятся в совсем другом контексте, чем отношения Украины с ЕС. Турецкий случай всегда был особенным. В Европе всегда существовали противники интеграции мусульманских стран. Кроме того, Турция никогда не была беспроблемным кандидатом - всегда был багаж, который тормозил этот процесс - нарушение свободы слова, прав человека, неприятие европейских ценностей. В 

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: