Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Премьеры

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Премьеры
… И сердце рвалось на части

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Премьеры
Долгожданная премьера «Тараса Бульбы» наконец состоялась. Луганский академический украинский музыкально-драматический театр представил свою версию всем известного гоголевского произведения. И несмотря на то что в программке значился жанр «епічна драма», зрители увидели настоящую трагедию человеческого духа, трагедию сильной личности, трагедию одной семьи. Такой мощный спектакль стоило подождать.






Драматург Леонид Тома написал совершенно оригинальную пьесу по повести Гоголя на украинском языке. Признаюсь честно, были опасения относительно перевода монологов главного героя, где восхваляется Русская земля. Ведь в нашумевшем переводе Садовского слово «русский» в любых вариациях вообще исчезло (заметьте, не в оригинальном произведении, а в переводе гоголевского текста!). На смену ему пришли слова «український» и «козацький», а еще «рідна земля». Тома же, взяв за основу сюжет повести, и вовсе не обязан был строго придерживаться языкового соответствия. Но драматург не стал в корне искажать суть написанного классиком. Наряду с «українським», «козацьким», «рідним», «слов’янським», мы слышим «князі руського роду», «Руська земля». Возможно, потому, что главное для автора — накал страстей не политических, а общечеловеческих.
Режиссер-постановщик спектакля «Тарас Бульба» заслуженный деятель искусств Украины Владимир Московченко в интервью перед премьерой сказал:
— Навіщо ми взагалі взялися за цю історію? Бо це не історія про героїчного Тараса, це — історія трагедії Тараса, який певний час був змушений займатися кривавими справами, втратив обох синів і, врешті-решт, зупинився, відчувши безвихідь. Ключова сцена повісті, коли герой повертається, загубивши люльку, мені здається трохи нереальною. Хіба може сильна й розумна людина так безглуздо ризикувати собою заради люльки? Але якщо трактувати цей епізод як символ, то все стає на місця: дійшовши певної межі, людина не бачить сенсу йти далі… Головна мета — через трагедію Тараса показати трагедію всього нашого народу, що, на жаль, і зараз тупцює на тому порозі, за яким може початися розбрат та кровопролиття. Тому говорити про це треба. П’єса написана як крик — чому зараз нема таких Тарасів, таких сильних особистостей.
Потом зрители стали участниками напряженно-динамичного полуторачасового действа. Оно захватывало настолько, что поневоле ощущали запах порохового дыма на поле сражения, пытались пригнуться, когда в ход шли сабли, страдали и умирали вместе с героями.
Как всегда, на высоте была Ирина Лубская (сценография и костюмы), сумевшая не просто воссоздать историческую атмосферу, но и сделать ее вневременной; показать украинский народный колорит, традиции и возвести их в ранг духовной гордости. Восприятие происходящего идет на трех уровнях. В самом верху — очертания скорбящей женщины, раскинувшей свои руки над всеми нами. Это и Богородица, и Отчизна, и мать. Ее белое одеяние — экран, на котором возникают видеокадры природного богатства родного края, козацких забав и сражений, крепостных стен и башен… Они — и фон, и суть, и символ. Огромный огненный крест заслоняет женское очертание в финале как предупреждение ныне живущим. В самом низу, под сценой — авторский уголок. Здесь находится Автор (народный артист Украины Александр Морозов), который посвящает нас во все тонкости представляемой истории. И вместе со зрителями наблюдает за разыгрываемой чуть выше трагедией — разыгрываемой на сцене жизни.
Музыку к спектаклю написал Сергей Турнеев. Она выступает как действующее лицо, как связующее звено между эпизодами и как сильный эмоциональный раздражитель (обостряет чувства). Не уступает ей и хореография Владимира Онищенко — разножанровая, самобытная и всегда уместная.
Давно в украинском театре не ставили столь массовых спектаклей: задействован весь творческий состав. Причем многоголосый и многоликий ансамбль был настолько сыгранным, что казалось, будто постановка — совсем не премьерная, а неоднократно «выходившая» к зрителю. Браво!
Ох как хорош в общей массе Анатолий Яворский! Хотя его персонаж даже не имеет имени — просто Козак. А может, и не просто. Может, это — собирательный образ. Во всяком случае, актер сделал своего героя ярким, запоминающимся. Продумал внешний облик: прическа а-ля «оселедець», рассеченная бровь, турецкая серьга в ухе, меховая безрукавка на голую грудь. И как мастерски он владел саблей, двумя саблями, копьем! Его акробатические трюки восхищали.
И как хорош эпизодический персонаж еврей Янкель в исполнении Леонида Лисняка! Браво!
Необыкновенным лириком и нежным романтиком предстал перед нами заслуженный артист Украины Александр Редя в роли Андрия. Его «мазунчик» бесстрашен в бою, лихо управляется с саблей и владеет приемами боевых искусств, но становится мягким, как пластилин, рядом с любимыми людьми. Мать, Панночка и даже Тарас… Сцена встречи отца и сына после предательства — одна из самых впечатляющих. Свое предательство Андрий воспринимает как боль отца, от которой он немеет и цепенеет. Она полностью поглощает его любящее сердце. Думается, в тот момент для Андрия не существует и смерти. Именно с этой болью он умирает.
Многие сцены заставляли откровенно плакать не только представительниц слабой половины человечества в зале, но и вынуждали прятать глаза убеленных сединами мужчин. Молитва-благословение матери, провожающей на войну сыновей, в исполнении народной артистки Украины Натальи Коваль — это подавляемый крик-проклятие детоубийцам. Убийство Тарасом (народный артист Украины Михаил Голубович) Андрия, прощание с собственноручно убиенной кровиночкой — и сердце рвется на части! Тарасово сердце и зрительское… Частички сердца собираются вместе — и снова разлетаются: на глазах у Тараса четвертуют второго сына Остапа (Роман Гребешков), а он не может этому помешать. И уже без сердца Бульба лютует в бою — так, что его соратники пугаются этой ярости… И вот уже потеряна злополучная люлька, за которой Тарас идет к верной гибели… И разожжен костер у ног прикованного к столбу могучего богатыря…
Знакомая со школьной скамьи история. А в ней — невероятная боль. Ее и переживают вместе со зрителями артисты академического украинского.


На премьере побывали
Ирина ЛИСИЦЫНА
и Юрий СТРЕЛЬЦОВ (фото).

22.11.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: