Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Реалии

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Реалии
Парадоксы «большого зерна»

— Как вы думаете, что лучше — большой урожай или маленький? — своим парадоксальным вопросом Александр Лавренко опередил мои расспросы о том, как развивается возглавляемое им сельскохозяйственное общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Виктория».






И вскоре стало ясно, почему высокие урожаи для «Виктории»… невыгодны. Что это — случайность или закономерность?
Александр Лавренко считает, что это — система. И «обкатана» она помимо воли крестьян:
— Выращивать высокие урожаи сегодня не проблема. Можно за-программировать урожай любой сельхозкультуры на уровне европейского, и сделать все для достижения намеченного. Ну, может, лишь погода несколько подпортит ваши планы. Проблема же — в реализации полученного зерна пшеницы, подсолнечника. В этом году мы собрали урожай зерновых культур в два раза больший, чем в 2007-м. А настоящей выручки от продажи я еще не видел: цены на зерно упали по сравнению с прошлогодними очень резко. Да тут еще и элеваторы начали очередную игру против крестьян…
Суть этой «игры», по словам Александра Лавренко, в следующем. Допустим, вы отправляете на элеватор пару КамАЗов с прицепами, груженные продовольственной пшеницей урожая-2008, и рассчитываете получить солидную оплату. Ну, так тысяч пятьдесят-шестьдесят гривень. А если реализуете пару тысяч тонн — то счет, по идее, должен идти на миллионы. Так и было в прошлом году, когда урожай — «благодаря» погоде — выдался не таким щедрым, как нынешним летом. А на элеваторе вам говорят: ваша пшеничка всего-навсего шестого класса. То есть фуражная, та, что в лучшем случае годится только на корм скоту. Значит, и цена — соответственная…
— Все элеваторы, строившиеся в том числе и за счет крестьян, держава отдала в частные руки, и нет никакого контроля за их деятельностью… — сетует Александр Лавренко.
— Может, действительно, это зерно — именно шестого класса? Кто, кроме лаборатории того же элеватора, может подтвердить качество вашего зерна? Вы можете приобрести такой прибор, чтобы доказать обратное?
— Приобрести такой прибор можно, но его показания для работников элеватора не указ. Вот наглядный пример. Недавно мы приобрели прибор для анализа качества молока. Проверили цистерну молока и отправили на молокозавод. А там говорят: «Ваш прибор неправильный»! и доказать обратное — практически невозможно!
В Луганске есть частная мельница, ее хозяин по приемлемой цене приобретает у меня зерно — то
самое, которое элеватор считает фуражным, проводит собственный анализ на качество. И спокойно мелет это зерно на муку, печет из нее нормальный хлеб. Себе же в убыток он не будет поступать. У нас есть собственная мельница, и мы тоже печем в селе хлеб из муки из этого же зерна. И наша мука не хуже той, что производится на «Луганскмлине», в «Агротоне». Тот, кто хотя бы раз в жизни испек что-нибудь из муки, в следующий раз сразу скажет, из какого она зерна: подходит тесто или не подходит, плывет или не плывет…
В итоге в нынешнем году Александр Лавренко сдал 2000 тонн зерна по цене шестого класса. В прошлом году за такой объем он получил ровно на один миллион гривень больше. Скажите: кто, с каких пор возвел украинских крестьян в богатое сословие, которому доставляет удовольствие разбрасываться миллионами? А в хозяйственных хранилищах Александра Лавренко лежат, ожидая благосклонности зернотрейдеров, между прочим, еще три тысячи пятьсот тонн пшеницы.
— Ныне такую якобы фуражную пшеницу свозят в морские порты Украины и отправляют за границу как продовольственную. В 2007 году подобного не происходило. Возмутились ли наши государственные мужи такими действиями? Нет, они озабочены лишь остановкой доменных печей, потому что они приносят державе валюту. А то, что собственные крестьяне, если бы их не обдирали со всех сторон, могли бы стать инвесторами для отечественной промышленности, никого не волнует. Я вспоминаю, как лет десять назад аграрии страны с огромным трудом поднимали с колен сельскохозяйственное производство. С каждым новым урожаем мы позволяли себе приобрести новую технику, и тем самым инвестировали и возрождали отечественные заводы сельскохозяйственного машиностроения. Сегодня, получая на круг по сорок центнеров зерновых, мы в состоянии сделать растениеводство прибыльным. Но только при условии, что у нас купят урожай по экономически обоснованной цене. Да, это наш бизнес, но мы фактически содержим села, в которых работаем. Мы обеспечиваем 800 своих пайщиков арендной платой — уже и за этот год выплачиваем три процента от денежной оценки их земельных участков. Кто хочет — берет сельхозпродуктами, кому необходимы наличные средства — берет деньгами. У нас много работников, фонд зарплаты составляет 240 — 250 тысяч гривень в год, соответственно,
в Пенсионный фонд перечисляем
70 тысяч гривень, платим в бюджет другие налоги.
— Неужели теперь вы разуверились в пшенице и не стали сеять озимые?
— В этом году погода позволила нам, крестьянам, вырастить щедрый урожай, — продолжает Александр Лавренко. — И при всех сложностях с его реализацией мы не опускаем руки, поэтому и посеяли озимых столько, сколько и прошлой осенью. Хотя оборотных средств имеем немного, все же смогли приобрести необходимое количество минеральных удобрений на запрограммированный нами урожай-2009. Мы сеем зерновые, потому что другого выхода нет. От выгодного сегодня рапса мы пока отказались: для этого нужен свой элеватор, где можно было бы регулярно просушивать эту прихотливую культуру. А на чужих элеваторах есть свой рапс, и нас там с нашим урожаем не ждут.
— Урожайность и качество зерна зависят от своевременной подкормки удобрениями, применения средств защиты растений. Вы можете позволить себе такую агротехническую роскошь?
— Ежегодно мы вносим около двадцати тысяч тонн перегноя, а надо бы в четыре-пять раз больше. Это трудоемкая операция, а дизельное топливо для тракторов довольно дорогое. Но все же мы из года в год улучшаем плодородие полей. Но не так, как хотелось бы. Я изучал опыт немецких сельхозтоваропроизводителей — и в животноводстве, и в растениеводстве. Чтобы получить урожай в 70 — 80 центнеров с гектара, они проводят 15 — 20 обработок посевов различными препаратами. А мы — всего три раза. Как видим, соотношение не в нашу пользу…
Радует Александра Григорьевича пока лишь то, что растет цена на зерновую кукурузу. Ее уборка заканчивается, и урожай в целом ожидается неплохой. Надеется, что смогут погасить кредиты за счет «царицы полей»:
— Зерновая кукуруза дает урожайность в 40 центнеров с гектара, а на отдельных участках и пшеница достигала семидесяти центнеров. Если бы дали полям все, что необходимо, то и сто центнеров можно получать… — говорит фермер, подразумевая парадоксы отечественной экономики, связанные в том числе и с особенностями кредитования, и погашения банковских займов…
И все же Александр Лавренко считает себя больше оптимистом, нежели пессимистом, и он надеется, что родное государство, которое рьяно рвется в Европу, в конце концов начнет по-европейски относиться и к собственному крестьянству…


4.11.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: