Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - К 90-летию комсомола

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - К 90-летию комсомола
«Моя любовь на всю жизнь!»

Всего четыре записи в трудовой книжке луганчанки Майи Ивановны Вакулы.
И все они связаны с комсомолом. «А ничего другого у меня и не было», — перелистывала пожелтевшие странички наша собеседница. Правда, чуть позже со смехом добавила, что есть у нее в трудовой книжке еще запись о том, что она может пользоваться привилегиями по какому-то там постановлению Верховного Совета не существующего уже СССР: «Какие там привилегии! Пенсия да субсидия — вот и все».
Ее общий комсомольский стаж — 22 года. В ряды ВЛКСМ вступила в 9-м классе — в 1952 году
в Нижнедуванской средней школе, которую по сей день для себя считает самой лучшей. Майе нравилось работать в школьной пионерской организации, поэтому не стремилась подавать заявление на прием в комсомол, тем более что в то время отбор был очень строгий. А толчком стал разговор с мамой, узнавшей, что дочь пришла из школы пораньше по причине проведения отчетно-выборного комсомольского собрания: «А ты почему там не осталась?»
— Я ж ведь не комсомолка!
— Отец не одобрил бы такое поведение, — укоризненно покачав головой, сказала мама. Упоминание о погибшем на фронте отце-коммунисте резануло душу. Решение было принято.




Поступление в Харьковский университет на филологический факультет припало на 1954 год, который был очень «урожайным» на абитуриентов — как раз настал черед получать высшее образование детям военной поры, не доучившимся в свое время. Конкурс был — до 24 человек на место. В итоге на стационарное отделение Вакула не поступила, а вот на заочное ее сами пригласили. Поэтому она вернулась домой и приняла предложение работать старшей пионервожатой в школе в соседнем селе Ново-Красное (Нижнедуванский район). Так появилась первая запись в трудовой книжке.
Через четыре года ее пригласили на работу в Нижнедуванский райком комсомола на должность инструктора по школам. А потом еще «выше»:
— Тогда особо не спрашивали желания. Было слово «надо». Поэтому звонят мне и говорят: «К девяти часам тебе надо быть в обкоме комсомола. С расчетом задержки дня на три». Приезжаю. Узнаю: меня берут инструктором школьного отдела сельского обкома комсомола. В четыре часа утвердили на бюро обкома, а в шесть часов на собрании избрали еще и секретарем комсомольской организации обкома. Вот так повернулась судьба.
За девять лет ее работы инструктором в отделе школьной молодежи сменились три секретаря обкома, курировавшие это направление работы: Алла Погорелова, Лидия Калинская, Екатерина Фоменко. Как вспоминает Майя Ивановна, работать лучше всего было с Лидией Яковлевной: «Она хоть и моложе меня, но всей мудрости, практичности, опыту общения, работе с людьми я училась у нее. А еще — ответственности и умению принимать самостоятельные решения. Она умела объединять вокруг себя людей, заряжать своей энергией. Ведь по многим мероприятиям наш отдел работал с
облисполкомом, областным отделом образования, Обществом Красного Креста, пожарными частями. Лидии Яковлевне Калинской удавалось со всеми находить общий язык, поставить так вопрос, что нас признавали везде. У нее всегда было чему поучиться».
— Что подразумевала работа инструктора?
— Это самая непосредственная связь с райкомами, горкомами комсомола по направлениям своей работы. В моем случае — это была пионерия. Помимо инструктора, я была еще ответственным секретарем областной пионерской организации. Поэтому приходилось решать исключительно практические вопросы.
Для наглядности Майя Ивановна вспоминает такой момент: в школах в одно время не хватало пионерской атрибутики (горнов, барабанов, отрядных флагов). Начала изучать причины. Связалась с торговлей, с производственниками. А там своя ситуация — никто не выяснял истинных потребностей в этих товарах, ориентировались лишь по уровню производства в предыдущие годы. Вот и пришлось инструктору Вакуле уточнять, сколько по всей области первоклассников придет в школу, и, соответственно, будет принято в октябрята, а сколько учеников будет принято в пионеры в четвертом классе и сколько в комсомол в старших классах. Вроде бы со стороны это кажется очень простым делом, но ведь решать надо было конкретному человеку конкретную задачу. (Опять слово «надо»).
В жизни комсомола и пионерии того времени одна инициатива следовала за другой. В стране не хватает металла? — Пионерия тут же бросает клич, организовывая акцию «Пионерские тракторы». В итоге — из собранного юными луганчанами металлолома Харьковский тракторный завод выпустил трактор с надписью «Пионер». А еще были «Комсомольский прожектор» и «Пионерский фонарик», где сами ребята писали о том, что их волновало, да и в центральные издания «Юный ленинец» и «Пионерская правда» в обязательном порядке направлялись материалы о жизни пионерских дружин нашей области. Звучали они и в радиоэфире «Пионерской зорьки».
— Было все так интересно! А «Зарница», слеты, соревнования всевозможные! А лагеря труда и отдыха?! Это все было в моем ведении. Кстати, работая вожатой в Новокрасновской школе, организовала первый в районе лагерь труда и отдыха, за что получила похвалу от обкома комсомола. А позже подобные лагеря стали использовать и для учебы комсомольского актива.
— Вы вообще отдыхали когда-нибудь?
— Практически нет. Скажу честно, я не очень инициативная, но очень исполнительная. Тем более если хочется сделать лучше, чем у других. Азарт был самый настоящий! И даже при том огромном объеме работ никто не плакал, не жаловался, хотя работали почти круглосуточно. Ведь у нас часто были командировки, поездки по области, оттого населенные пункты знаю как свои пять пальцев. Но даже при всем при этом я считаю себя самым счастливым человеком — столько лет я была среди молодежи, оттого всегда есть интерес к жизни.

Активная, подвижная, молодая душой и сегодня, Майя Ивановна с благодарностью вспоминает всех, кто помогал ей осваивать житейскую мудрость. Например, директор школы, в которой она начинала работать вожатой, научил ее в обязательном порядке читать пионерскую прессу, каждый раз спрашивая ее мнение по поводу той или иной статьи: «А как ты относишься к тому событию… или к тому…». Это ей потом здорово помогало в работе в обкоме комсомола — всегда была в курсе всех дел. Он же научил ее соизмерять свои силы с возможностями, учил опыту ведения беседы. «Потом общение с людьми меня не пугало. Постоянно ездила в организации, встречалась с руководителями разного уровня».
Вспоминает, как организовывала в срочном порядке выезд большой группы детей (до 100 человек), — а это два дополнительных вагона в составе поезда — на отдых в пионерские лагеря в Крым. Тогда она несказанно удивила начальника отделения железной дороги, который никак не ожидал, что эту ответственность взвалит на себя инструктор отдела, а не первый секретарь, как было принято. Почти что нарушила субординацию…
— Если все вопросы будет решать первый, то зачем мне тогда платят зарплату? — прямо и открыто сказала тогда инструктор большому начальнику. — Я должна попробовать сделать это сама. А уж если не получится, тогда…
Кстати, через некоторое время судьба вновь свела Майю Ивановну с этим же руководителем отделения, и он открыто похвалил ее за проявленную настойчивость, напутствовал на дальнейшие дела.
Помнит она и свою первую командировку в качестве инструктора обкома в сельский район — в конце года традиционным было принятие комсомольско-молодежными коллективами обязательств на следующий год. Касалось это и свинарок, и доярок, и трактористов. И тут довелось ехать в Меловое на десять дней. На дворе поздняя осень. Меловчане преду-предили, что надо брать что-то из резиновой обуви. Прикупила ботики. Но пока длилась командировка, успел выпасть снег, ударил мороз. Пришлось еще и валенками обзаводиться. Так и приоделась поневоле. К слову, в командировки в районы инструкторы обкома ездили рейсовыми автобусами. Никаких личных автомобилей никто не ждал. А в Северодонецк, Сватово можно было самолетом долететь за 25 — 40 минут.
— Сказки рассказываете про двадцатый век…
— Нет, так и было!
— А как же вы раньше без мобильных телефонов обходились?
— Плохо, очень плохо… (смеется)

Довелось ей вывозить на отдых в наш регион детей из Ташкента после печально известного землетрясения в 1966 году. Никому не смогла поручить это дело — ну как она пошлет человека в район, который еще мог подвергнуться встряскам? И тогда проявились ее упорство, настойчивость. Как сейчас бы сказали, поставила на ноги всех, вплоть до ЦК ЛКСМ Украины и Узбекистана, чтобы организовать перелет детей. И что вы думаете? Самолет из Ташкента в Киев — на его борту было 65 детей из солнечного Узбекистана — совершил спецпосадку в Луганске. В аэропорту их уже ждали автобусы.
— Комсомол имел большую силу и влияние. Это школа, которая давала человеку очень и очень многое: смелость, умение работать с людьми, брать ответственность на себя. Жизнь готовила людей к умению принимать решения в самых разных ситуациях. Никакой вуз не даст столько знаний, опыта, как общение с людьми в процессе комсомольской работы, — лучистые глаза Майи Ивановны при этом просто сияли. Как тут не поверить!
— Мне по жизни везло на хорошие, дружные, работоспособные коллективы, которыми руководили настоящие, любящие и понимающие молодежь руководители обкома комсомола. У них училась мудрости, целеустремленности, работоспособности. А в городах и районах были хорошие, энергичные помощники. Это Тамара Калюжная из Стаханова и Лариса Гавриш из Алчевска, Аня Соловьева из Краснодона и Галя Молоткова из Красного Луча, Тамара Коломойцева из Лисичанска и Зина Алексеева из Северодонецка, Валя Рябых из Новоайдара и Маша Стойловская из Станицы Луганской, и многие другие. Все мы были одной дружной комсомольской семьей, — с легкостью перечисляет Майя Ивановна имена подруг, которые для нее так и остались Валями и Тамарами. — Как я люблю комсомол! «Не расстанусь с комсомолом» — эта фраза точно передает мои чувства, что бы сейчас ни говорили о том времени.


Воспоминания слушала
и записывала Елена КОПТЕВА.

23.10.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: