Сегодня

Зима – лучшая пора для умельца

0
 (голосов: 0)
Зима – лучшая пора для умельца Зима – лучшая пора для умельца

 

Премьера рубрики: "Ремесла наших предков".

Декоративно-прикладное народное искусство – это изысканный и первозданно простой мир, в котором закодировано старинное и современное, традиции и особенности менталитета. На протяжении столетий на территории Луганщины развивались различные виды этого искусства, среди которых – вышивка и ткачество, гончарство и лозоплетение, роспись по дереву и резьба, кузнечество и оружейное дело. Секреты мастерства передавались от дедов-прадедов потомкам, которые обогащали их своими находками и умениями.


Об исторически-творческой связи поколений расскажет новый проект «Нашей газеты» и областного управления культуры, религий и национальностей под названием «Ремесла наших предков». Наши журналисты побывают во многих районах области, где живут достойные продолжатели традиций древних умельцев. О чем услышат и что увидят – поведают на страницах газеты.

 

Новоайдарщина – сельскохозяйственный край, поэтому испокон веков о ремеслах здесь вспоминают исключительно зимой. С этой простой истины начинается разговор о здешних мастерах и их предках в районном краеведческом музее.

 

Истоки памяти

 

Вместе с научным сотрудником музея Валентиной Черкашиной знакомимся с коллекцией орудий труда и предметов быта конца XVIII - начала XIX века, обнаруженных на территории района. Они становятся отправной точкой в изучении развития ремесел на Новоайдарщине.

 

Местные умельцы всегда славились изготовлением глиняной и деревянной посуды. Когда-то в Волкодаево работала целая гончарная артель. Нынешние жители села гончарных секретов дедов-прадедов не знают. Память об умении предков пытается сохранить местная учительница Вера Голубева, которая вместе со своими воспитанниками делает из местной глины забавные игрушки-свистульки.

 

Издревле на территории нынешнего Новоайдарского района сеяли растения, из которых впоследствии ткали полотно. До 1950-х годов сеяли преимущественно коноплю, а не лен. Потом из нее делали пряжу и ткали. Это занятие не считали сугубо женским. Например, в Колядовке, Алексеевке, Волкодаево ткали только мужчины. А еще в зимнее время мужчины ходили по селам и шили шубы. Искусных скорняков ценили особо.

 

На вес золота были и хорошие кузнецы. Сегодня в Новоайдаре живет кузнечных дел мастер Евгений Сотников, предок которого в XVIII веке был одним из благоустроителей Михайловского храма в Новой Айдари.

Современные новоайдарские резчики по дереву используют в своей работе уже новые методики и техники обработки древесины, но ремесло предков продолжает жить. Так, в селе Гречишкино живет народный мастер Луганщины Александр Романенко, превративший свое подворье в сказочный деревянный городок. Не менее талантливы и новоайдарские резчики Павел Кузнецов и Игорь Мороз.

 

В селе Денежниково обитает мастер по лозоплетению Владимир Руденко, сумевший сохранить секреты создания корзин, кошелок и различных коробов для хозяйства. Его продукция вмиг раскупается соседями-знакомыми.

 

Когда-то в самом Новоайдаре были и ювелирные артели, о чем свидетельствуют найденные серебряные украшения, что хранятся в музейной коллекции. Дату их изготовления можно точно определить по чеканным монетам, которые использовались мастерами. Конечно, ювелирные мастерские есть здесь и сегодня, но смогут ли нынешние ювелиры создать украшения на века – большой вопрос.

 

А уж какими искусницами-рукодельницами были местные женщины! В районном музее охотно демонстрируют народные костюмы XIX века, каждый из которых – настоящее произведение искусства. Вот, например, женский головной убор, украшенный бисерным кружевом. Так что бисероплетение – тоже наше древнее ремесло.

 

С некоторыми из продолжателей ремесленных традиций решили познакомиться поближе. Сначала отправились в Гречишкино, жителям которого удалось сохранить этническую культуру русских переселенцев.

 

Традиции ткачества в Гречишкино

 

У многих здешних хозяек есть старинные ткацкие станки. Правда, не все они в рабочем состоянии, да и ткать уже почти никто не умеет. Хотя хорошие домотканые рушники в селе по-прежнему почитаются: без них не обходится ни одно торжество или праздник. А если запасы из бабушкиных сундуков становятся ветхими, все идут к Анне Кондратьевне Харламовой – народному мастеру Луганщины, которая в прошлом году отметила свое 75-летие.

 

Эта знатная ткачиха родилась и всю жизнь живет в Гречишкино, но о ее таланте знают не только в Украине, а и в соседней России, куда она вместе с фольклорно-этнографическим ансамблем «Калина» неоднократно выезжала на различные фестивали народного творчества.

 

Ткать Анна Кондратьевна научилась еще в детстве от своих бабушки и мамы. Хорошо помнит, как в тяжелое послевоенное время семья мыкалась по углам (их дом разбомбили). Понятно, что и своего станка у них не было. Соседки и родственницы одалживали его только летом, когда все занимались сельхозработами. (Мастерица показывает семейную реликвию – домотканый ковер бабушки).

 

- Я тогда совсем девчонкой была, до поножки еще не доставала, но садилась ткать, - вспоминает Харламова. – Первый рушник сделали вместе с мамой: я ткала белое полотно, а она переборку, узор.

 

Но до самостоятельного ткачества было еще далеко. Мастерица признается, что впервые соткала рушник без чьей-либо помощи только в начале 1980-х годов. Мама была еще жива и контролировала весь процесс.

 

Анна Кондратьевна использует в работе только современные хлопчатобумажные нитки. Пряжей и изготовлением прядильной нити никогда не занималась. Но в ее сундуке хранятся рушники, сотканные мамой и бабушкой из грубой конопляной нитки. Хозяйка называет их «утиральниками» (полотенца, которые используются в повседневной жизни, а по праздникам снова прячутся в сундук). Мастерица смеется: дескать, таким полотенцем хорошо спину массажировать после бани. Чем тоньше и белее нить, тем красивее получается рушник. Правда, ткать его дольше.

 

Сотканный рушник обязательно подлежит дополнительному оформлению. Белые полосы по краям (начало и конец) намеренно делаются шире цветных, потому как их потом украшают вышивкой в технике «настил» (она читается с лица и с изнанки). А еще рушник довязывается кружевом. Это так называемые «фарботки».

 

Года два назад на подворье Харламовых появился незнакомец из Луганска и попросил Анну Кондратьевну научить его жену ткачеству. Так у мастерицы появилась первая ученица Наталья Курилова. Вместе с мужем Владимиром они хотят перебраться на постоянное местожительства в соседнее село Дубовое. Одним из первых в новый дом Куриловых был привезен и старинный ткацкий станок. Ведь, по словам Харламовой, учиться ткачеству лучше на собственном станке. Галина Федоровна Рыжова, соседка супругов по Дубовому, тоже попросилась в ученицы. Анна Кондратьевна и ей не отказала. Учились на дорожках, а не на рушниках. Теперь приступили и к рушникам.

 

У самой мастерицы на станке сейчас тоже ткется рушник – свадебный, длиной два с половиной метра. Именно такие рушники и пользуются спросом у современников.

 

А еще ткачиха подготовила сюрприз для областного центра народного творчества. Когда-то там возникла идея вышить к юбилею Луганщины рушник, который был бы не хуже всеукраинского «Рушника єдності». Вот только где взять такое большое полотнище? На прощание Анна Кондратьевна, хитро улыбнувшись, сказала: «Готово полотнище. Так что передайте Василию Михайловичу (директор ОЦНТ. – Прим. авт.) пусть присылает за ним людей».

 

Интересно, успеют ли наши вышивальщицы к 75-й годовщине?

К одним из них мы едем в Михайловку.

 

Михайловские рукодельницы

 

В отличие от Гречишкина, это село называют украинским.

 

Нас ждут в гостеприимной хате Лидии Андреевны Шаповаловой. У ворот встретила дочь хозяйки Алла Сорокина и проводила в дом, который от изобилия вышивки разных времен очень напоминает небольшой сельский музей. К нашему приезду достали из сундуков самые ценные семейные реликвии, ведь род Сухиных-Шаповаловых славился своим рукоделием как по женской, так и по мужской линии.

 

Мужчины ткали наравне с женщинами и были отменными краснодеревщиками. В центре светлицы стоит дубовый стол с резными ножками, который в начале ХХ века смастерил дед Аллы Анатольевны по отцовской линии. А его ткацкие станки расходились по всему району – он знал в них толк. Дед по материнской линии занимался еще и изготовлением народных музыкальных инструментов. Например, будучи левшой, сделал себе «под руку» балалайку.

 

О своих родственниках-умельцах Алла Анатольевна знает очень много, потому что в течение трех лет изучала ремесла родных мест вместе со своими учениками в фольклорно-этнографическом кружке «Берегиня». Во главе с учительницей юные краеведы обошли не одно близлежащее село. Некоторые запасливые хозяйки в Бахмутовке показывали ребятам остатки старинного домотканого полотна, скрученного в небольшие тюки с именными ярлычками владельцев. Это делалось для того, чтобы мастерицы не перепутали свои изделия на речке, где полотно отбеливали и сушили. Кружковцам удалось найти и интересные образцы рельефного полотна. В этой местности была широко распространена мережка, в том числе и цветная. Но особый разговор о вышивке.

 

Ребята не только изучали орнаменты и узоры местных мастериц, но и сами осваивали секреты вышивки. Пару лет назад вышивали карту Луганщины – был такой всеукраинский проект. Тогда-то и поняли: силуэт карты области не что иное, как рукав украинской сорочки. Поэтому и вышили ее так, как вышивали на Луганщине рукава сорочки. Областной этап конкурса новоайдарцы выиграли, а сложилась ли в дальнейшем карта Украины, как планировалось, им неизвестно.

 

С удивлением рассматриваю старинные мужские и женские сорочки из семейной коллекции михайловских мастериц с так называемым «морозным» узором. Вышивка «белым по белому» достаточно хорошо известна, но, признаюсь, впервые воочию увидела «морозную» технику. Чтобы добиться большего сходства с инеем, наши бабушки-прабабушки делали нитки для вышивки специально чуть-чуть серыми, а узор получался объемным, но изящным. Те, кто когда-нибудь любовался морозной росписью на окнах, без труда поймет: узоры мастериц подсмотрены у природы. Да и не только зимние.

 

От старинных узоров Лидия Андреевна ведет к своим рушникам, на каждом из которых цветы с точностью повторяют изгибы лепестков, форму тычинок и прочие флористические нюансы. Воистину «живая» вышивка – никакой условности и схематизма. Некоторые узоры на рушниках Шаповаловой пересняты со старинных прабабушкиных – уже обветшавших и не подлежащих реставрации. Она дала узорам вторую жизнь, но традиционный «крестик» заменила «гладью». Неизменной осталась лишь традиционная для Луганской области цветовая гамма – сочетание красного с синим.

 

Лидия Андреевна рассказала, что рушники в их семье хранились, как святыни. В голодное время безжалостно выменивались на продукты самые красивые женские наряды, а рушники из дома не выносились.

 

- Это ведь не просто рушники, - поясняет Алла Анатольевна. – Это – обереги, в которых наши предки кодировали некую информацию. Например, вот этому залатанному рушнику с изображением родового дерева уже больше двухсот лет. Обратите внимание: на этом дереве еще мало ответвлений и цветов. Мама воссоздала этот узор заново, но теперь «дерево разрослось». Мои взрослые дочери Инна и Наталья - вышивальщицы как минимум в седьмом поколении.

 

Над кроватью Лидии Андреевны висит рушник, который вышит не в роду, но тоже хранится в семье, как реликвия. У здешних рукодельниц таких не найдешь. Отец хозяйки дома, как говорится, принес его с войны. Великую Отечественную он окончил в Будапеште, а по дороге домой его часть проходила Румынию. У местной жительницы наши солдаты попросили пить, а та, услышав украинскую речь, расплакалась. Оказалось: она украинка, вышла замуж за румына и тоскует по родине. Своих земляков она не только напоила, но и подарила им по рушнику.

 

Издали его орнамент похож на витражи в средневековом замке. Но Алла Анатольевна обращает внимание на зашифрованную в нем магию чисел. Из 108 (ведическое число совершенства и успеха) квадратов ни один не повторяется, сгруппированы по 9 и 12 «крестов». Уже в зрелом возрасте каждая из нынешних мастериц этой семьи пыталась сделать что-то подобное. Не получилось. Но у них есть свои шедевры.

 

Несмотря на солидный возраст, Лидия Андреевна продолжает интересоваться разными техниками вышивки. Поэтому в ее коллекции есть несколько картин с объемной вышивкой. На них – все то, что цветет в саду. Особенно хороша сирень – благоухающая в этих краях по весне.

 

- А сколько ж вышивался этот ковер? – останавливаюсь у работы Аллы Анатольевны, что покрывает диван.

 

Выяснилось: на создание двухметрового шедевра ушло два лета. Но скромная мастерица сразу переключила внимание на другую работу – мужскую сорочку с михайловским орнаментом. Оказывается, михайловский орнамент отличается от других на Новоайдарщине.

 

Отведав хозяйских пирогов по старинному рецепту, мы отправились дальше. К очередному погружению в удивительный мир ремесел наших предков.

 

Ирина ЛИСИЦЫНА.

Новоайдарский район.

На снимках: народный мастер Луганщины Анна ХАРлАМОВА и ее работы; михайловские вышивальщицы Лидия ШАПОВАЛОВА и Алла СОРОКИНА.

Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.

Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца
Зима – лучшая пора для умельца

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка:
как доехать симферополь киев
kiev-sevastopol-simferopol.com