Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Истории любви

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Истории любви

«Как ты могла?»
Свадьба 36-летнего сенатора-демократа Джона Кеннеди и 24-летней Жаклин Бувье, фоторепортера «Вашингтон таймс геральд», очаровательной американки французского происхождения, стала событием 1953 года. Пожалуй, Джекки (так американцы видоизменили ее французское имя) была в жизни Джека единственной женщиной, которую он уважал. Что же касается любви… В начале 60-х телекомпания «Си-би-эс» снимала фильм о семье президента. Джеку задали вопрос: когда он понял, что любит Жаклин? Тот смутился, как мальчишка, и пробормотал: «Мне трудно сказать, что такое любовь… Но я очень сильно увлекся». Принято считать, что Кеннеди по достоинству оценил супругу только в последний год своей жизни, когда в их странной семье, наконец, установилось согласие…



НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Истории любви

Внешне Жаклин Бувье производила впечатление классической «принцессы-девственницы». Если говорить об образовании, то она по всем статьям превосходила Кеннеди. А также славилась красотой и шармом.
Ради Кеннеди Джекки расторгла помолвку с Джоном Гастедом, но было бы наивно ждать в награду букет цветов или коробку конфет. Предложение руки и сердца пришло по телеграфу. Свадьба блистательных Джека и Джекки в 1953-м стала событием года.
Супружество не обещало быть легким. Джекки была аристократкой, а Кеннеди — порождением ирландских болот, политическим авантюристом и забиякой. Труднее всего было смириться с его распутством. Джекки шпионила за мужем, а в качестве компенсации за свое унижение совершала набеги на модные магазины и появлялась на публике с друзьями-мужчинами, чтобы возбудить его ревность. Понемногу Джекки начала привыкать к такой жизни. «Наверное, на свете не существует верных мужей, — делилась она с подругой. — В мужчинах столько всего намешано — и хорошего, и плохого». Любовь к Джекки американцев была столь велика, что она не беспокоилась за свою репутацию. Так или иначе они оставались мужем и женой до его трагической гибели в 1963 году, когда его застрелил наемный убийца Освальд…


От гула толпы у Жаклин разболелась голова. Ей не давала покоя мысль, что несколько дней придется ходить в платьях с длинным рукавом, когда температура на улице превышает 25 градусов. Она с досадой вспомнила Годфри Макхью — помощника президента. «Надо же так ввести в заблуждение, сказать, что в Техасе холодно». Неожиданно Жаклин услышала трескучий звук. Потом это повторилось еще раз. «Боже мой, в президента попала пуля!» — воскликнул водитель. Кеннеди качнулся — и его голова упала на колени жены. Только тогда Жаклин заметила, что все лицо мужа в крови. «Что они делают? Они убили Джона!» Обхватив голову супруга руками, она зарыдала: «О Джон, Джон! Я люблю тебя!»
Автомобиль на огромной скорости подъехал к госпиталю. У Жаклин еще теплилась надежда. Она нервно курила, ожидая, когда из операционной выйдут врачи. «Ранение смертельное. Мы уже ничего не в силах сделать. Вы можете попрощаться с мужем». Когда в операционную вошел священник, он застал Жаклин стоящей перед мужем на коленях в луже крови. Она судорожно сжимала руку мертвого президента. Потом поцеловала его в губы и сказала: «Пусть вечный свет озаряет тебя». В этот же день Жаклин вместе с телом Джона Кеннеди вылетела из Далласа в Вашингтон. Незадолго до посадки она обратила внимание на свой костюм, забрызганный кровью. У нее мелькнула мысль переодеться, но она тут же ее отогнала. «Нет, пусть все видят, что они сделали».
Вид заплаканной молодой вдовы в костюме со следами крови убитого президента потряс всю нацию. Казалось, тишина, царившая в тот день в Белом доме, окутала всю Америку. Страна замерла. Родные и близкие спешили выразить Жаклин соболезнования. Но первая леди старалась выговориться сама. Она вновь и вновь рассказывала вслух пережитое накануне: «Вы понимаете, когда Джон упал ко мне на колени, я старалась удержать в его голове мозги». Еще она твердила: «Нам надо как-то продержаться несколько дней до похорон мужа». Наконец врач почти насильно заставил Жаклин выпить успокаивающее. Пока она принимала ванну, служанка положила испачканный кровью костюм в коробку. Позднее мать Жаклин отвезла эту одежду в ее дом в Джорджтауне. Она поместила ее на чердак рядом со свадебным платьем Джекки.
…Покидая Белый дом, Жаклин заказала бронзовую табличку, которую поместили над камином в спальне президента. На ней была надпись: «В этой комнате жил Джон Фицджеральд Кеннеди со своей женой Жаклин. Они прожили здесь два года, десять месяцев и два дня, с 20 января 1961 года по 22 ноября 1963 года». Ни одна другая первая леди за всю историю страны не делала ничего подобного.
«Я — кровоточащая рана. Моя жизнь закончена. Я полностью истощена. Я плачу днями и ночами до полного изнеможения», — признавалась Жаклин одному из друзей. Она почти перестала выходить на улицу, потому что как только Жаклин это делала, ее сразу преследовали репортеры. А перед ее домом всегда стояла толпа зевак в надежде хоть краем глаза увидеть знаменитую вдову Кеннеди. Обычно люди становятся легендой после смерти, но Жаклин, выжив и находясь рядом с мужем в момент его гибели, стала легендой при жизни. В надежде, что журналисты будут меньше ее беспокоить, если она покинет столицу, Жаклин переехала в Нью-Йорк. Она купила квартиру на Пятой авеню, устроила детей в школу, пыталась с помощью повседневных забот отвлечься от горя. Но оно ее преследовало. В первую годовщину гибели Джона Жаклин, выйдя на улицу, увидела портрет мужа в траурной рамке в каждом газетном киоске, во всех витринах. Со всех сторон на нее смотрел Джон. Рыдая, она прибежала домой. «Зачем вспоминать об этом убийстве? Не лучше было бы праздновать его день рождения?»


В этот момент в жизни Джекки важную роль начал играть греческий предприниматель, один из самых богатых людей в мире Аристотель Онассис. Он познакомился с Жаклин еще в ее бытность женой молодого сенатора Кеннеди. Мысль о браке пришла к Джекки не сразу. И не последнюю роль в этом сыграл финансовый вопрос. Многие полагали, что вдова Кеннеди унаследовала миллионы. Но это было не так. Она получала 200 тысяч в год, примерно 17 тысяч в месяц. Прежде Жаклин с легкостью тратила деньги, а теперь была вынуждена делать это с большей осмотрительностью. В то же время расточительность оставалась одной из основных черт ее характера. Брак с Онассисом избавлял ее от этих проблем.
Известие о предстоящей свадьбе «живой легенды» Америки и богатого грека облетело все газеты мира. Соотечественники Жаклин негодовали: «Она предала память мужа», «Джекки, как ты могла?», «Джон Кеннеди умер вторично». Подобными заголовками пестрела вся американская пресса. Но Жаклин была рада дать Америке пощечину: «Они убили моего мужа и еще смеют меня осуждать?» Ее решение было непоколебимым. Спустя пять лет после смерти Джона Кеннеди на греческом острове Скорпио православный архимандрит обвенчал Жаклин Кеннеди и Аристотеля Онассиса.
9.09.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: