Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Образование

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Образование

Вступая в год совершеннолетия
Послезавтра, в понедельник, первого сентября, украинская школа вступит в год совершеннолетия. Семнадцать лет самостоятельного развития системы образования остались позади. А что впереди на восемнадцатом году? Если верно, что будущее предопределено прошлым, то впереди и школу, и вузы, а систему профессионально-технического образования стопроцентно ждут новые потрясения… То есть реформы.



НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Образование
Еще два года назад казалось, что (после ухода с министерского поста Василия Кременя) система дождалась долгожданной передышки. Она нужна была, как воздух, чтобы «переварить» проекты неутомимого реформатора, приспособиться к ним. Хотя приспособиться к двенадцатилетнему периоду образования общество не сможет никогда. В отличие от двенадцатибалльной шкалы оценивания. Авторы этого проекта настаивали на том, что новая школа и по форме, и по своему содержанию не является репрессивной, как шкала пятибалльная. То есть все баллы, от первого до двенадцатого, являются положительными. Значит, ребенок, получивший второй балл, не будет наказан родителями и не почувствует себя несостояшимся. Не знаю, как насчет родителей, но что двоечник не равен и никогда не будет равен отличнику, а его жизненные перспективы не сравняются с перспективами старательного ребенка — факт, который отрицать бессмысленно. Тем не менее и учителя, и дети привыкли к двенадцати баллам. Чем-то она даже кажется удобной: первый балл меньше третьего всего на два балла, а пятый меньше шестого всего на один балл, седьмой балл — он где-то рядом с девятым. В общем, ничего страшного, если ребенок учится на два балла. Главное, чтобы он не комплексовал по поводу своей неуспеваемости.
Двенадцатилетний период обучения — бессмыслица, уверяют педагоги, в частности, единственный известный во всем мире украинский ученый Виктор Шаталов, однако ни министерство, ни Академия педнаук даже не оглянулись на них. Даже одиннадцать лет учебы в школе — срок чрезмерный. Но Бог с ним, Бог с ними, государство — машина громоздкая, и если начала двигаться куда-то, остановить ее бывает невозможно.
Как вдруг, словно гром средь ясного неба, после пяти лет вялого, сокрытого от глаз общественности экспериментирования страну поставили перед новым экзаменом — прием в вузы по сертификатам внешнего независимого оценивания.
К первому сентября абитуриенты стали студентами, вузы подвели предварительные итоги кампании. Окончательные будут известны после первого семестра. Однако уже сейчас многие ректоры, причем ректоры вузов высшего, столично-национального уровня, предупреждают: первые студенты не порадуют страну учебными достижениями. Отчислять, например, льготников будут безжалостно. Здесь у вуза руки развязаны: не успеваешь — пожалуй за порог: престиж дороже денег. Проблема в том, что измерить точно, насколько уровень подготовки нынешнего абитуриента ниже уровня абитуриента, поступившего в университет, скажем, восемь лет назад, невозможно. Итоги подводятся таким образом: все тесты берут за сто процентов, а их уже в свою очередь делят на «отлично», «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». То есть если все выпускники страны знают биологию на «тройку», из них все равно выделят три процента отличников, три процента троечников, остальные девяносто четыре объявят поколением, отвечающим требованиям высшей школы, соответственно, школу — отвечающей социальному заказу общества.
Прием по сертификатам создал вузам массу проблем. Дошло до того, что Киевский национальный университет предложил выдавать абитуриентам сертификаты с отрывными талонами — чтобы ограничить количество вузов, куда можно одновременно подавать документы. Эту идею поддерживает и Луганский медицинский университет. Школа робко просит Министерство изменить порядок прохождения независимого тестирования. Кстати, этот порядок ясно характеризует профессиональную компетентность министерских чиновников. Первый тест выпускники сдали четвертого марта. Четвертого марта! Выпускной класс едва перевалил через половину учебного года, учебники перелистаны лишь до половины, только-только кончились зимние каникулы (плюс, как правило, две-три недели карантина) — и школа, считай, окончена. А зачем дальше учиться, если уже идут, по сути, выпускные и вступительные одновременно экзамены? После сдачи теста занимайся, не занимайся — на будущую судьбу это уже никак не повлияет. Выпускнику к экзаменам надо начинать готовиться в сентябре? В школах, где тестирование проводится, занятия вообще отменяются: по правилам в день тестирования в школе не должна находиться ни одна посторонняя душа: закрыто, малыши — в музей, юноши и девушки — на пивные площадки. А программа?
А что программа? Жить захочет — выкрутится.
Беда с этой громоздкой машиной, особенно когда ее водители хронически неадекватны. Еще не было случая, чтобы он, водитель, прежде чем что-то затевать, посоветовался бы с практиками — с ректорами хотя бы. Они, ректоры, потом разбирают безграмотные каракули студентов аж национальных университетов. Один из них, не студентов, а ректоров, признался мне, что проблема, собственно, не в приеме по сертификатам, проблема в тестах. На тестирование как способ оценивания достижений школьника, знаний студента следует смотреть как на могилу для образования. Тестирование пытались внедрить в СССР несколько раз, и каждый раз отказывались по причине его абсолютной вредоносности. Не прочитав ни одной страницы учебника истории, выпускник «методом тыка» может дать треть положительных ответов. Попытайтесь гарантированно неправильно ответить на вопрос: «Битву при Ватерлоо проиграл: а) Хингисхан, б) Наполеон, в) Жуков?»
…С результатами такого совершеннолетнего «образования» я сталкиваюсь раз в неделю. Знаете, что самое отвратительное в нем? Не то, что оно ничего не знает, ничего не умеет, а то, что, не зная и не умея, упрямо пытается (сообразно с правилами психологии американской школы) создать впечатление глубоко компетентной индивидуальности. Если к вам позвонит молодой спе-циалист и вместо того чтобы назвать себя: «Я Роман Иванов, инженер», — скажет: «Я? Роман? Иванов? Инженер?», то знайте — перед вами жертва тестирования.
Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.
30.08.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: