Сегодня

«Анадырь» против «Мангуста»

0
 (голосов: 0)
«Анадырь» против «Мангуста» «Анадырь» против «Мангуста»

 

15 февраля Украина отметила День чествования участников боевых действий на территории других государств. Наиболее многочисленной категорией воинов-интернационалистов в нашей стране являются ветераны Афганистана.

 

Однако эта дата является знаменательной и для тысяч наших соотечественников, которые защищали интересы своей Родины в других точках планеты, в разные годы по тем или иным историческим причинам становившихся «горячими».

«Анадырь» против «Мангуста»

Один из таких людей - капитан 2 ранга в отставке Г.В.Лутченко. Двадцать девять лет Генрих Витальевич посвятил службе в рядах вооруженных сил, двадцать из них – в военной контрразведке. Но из этих долгих лет два месяца 1962 года стали особыми, потому что сделали молодого тогда еще офицера участником драматических событий, вошедших в историю как Карибский кризис. Потому до сих пор так свежи в памяти события, даты, имена, детали командировки на далекий Остров Свободы в дни, когда наша планета оказалась перед лицом глобальной угрозы ядерной войны. Такое не забывается.

 

Куба далека? Куба рядом!

 

- С Кубой я познакомился еще в детстве - в 6 лет, когда прочитал «Морские рассказы» Бориса Житкова, - вспоминает Генрих Витальевич. - Потом были книжки о пиратах, о дальних путешествиях. Нашел этот остров на карте, рисовал его в своем воображении. Следующее эмоциональное переживание, связанное с Кубой, относится к 1953 году, когда я оканчивал военное училище и сдавал госэкзамены. Помню тот день: я как раз был дежурным по батарее, а по радио передавали песню «Голубка» - модная была песня. Под эту мелодию я представил себе и голубку, и кубинку, о которой пелось. Все это было просто игрой фантазии. Того, что всего через 9 лет действительно попаду на Кубу, я тогда и предположить не мог.

 

И вот настал 1962 год. Будучи оперуполномоченным особого отдела КГБ СССР, я проходил кадровую службу в ракетных войсках стратегического назначения, которые дислоцировались на территории Украины. Я обслуживал ПРТБ – подвижную ремонтно-техническую базу. В задачи воинской части входило хранение ракетных головных частей, их текущее обслуживание, подготовка к стыковке. Служба шла своим чередом. А в это время на Кубе разворачивались революционные события – свержение диктатуры, вооруженная борьба с контрреволюцией… Граждане СССР да и все прогрессивное человечество внимательно следили за развитием ситуации. Но при всей остроте событий, казалось, ничто не предвещало того, что теперь называется Карибским кризисом, и уж тем более того, что мне доведется стать их непосредственным участником.

 

В 1959 году на Кубе произошла народная революция. 1 января в Гавану вошли повстанческие войска во главе с Фиделем Кастро, и диктатура Фульхенсио Батисты была свергнута. К власти пришли левые политические силы. Уже в мае 1959-го в стране начались коренные социально-экономические преобразования: была проведена аграрная реформа, национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперерабатывающие предприятия, 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США, а также все филиалы североамериканских банков, которые также принадлежали американцам. В общей сложности, в результате реформ убытки 979 американских компаний и корпораций составили около 1 млрд. долл. прямых капиталовложений, до 2 млн. га земель сельскохозяйственного назначения, 39 заводов, значительное количество недвижимости.

 

США ответили на это сначала экономически – перестали поставлять на Кубу нефть и покупать ее сахар, а затем перешли к политическому и силовому давлению.

 

- Куба для Америки с самого начала была как кость в горле, - продолжает Генрих Витальевич, - Налеты авиации, бомбежки, поджоги сахарных плантаций, взрывы заводов, теракты, организация отрядов боевиков, высадка диверсионных отрядов - все это были формы американского давления на Кубу. В 60-м году в Гаване был взорван большой французский пароход, который привез медикаменты и оборудование. Взрыв унес множество жизней. К 1962 году на Кубе действовало около 180 различных контрреволюционных организаций. Общими усилиями советской и кубинской контрразведок была ликвидирована резидентура в 237 человек, состоявшая из офицеров бывшей батистовской армии. Более того, в 1961 г. США подготовили и попытались осуществить в Заливе Свиней высадку контрреволюционного десанта, сформированного из кубинских эмигрантов – 1500 человек. Им поставили задачу: продержаться 72 часа, потом призвать кубинский народ к восстанию и свержению правительства Кастро. На подготовку этой бригады было потрачено 80 млн. долларов. Но Куба справилась с этим: 1197 человек ликвидировали в бою.

 

Причем, руководил боем сам Кастро. Сам стрелял из танка и увлекал за собой людей. Зимой 1962 г. оставшихся в живых контрреволюционеров судил военный трибунал Кубы и приговорил их к 30 годам общественных работ, или же выплате компенсации. США решили их выкупить и уплатили Кубе 53 миллионов долларов, на которые потом были приобретены медикаменты и продукты питания.

 

В результате дипломатические отношения между США и Кубой были разорваны. Однако американцы снова начали готовить нападение на Кубу, которое теперь предполагало высадку десанта при поддержке военно-морских и военно-воздушных сил США. Название новой операции - «Мангуст», - полностью отражало ее смысл: рывок, удар, смерть.

 

Весной 1962 г. советской и кубинской разведкам стало известно содержание операции «Мангуст», и это заставило Москву и Гавану пойти на решительные меры. В мае того же года руководство СССР с согласия кубинских лидеров приняло решение оказать Кубе военную помощь.

 

Н.С.Хрущев считал это важным и для укрепления международного авторитета СССР как сверхдержавы, и для расширения международного влияния советского государства. Кроме того, в 1961 году США разместили в Турции стратегические ракеты средней дальности PGM-19 «Юпитер». С учетом радиуса их действия - 2400 км, ракеты угрожали европейской части Советского Союза, в т.ч. Москве. Так что, помимо прочего, переброска советских ракет на Кубу стала и «нашим ответом Чемберлену».

 

План операции, подготовленный Генеральным штабом, предусматривал, помимо других мероприятий, переброску и размещение на Кубе баллистических ракет Р-12 и Р-14 с радиусом действия соответственно 2,5 тыс. км и 4 тыс. км. Для боевого охранения подразделений ядерных ракет предполагалось направить на Остров Свободы группу советских войск. В общей сложности на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих.

 

Командующим группировкой советских войск на Кубе был назначен генерал армии И.А.Плиев.

 

Операция «Анадырь»

 

- Ситуация сложная, напролом действовать было нельзя. Подготовка и проведение операции должны были пройти незамеченными. - говорит Г.В.Лутченко. – Но как это сделать, если речь шла о переброске на противоположное полушарие такого количества вооружений и живой силы? Все решения принимались в самых верхах, в узком кругу, в режиме строжайшей секретности.

 

Военнослужащим было доведено, что будут проводиться крупномасштабные учения где-то на севере. Операция была названа соответственно - «Анадырь». Начали проводиться отвлекающие мероприятия. Участникам «учений» выдавали полушубки, валенки, лыжи. Велась тщательная подготовка техники. Для участия в операции людей отбирали очень тщательно – патриотов, политически грамотных, знающих военную науку, крепких физически, дисциплинированных. Шел жесткий отбор и среди офицеров, и среди рядового состава.

 

Помню, что в последних числах сентября была сыграна тревога, мы поднялись, выехали на станцию погрузки и пошли эшелоном… Куда? Это держалось в строгом секрете. Когда стало ясно, что мы идем к Балтике, мозги зашевелились. Зачем? Если учения будут на Чукотке, то не проще ли добраться туда не морем, а железнодорожным транспортом?

 

Прибыли мы в Балтийск. Там шла напряженная работа: суда приходили, грузились, уходили. И нам дали команду на погрузку. Перед отправкой сдали документы – военные, комсомольские, партийные билеты, получили гражданскую одежду. А еще поступил приказ уничтожить все личные письма и фотографии близких. Для каждого из нас это было очень болезненно, но приказ есть приказ.

 

Вообще-то наш сухогруз был новейшим и комфортабельным для команды, которая составляла 60 человек. А нас 300. Куда размещать? Личный состав разместили в твиндеках - межпалубном пространстве во внутренней части судна, расположенном выше трюма. Маршрут наш лежал через Балтику – в Северное море, затем через Па-де-Кале и Ла-Манш – в Атлантический океан, к Большим Багамским островам и – в порты Кубы. Всего 11 тыс. км. Но об этом узнали только в море, когда был вскрыт специальный пакет, содержавший предписание следовать на Кубу.

 

Путешествие продолжалось 2 недели. Все это время надо было изображать, что нас нет на судне. Военный груз был замаскирован под сельхозтехнику, а личный состав практически постоянно находился в твиндеках – опасались облетов, разведки с подводных лодок. Ведь мы шли не караваном, а в одиночку – нас никто не охранял. Когда стали подходить к Кубе, облеты участились, причем, велись нагло, с нарушением всех международных правил. Например, запрещено проходить непосредственно над кораблем, резать курс, идти на низких высотах и т.д. Но натовские пилоты эти нормы игнорировали. Иногда к нам подходили американские военные корабли, объявляли у себя боевую тревогу, расчехляли орудия, направляли на нас и так и шли рядышком несколько часов.

 

Понятно, что в этой обстановке в целях маскировки выпускать людей на палубу было нельзя. А когда миновали 23-й градус северной широты – вошли в тропическую зону, то в твиндеках начался маленький ад. Солнце шпарит, нагревается палуба, дышать нечем. Приходилось поливать палубу забортной водой, но и она разогревалась до 26-30 градусов.

 

Несмотря на трудности приготовления пищи в море, личный состав обеспечивался горячим питанием два раза в день, плюс сухой паек. На верхних палубах были установлены полевые кухни, по возможности использовался судовой камбуз. Питьевую воду выдавали по норме.

 

Штормило часто, люди страдали морской болезнью. Можно только удивляться их мужеству и выдержке. Никто не роптал, не было жалоб. Ждали прибытия на Кубу, которую все мы воспринимали как воплощение чего-то героического.

 

Операция «Анадырь» до сих пор изучается в военных академиях разных стран мира как не имеющая аналогов в истории. За 3 месяца - с 15 июля по 15 ноября нужно было перевести морем 230 тысяч тонн груза и около 50 тысяч пассажиров. К портам погрузки на территории Союза шли железной дорогой. Мало того, что товарные составы надо было провести конспиративно, чтобы не было утечки информации, но и нельзя было допустить сбоя по перевозке грузов внутри страны. По предварительным подсчетам, все это можно было транспортировать на Кубу 70 крупнотоннажными судами за 115-120 рейсов. Но фактически было совершено 183 рейса 85 судами. Весь торговый флот был задействован - Черноморское, Балтийское, Северное и Дальневосточное морские пароходства. Чтобы не снижать экономической помощи Кубе, пришлось зафрахтовать 20 судов у соцстран и несколько - у капстран.

 

В августе 1962 г. на Кубу прибыли первые наши подразделения. А к 20 октября на пусковых столах уже стояли изделия (ракеты).

 

При проведении операции нам все-таки удалось избежать утечки информации. 27 октября разведслужбы США докладывали Кеннеди, что на Кубе находится 10-12 тыс. советских войск и ракеты. А там к этому времени было уже 42 тысячи человек и несколько десятков ракет. Обсчитались они и с ракетами. Между прочим, именно в этот период небезызвестный О.Пеньковский поставлял шпионские сведения английской и американской разведкам. Источников и возможностей у него было немало, и передал он много, нанеся советскому государству значительный вред. Но по операции «Анадырь» он не передал ничего.

 

«Вива Куба!», «Вива совьетико!»

 

На территории Кубы разгрузка происходила в разных портах: Гавана, Матансас, Касильда, Сантьяго-де-Куба и др. с участием кубинцев. Вероятность утечки была очень большая, особенно учитывая беспрерывность заброски иностранной агентуры. Так что задачей №1 для нас как сотрудников органов государственной безопасности было не допустить утечки сведений, составляющих государственную и военную тайну. Речь шла и о самой ракетной технике и о документации к ней.

 

По этой причине с местным населением мы общались мало. Но сразу бросалось в глаза, что вся Куба была под ружьем. Все от мала до стара были с оружием. 270 тысяч. Но это была не кадровая армия, а что-то вроде милицейских формирований. Военной авиации практически не было. Так что все надежды кубинцы возлагали на нас. При общении с кубинками то и дело слышалось: «Вива Куба!», «Вива совьетико!», «Вива Хрущев!», «Вива Фидель!» Отношение к Фиделю и его соратникам было однозначное: Фидель – герой. Авторитет его был непререкаем.

 

Какие люди кубинцы? Импульсивные, любящие оружие. Любящие свою страну и ненавидящие американцев. По крайней мере, ненавидевшие тогда. Был такой случай. У нас на КПП стояли наши военнослужащие, и в том числе, один парень из Полтавской области, здоровый, красивый. Кубинцы, которые принимали участие в охране той точки, где мы стояли, бегали смотреть на АК. Он как раз стоял с автоматом, которого они до этого не видели. Как мы ни объясняли, кубинцы никак не хотели верить, что он советский. «Американо» и все. А парень просто был блондин. Кубинцы почему-то считали, что «совьетико» обязательно должны быть темноволосыми. Очень ценили наше оружие. И наших автомехаников. Считали, что «русо» - хорошие механики, «кубано» - хорошие шоферы.

 

22 октября Президент Дж. Кеннеди обратился к американской нации по телевидению и объявил о начале военно-морской блокады в виде карантинной зоны в 500 миль вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы «готовы к любому развитию событий», и осудив СССР за «секретность и введение в заблуждение». Кеннеди отметил, что любой ракетный запуск с территории Кубы в западном полушарии будет расценен как акт войны против США. 24 октября 180 боевых кораблей ВМС США окружили Кубу с чётким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента, но и не пропускать их к кубинским берегам.

 

27 октября над территорией Кубы был сбит американский разведывательный самолет U2, его пилот - майор Андерсон погиб. Этот день получил название «черная суббота». Считается, что 27 октября 1962 года ситуация обострилась до предела, и мир оказался на самой грани мировой войны.

 

-Мы чувствовали, что атмосфера накаляется, и если не дай Бог, грянет, нам придется нелегко, - продолжает Генрих Витальевич. - До СССР 11 тыс. км, до Флориды – 180. Запасного контингента у нас не было, и помощи ждать было неоткуда. Самой напряженной оказалась ночь с 28 на 29 октября. Информации у нас было немного, но считалось несомненным, что в эту ночь на кубинское побережье будет высажен американский десант. Поэтому все взоры были устремлены к горизонту. Все были в большом напряжении, но настроены решительно и воинственно. Именно в это время шел переговорный процесс, и на рассвете пришла шифровка: отбой.

 

«Карибский кризис» был разрешен дипломатическим путем: руководителям СССР и США удалось, несмотря на огромное давление со стороны апологетов «самых жестких мер», достигнуть компромисса: Советский Союз обязался вывезти ракеты с Кубы под наблюдением представителей ООН в обмен на гарантии ненападения США на Кубу. Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывоз с Острова Свободы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Дж.Кеннеди 22 ноября отдал приказ прекратить морскую блокаду Кубы. Через несколько месяцев из Турции были выведены американские ракеты.

 

Домой!

 

-Мы начали погрузку на тот же корабль, которым мы пришли на Кубу, - рассказывает Г.В.Лутченко. - Наш уход был воспринят и Фиделем Кастро, и народом Кубы абсолютно отрицательно. Кубинцы сочли это предательством. На борт судна, куда мы грузились, было решено поместить 4 ракеты на тележках. Длина каждой - 21 метр. А это резко усложняло погрузку. И кубинские крановщики отказались в этом помогать. Говорят: вы изменники, вы предатели, вы бросаете нас в критическую минуту. Пришлось нам изделия грузить своими силами.

 

В соответствии с договоренностью, ООН предоставила американцам право произвести подсчет количества вывозимых изделий. За 3 дня мы должны были вывезти 42 ракеты, 1000 единиц техники и 3 тысячи ракетчиков. Каждую ракету, которая будет нести атомный заряд, они должны были видеть своими глазами. Но на одну ракету они все-таки ошиблись. По их данным, мы ввезли 41 ракету, а оказалось, что 42.

 

На обратном пути мы трое суток шли в режиме радиомолчания. Но в эфире беспрерывно давались наши позывные, и на ломаном русском языке запрашивали: «Где ты есть? Какой твой коурс?» В дальнейшем мы были обнаружены американским военным самолетом, который вывел на нас эскадренный миноносец. В пути был проведен досмотр на предмет количества вывозимых ракет, которые находились на верхней палубе. На борт никто из американцев не поднимался – это означало бы нарушение нашей государственной границы. Но нам просигналили: «Резолюцией ООН такой-то номер от такого-то числа нам разрешено контролировать вывоз ракет с территории Кубы». Мы ответили: «Мы об этом оповещены. Что от нас требуется?» Они попросили открыть изделия, снять брезентовые тенты.

 

Обошли корабль с правого, левого борта, посмотрели и ушли. Правда, перед тем, как уйти, спросили: «А почему у вас ракеты черного цвета?» Мы просигналили: «Наши ракеты, как хотим, так и красим». Ответ их, похоже, удовлетворил. Но дело в том, что ракеты покрашены были в зеленый цвет, и на них были черные чехлы.

 

Назад шли через Большую Багамскую банку, Атлантику, Гибралтар, Средиземное и Эгейское моря, Дарданеллы, Мраморное море, Босфор, Черное море. В пути следования тоже штормило. Мы ожидали большой «встряски» в Бискайском заливе, но обошлось. Шторм нас захватил только крылом. Пришли в порт Советского Союза, разгрузились, переобмундировались и убыли на старое место дислокации. 14 декабря я был переведен к новому месту службы. Таким образом, поход туда и обратно составил 21 тыс. 700 км. Вот так я оморячился. Это мне пригодилось, т.к дальнейшую службу я проходил в плавсоставе Тихоокеанского флота.

 

Двухмесячная командировка на Кубу запомнилась навсегда. Это была большая школа, которая научила меня работать в любых условиях. Я горд за наших людей, каждый из которых внес свою лепту в мирное разрешение этого серьезнейшего конфликта. Все мы выполняли свой воинский долг и отстаивали интересы своей страны.

 

Сегодня существуют разные мнения по поводу того, чем было удаление ракет с Кубы - поражением или победой Советского Союза. Но следует учесть, что хотя безопасность Кубы и не смогли надолго обеспечить советские ракеты, СССР добился от США гарантий ненападения на Кубу, и эти обязательства выполняются до сих пор. Карибский кризис положил начало разрядке международной напряженности, с него началось мощное международное движение за разоружение.

 

Подготовила Ю. Еременко,

руководитель пресс-службы Управления СБУ в Луганской области.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: