Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - образование

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - образование

Оборотная сторона сертификата
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - образование

В ректорате Луганского медицинского университета непривычно тихо. Отсутствие посетителей депутат областного совета, ректор медицинского университета Валерий Ивченко объясняет окончанием приемной кампании и тем, что проходила она максимально гласно – абитуриентам и родителям просто не на что пожаловаться.



Накануне министр образования и науки Украины Иван Вакарчук во время прямой правительственной телефонной линии заявил, что, несмотря на огрехи, которые случались во время вступительной кампании, прошла она на высоком научно-методическом уровне. «Вступительная кампания состоялась, и она была успешной», — заявил главный педагог страны. По словам министра, опыт нынешнего года является уникальным, его будут учитывать и в последующие годы.
Профессор Ивченко согласен с министром — кампания прошла на достаточно высоком организационном уровне. Но в начало списка преимуществ новых условий приема Валерий Константинович упрямо ставит свой пункт: наконец-то, умолкнут обвинения в коррупции в адрес высших учебных заведений. Прием в вузы по сертификатам независимого и, что особенно важно, внешнего оценивания освобождает вузы от всех и всяческих подозрений на сей счет. Не будем уточнять, что значит коррупция вообще, «коррупция» в вузе в частности, насколько справедливы (были) подобные обвинения, теперь это уже не имеет никакого значения. В стране принят новый механизм зачисления студентов, возможность незаконных действий со стороны вуза сведена к нулю: что получил выпускник школы во время ВНО, с тем и пришел в приемную комиссию. Ректор удовлетворенно поднимает руки: слава Богу, никто теперь ни в чем не то что не обвинить нас, а даже подозревать не посмеет. Медуниверситет пошел дальше, чем этого требуют министерские правила приема, немедленно выставляя всю информацию на сайте вуза. А зачисление провели с приглашением родителей, журналистов, организаторов регионального образования и здравоохранения.
— Вас интересует мое мнение о приеме в вузы по сертификатам? Прогрессивно, демократично, снимает массу вопросов, которые (справедливо или несправедливо — другое дело) ставили перед нами. Нужное дело, его надо продолжать, механизм проведения — совершенствовать, но… Есть недостатки, на которые надо обратить внимание сейчас, — считает Валерий Константинович.
— Назовите их, пожалуйста.

— Первый недостаток — это возможность поступать (теоретически) во все вузы страны. Она создает ложное представление о конкурсе, но не это главное. Подавать заявление в медицинский, в технический вуз, в сельскохозяйственный, в педагогический — несуразность. Возможно, я отстал от нашего информационного века, но я не могу понять — какой принцип положен в основу этого правила, в чем его смысл? Это что — лишь бы получить диплом о высшем образовании? Кому нужны такие специалисты? Нам нужны специалисты — высококлассные врачи, инженеры, учителя, или нам нужен принцип ради принципа? Я хотел бы спросить человека, который подает документы на лечебный факультет и на гостиничное дело одновременно: «Ты кем хочешь стать? Какую профессию ты для себя выбрал?»
— Ну, некоторая девальвация высшего образования имеет место…

— О чем вы говорите? Какая «некоторая»? — восклицает профессор Ивченко громче, чем он себе это позволил бы, если бы речь не шла о качестве подготовки специалистов.
Ректоры украинских вузов, наверное, единственные, кто судорожно цепляется за качество национальной школы — средней и высшей. В отличие, скажем, от предпринимателей они понимают — без образования, причем выше европейского, а не на уровне оного, страну ожидает место в третьем мире. Вот почему они теряют контроль над собой, когда кто-то предлагает рассматривать способы проведения реформы выше целей, которые стоят перед ней.
Все же доведя до конца эту часть беседы, часть далеко не второстепенную, между прочим, ректор вернулся к теме разговора:
— Я бы предложил ограничить до трех количество вузов, в которые абитуриент может подать заявление. Незачем колесить по всей стране? Сдал документы в Киевский национальный имени Шевченко, в Луганский национальный имени Шевченко, в национальный имени Даля, и хватит. Это освободит приемные комиссии от огромного объема, поверьте, совершенно лишней работы. По правилам приема, в течение пяти дней после зачисления абитуриент должен предоставить комиссии оригинал сертификата. На лечебном факультете 51 и на факультете педиатрии 35 абитуриентов еще не предоставили сертификаты. Где они? Может, где-то учатся? Или заболели? Или — что? Как быть в таких условиях университету?
А действительно, что делать вузу?
Ведь современное учебное заведение, в отличие от средней школы, — это еще и экономический организм. Вуз оказывает образовательные услуги, формирует свой бюджет, ему надо рассчитать доходы в соответствии с предполагаемыми расходами.
Если абитуриент Иванов, зачисленный с 520 баллами на первый курс, не предоставил комиссии сертификат (потому что принят в Киеве или Харькове), университет зачисляет следующего по списку абитуриента — Петрова, с 519 баллами сертификата. А Петров уже подал заявление на контракт. Вузу невыгодно переводить контрактника на бюджет. В конце концов, абитуриент Иванов может передумать и потребовать обратно свое законное место в списке. А что делать с пятидневным сроком подачи сертификата? Ждать пять дней, когда Петров подаст сертификат? А если Петров не предоставит сертификат? В правилах ничего не сказано о третьей пятидневке для теперь уже абитуриента Сидорова.
Общий контур процедуры в правилах обозначен, но механизма, как проводить зачисление в случае, если… и еще раз если — такого механизма не существует.
(Кроме прочего, немного не укладывается в голове: свыше ста абитуриентов, уже зачисленных, передумали учиться — и где? — в престижном медицинском университете!)
Еще одно предложение ректора состоит в том, чтобы установить минимальную сумму баллов, ниже которой не следует принимать у абитуриента копии сертификатов. Скажем, в нынешнем году проходным на лечебный факультет стал 510-й балл. Вот ректор и предлагает в будущем году ниже пятисот баллов документы не принимать. Ну, какой смысл абитуриентам с 200 баллами ходить в медицинский, переживать, когда абсолютно понятно, что в вуз он не поступит — перед ним пятьсот претендентов с 600 баллами?
— Авторы реформы уверяли, что в вузы благодаря конкурсу сертификатов поступят лучшие из лучших? В медицинский поступили лучшие из лучших?

— Отвечу так: лучшие из тех, кого выпустила школа. Кого школа выпустила, как она учит — это вопрос отдельный, требующий отдельного, обстоятельного разговора. Я ни школу, ни наших абитуриентов обижать не хочу. Я человек консервативный… В том смысле, что легкость можно позволять себе где угодно, но не в области здравоохранения — здесь речь идет о здоровье и жизни людей.
— Признаться, я не могу понять, что значит демократизация учебного процесса? Учеба — тяжелый системный труд, и освобождать от него будущего студента, значит заведомо снижать его интеллектуальный уровень, сужать будущий профессионализм. И я противник льготного поступления в медицинские вузы. Кстати, нынешняя кампания отчетливо обнажила эту проблему. Цитирую: «Бюджетные места заняли дети с самым низким проходным баллом в сертификате, но с государственной поддержкой в виде льгот». Многие (признаюсь, и я в том числе) подозревали вузы в том, что по льготным спискам они проведут в вуз «своих» абитуриентов.

— Что ж, давайте рассмотрим этот вопрос. В министерских правилах приема, соответственно и в вузовских, есть пункт о льготных категориях детей — сироты, инвалиды. Назовем их государственными льготниками. Есть еще наши льготники, условно говоря, льготники, сейчас вы поймете, почему — условно: это выпускники наших подготовительных курсов, лицеев, гимназий. Так вот, наших абитуриентов, пользующихся преимущественным правом поступления, на лечебном факультете четыре процента. Цифра стоит того, чтобы о ней говорить?
— Определенно нет.

— Тем более что на самом деле никакого преимущественного права нет — они поступают на общих основаниях, у них сертификаты (которые выдаем не мы, а внешний независимый орган оценивания) с суммой баллов выше проходного. Они в любом случае проходят в университет. Ну, кто откажет в приеме абитуриенту с шестьюстами баллами, когда проходной 510? Не верите — проверьте, информация открыта, доступна.
— А сколько государственных льготников поступило в вуз? Наверное, они заполнили все бюджетные места престижного стоматологического факультета?

— Тоже нет. Подали документы и зачислены одиннадцать человек, двое абитуриентов не предоставили оригиналы сертификатов.
— Значит, этот пункт правил приема не создает вузу проблем?

— Нам не создает. Хотя есть вопросы.
— Какие?

— На стоматологическом факультете десять бюджетных мест. Если десять льготников с сертификатами выше «двойки» подадут заявление, я обязан буду их принять. Скажите, а в чем провинился абитуриент, который сдал независимое тестирование на «пятерку»? Ему я вынужден отказать или предложить платную форму обучения. Это вопиющая несправедливость. Выходит, мы обеспечиваем социальные гарантии одних за счет других. Безусловно, сироты, дети погибших военнослужащих, дети Чернобыля должны быть защищены, но не за счет старательного, способного, трудолюбивого мальчика или девочки. Просто надо найти справедливую форму обеспечения льгот. Пожалуйста, я приму в университет хоть сто льготных детей — пусть бюджет оплатит эти места. Вот это была бы настоящая забота. Справедливая, не ущемляющая прав остальных абитуриентов.
— Директор департамента высшего образования Министерства образования и науки Украины Ярослав Болюбаш заявил, что привилегии для льготников никто отменять не собирается.

— Не надо отменять, надо механизм усовершенствовать.
— Валерий Константинович, чувствуется, что у Вас голова все-таки болит не о правилах, а о чем-то другом…

— Это правда. У меня голова болит о другом. Медицинский университет — вуз особенный. У нас «школьная» система обучения — группы по десять человек, работа лицом к лицу, студент отвечает на всех занятиях, а он… говорить не умеет. Вот они, тесты! Тесты приучили выбирать вариант ответа, а не мыслить и логично излагать ответ. «Сколько у мухи ног? Четыре? Шесть? Или семь?»
— Точно не семь.

— Уже «тройка». По статистике, четверть удовлетворительных ответов дается методом «тыка». И не говорите, что эта проблема не имеет отношения к вступительной кампании. Имеет…
— К сожалению, реформы назад не ходят.

— Согласен. Но между приемными кампаниями есть время проанализировать результаты, исправить недочеты, усовершенствовать механизмы, которые дали сбой, а там, где их нет — сформировать. Позитивного в новой системе приема много, с этим никто не спорит. Что касается негатива, то его надо хотя бы минимизировать.
— Спасибо, что нашли время для «Нашей газеты»…

Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: