Сегодня

Герои труда

0
Герои труда
Герои труда

Герои  труда
История Луганщины — это история индустриального края, в котором и аграрный сектор занимает весьма достойное место. А значит, главными авторами биографии области являются люди труда: шахтеры, строители, машиностроители, ученые, химики, металлурги, работники сельского хозяйства, труженики многих других отраслей. Как же не вспомнить их, готовясь к празднованию юбилея нашей общей малой родины, нашего общего родного дома под названием Луганщина?




Это создано ими
После разговора с несколькими нашими земляками, имена и портреты которых во второй половине минувшего века практически не сходили со страниц газет, пришла в голову простая мысль. Да, эти люди в разные годы получили звание Героя Социалистического Труда. Да, то, что связано с советским периодом, уже подвергнуто пересмотру, переосмыслению, переоценке — такова логика истории. Да, кто-то сегодня не скрывает своей ненависти к тем временам и той жизни, отвергая все и вся тогда происходившее. Да, есть за что критиковать завершившееся провалом социалистическое и коммунистическое строительство в нашей прежней большой стране — капитализм на поверку оказался более живуч. Но!
Но то, что сделали эти люди, не подвержено девальвации при любом общественно-политическом строе. Они трудились. Добывали уголь, эту законсервированную солнечную энергию, чтобы дать нам всем тепло и свет. Они строили дома, больницы, школы, дворцы культуры, заводские корпуса, чтобы нам было где создавать семьи, растить детей, работать и отдыхать. Они производили современную технику, чтобы облегчить нашу жизнь и наш труд, сделать их легче, комфортней. Они выращивали высокие урожаи на полях для достатка в наших домах и уверенности в завтрашнем дне. Как бы ни был назван такой труд — социалистическим, капиталистическим или каким-либо еще — он нужен всегда. Без него невозможны ни нормальная жизнь всего общества, ни счастье каждого отдельного человека.
А тем скороспелым удачникам, что в сумятице случившегося почти два десятилетия назад большого перелома сумели выхватить для себя по большому или малому куску бывшей общей собственности, не стоит забывать: не создай предыдущие поколения всех этих богатств, нечего было бы и разбирать по частным карманам, то бишь приватизировать. Так что нынешним бизнесменам, собственникам и хозяевам жизни первыми следовало бы с уважением и благодарностью поклониться беззаветным труженикам прежних лет. А еще, если хватит мудрости и душевности, восхититься этими людьми, которые не столько из-за заработка, как из чувства долга перед Родиной и народом изо дня в день, из года в год показывали высокие образцы трудового героизма. Нынче такое встречается все реже — жизнь теперь приучает работать только за деньги. Те, кто были хозяевами страны, гегемоном и гордостью общества, теперь — наемные работники.
Впрочем, не ожидают наши прославленные ветераны от сегодняшнего общества ничего особого. Живут своими тихими пенсионерскими буднями и праздниками, радуются детям и внукам, сокрушаются по поводу того, что творится в стране, возмущаются многими окружающими реалиями. Значительно меньше сейчас поводов, чтобы публично вспоминать годы своих трудовых свершений. Да и свершениями они не называют то, что делали. Как прославленный кузнец Федор Курило, 34 года простоявший у кузнечного пресса «Лугансктепловоза»: «Это не лично моя заслуга, а всего коллектива. Многие так работали, как я, все старались, но всем звания дать не могли…»
И вот по нашей просьбе Герои Социалистического Труда мысленно вернулись на несколько десятилетий назад, вспомнили пору своей активной трудовой деятельности, оставившей заметный след в летописи нашего края и страны. Наши собеседники — шахтеры Николай Должиков и Григорий Шелест, хлебороб Григорий Филоненко, строитель Мария Калюжная, машиностроитель Федор Курило. Все, что написано о них в былые годы, можно было бы отдельными книгами издавать. А сегодня мы просто напомним…

«Как на праздник»
Так вот, Федор Леонтьевич Курило на настойчивые расспросы, за что все-таки конкретно давали медали, ордена и высшие государственные звания советским труженикам, ответил общими словами: производительность труда росла, себестоимость снижалась, нормы выработки повышались, но все равно плановые задания перекрывались. Брали обязательство выполнить пятилетку за четыре года — и выполняли. А стахановский горняк Николай Павлович Должиков, имеющий 49 лет подземного стажа, девятую пятилетку завершил за три с половиной года. На отбойном молотке, на крутопадающих пластах сверхкатегорийной шахты вместо запланированных 8 тысяч тонн угля выдал на-гора за пять лет почти 12 тысяч. Продолжал дело Алексея Стаханова на его же шахте — бывшей «Центральной-Ирмино».
«Заведенные были на работу люди, — так сформулировала общий настрой в лучших трудовых коллективах того времени Мария Калюжная. — У нас тогда была самая высокая производительность труда по Союзу». Тогда — это в начале 80-х, когда Мария Павловна и стала Героем Социалистического Труда. А пришла она выпускницей ПТУ в ремонтно-строительное управление треста «Рубежанскхимстрой» восемнадцатилетней в 1962 году. Затем в рамках комбината «Луганскхимстрой» было создано специализированное управление «Отделстрой», и Калюжная надолго, почти на два десятилетия, возглавила бригаду штукатуров.
— Мы имели задание на пятилетку, на год, квартал, месяц, — вспоминает Мария Павловна. — В вагончиках висели графики объектов, на которых нам предстояло работать. Еще этот не закончили, а уже готовимся к переходу на следующий. Было ли трудно? Конечно. Особенно первые два года работы: думала, не выдержу. Тянем, к примеру, шланг на девятый этаж дома, для женщин это ой как тяжело… Но смотрю сегодня на здания, которые когда-то штукатурили в Рубежном, Северодонецке, Лисичанске, и душе приятно. А на то, что с начала 90-х так и осталось недостроенным, глядеть больно…
— Было трудное послевоенное время, — рассказывает бывший бригадир горнорабочих очистного забоя шахты «Анненская» ПО «Стахановуголь» Григорий Шелест. — За врубмашиной сначала уголь лопатой кидали, потом пошли комбайны, внедрение новой техники, прогрессивные методы работы. Звание Героя мне и дали как раз за освоение новой техники и высокую производительность труда на маломощных пластах.
Жителю села Просторное Григорию Павловичу Филоненко в конце этого года исполнится 80. А трудовой путь его начался в 43-м, когда пошел прицепщиком в колхоз «Ленинское поле». Потом освоил профессию тракториста, со временем — комбайнера. В 76-м сел на новенький комбайн — «и пошло-поехало».
— За пять лет работы я выдал из бункера 6600 тонн зерна, а в 78-м году — 2260, — хорошо помнит эти цифры ветеран. — А на тракторе за полгода как-то выработал 1360 гектаров условной пахоты, тогда как другие по тысяче за год вырабатывали. Я шел на работу, как на праздник. Знал, что меня там ждут, обеспечат работой, знал, что заработаю…
О работе как празднике Григорий Павлович сказал без тени иронии, которая крепко приросла к этому словосочетанию. «Как приняли меня в коммунисты, я весь отдался работе» — еще одно его бесхитростное признание. Эти люди без пафоса говорят о том, что было на самом деле. А если мы сегодня находим в таких их фразах некую надматериальную высоту, то только потому, что она имела место не только в словах, но и в их жизни.
— Мы чувствовали тогда, что действительно являемся гвардией труда, — делится мыслями Григорий Шелест. — Коль уж рвали жилы, то знали, что нас уважают. И чувство долга было, и чувство патриотизма. И когда отмечали профессиональные праздники шахтеров, химиков, металлургов, то это были настоящие праздники! А сегодня попробуйте найдите в газетах, чтобы прославлялись люди труда… Я приехал из сумской деревни по призыву «Молодежь — на шахты Донбасса!», и могу твердо сказать: я воспитан на самых замечательных трудовых традициях шахтеров, они меня научили жить и работать, закалили навсегда.

И немного — о счастье
И еще одна характерная черта людей той закалки — они активно участвовали в общественной жизни своего региона и страны. В этом проявлялось и уважение, и доверие к ним не только высшего руководства, но и народа. Мария Калюжная, например, в течение восемнадцати лет была депутатом Верховного Совета СССР. Депутатами, делегатами партийных и профсоюзных съездов были и другие наши собеседники. Николай Должиков возглавлял участковые партийную и профсоюзную организации, выполнял общественные нагрузки (ушло уже в прошлое это понятие?) по линии Общества охраны памятников истории и культуры, Всесоюзного общества «Знание». В столицу они ездили не на акции протеста, не чтоб касками постучать перед зданием правительства или с плакатами в пикетах постоять, а для участия в мероприятиях государственного масштаба. Отсюда и чувство сопричастности к жизни не только своего предприятия, города или села, а и всей страны.
А еще они постоянно расширяли свои профессиональные горизонты: оканчивали вузы и техникумы, различные курсы, повышали квалификацию, перенимали передовой опыт. Тот же Николай Должиков, уже будучи на пенсии, прошел обучение на курсах машинистов подземных установок, к нескольким своим горняцким специальностям добавив еще одну.
Нельзя обойти и такую объединяющую их общую черту: прославленные трудом ветераны недовольны тем, что видят вокруг себя и с телеэкранов сегодня. Да и чем тут быть довольными? Шахт, на которых работали Николай Должиков и Григорий Шелест, ныне уже нет, как и всего объединения «Стахановуголь». Нет ныне шахтеров на родине стахановского движения… От прославленного спецуправления «Отдел-строй» Марии Калюжной тоже ничего не осталось. Трест «Рубежанскхимстрой» еще существует, но не сравнить то, что делал его коллектив раньше, с тем, чем занимается сегодня… О «Лугансктепловозе», на котором работало 36 тысяч человек и который давал 96 процентов всей тепловозной тяги огромного Союза, Федор Курило может ныне разве что ностальгировать. Оживает сегодня его родное предприятие в руках стратегического инвестора, но до прежних масштабов пока — как до неба. А Григорий Филоненко грустно рассказал:
— Надоело слушать, как констатируют, что плохо мы живем, и ничего не делают, чтоб было лучше. Поля стоят годами в бурьянах… Выйду я из хаты, услышу мотор трактора — это песня для меня. Но звучит она так редко! А тогда вокруг гудело: там пашут, там культивируют, день и ночь трактора работают. Мне в районе бюст поставили на Аллее героев… Это раньше что-то значило, а сейчас молодежь в ту сторону и не смотрит…
«Я долго была оптимисткой» — эти невеселые слова Марии Калюжной, Почетного гражданина Рубежного, тоже многозначительны. Болит им, ветеранам, все то, что происходит сегодня с родной для всех Украиной. «Где лад, там и клад» — уверяет народная мудрость. А мы, похоже, этот клад сами зарываем как можно глубже и никаких пометок не ставим, чтобы хоть со временем, когда поумнеем, его найти. Нету лада в стране, материальные богатства которой они создавали своим добросовестным трудом. Да и не в особой чести он сам в нынешних условиях. Мудрый американский поэт прошлого века Роберт Фрост как-то написал: «Мир полон охочих до работы людей. Одни охотно работают, другие охотно этим пользуются». Зачем же жилы в самом-то деле надрывать, работая на дядю, который может и зарплату не во-время платить, и законодательство по охране труда и социальных гарантиях персоналу игнорировать…
И все-таки. Все-таки труд — вечная и непоколебимая ценность. «Труд — приправа к счастью» — еще до нашей эры изрек древнегреческий писатель и историк Ксенофонт. А Лев Толстой, определив в трактате «В чем моя вера?» пять предпосылок счастья, вторым пунктом назвал: «труд, во-первых, любимый и свободный труд, во-вторых, труд физический, дающий аппетит и крепкий, успокаивающий сон». И в Библии сказано: «И если какой человек ест и пьет, и видит доброе во всяком труде своем, то это — дар Божий» (Екклезиаст, 3-13). И в «Моральном кодексе строителя коммунизма» (помните такой?) было требование: «Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест».
Так что как ни крути, а человек, для которого труд — обуза, вряд ли может претендовать на профессиональную и социальную самореализацию, на полноценную, содержательную и счастливую жизнь. В нашем трудовом крае великое множество людей нашли для себя любимый труд, нашли себя в труде и создали этим самым прочную основу счастья. Ныне не так все однозначно в этом деле, как было раньше. Можешь трудиться, а можешь — нет: свобода. И между тем «кто работает» и «кто ест» нет такой прямой зависимости, как провозглашали коммунисты. Но стране и людям по-прежнему нужны свет и тепло, хлеб и транспорт, и еще многое другое. А значит, трудовым традициям Луганщины продолжаться, высоким производственным результатам быть, предприятиям расправлять плечи в условиях рынка, как когда-то в условиях плановой экономики.
Стартуем ведь не от нуля. И за это земной поклон всем честным труженикам разных лет, а героям труда — первым.


Зоя ПУТРЕНКО.
7.08.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: