Сегодня

Вот пуля пролетела... И — ага!

0
Вот пуля пролетела... И — ага!
Вот пуля пролетела... И — ага!

Армия может проиграть войну, может выиграть ее. А вот у солдата вариантов нет — в мирное время он всегда или почти всегда в проигрыше. Ни одна схватка воина с чиновником не заканчивалась победой первого.
В 1993 году Верховная Рада приняла Закон «Про статус ветеранів війни, гарантії їх соціального захисту» — один из самых совершенных, по крайней мере, на территории СНГ и Восточной Европы…




Гарантии
Любой законодатель может взять текст закона и тряхнуть перед оппонентом: «Лучший!» Действительно, закон «Про статус…» может служить образцом социальных гарантий для ветеранов — участников Великой Отечественной, военных конфликтов. А статья 3 («Міжнародні договори України») в разделе I («Загальні положення») вообще гласит: «Якщо міжнародними договорами або угодами, в яких бере участь Україна, встановлені більш високі вимоги щодо захисту ветеранів війни, ніж ті, що їх містить законодавство України, то застосовуються норми міжнародного договору або міжнародної угоди». Нет нужды заглядывать в международные договоры, поскольку более высокие требования, чем те, что содержит законодательство Украины, найти трудно. Да и зачем искать? Кому придет в голову копаться в международных договорах и соглашениях, подписанных и ратифицированных Украиной, чтобы найти разницу и потребовать их выполнения в Луганске, Запорожье, Чернигове, когда положения собственно украинского закона не выполняются?
Если поговорить с лидерами афганского движения (луганским областным) Иваном Шердецом и (луганским городским) Сергеем Шониным, то они, прежде чем с карандашом пройтись по статьям закона, выразят претензии к правительству Юлии Тимошенко. Претензии морального порядка. Во время избирательной кампании ЮВТ чуть не кулак вскидывала: социальное законодательство должно выполняться в полной мере! Став премьером, отобрала у афганцев санаторий, не раз пыталась сократить финансирование льгот и преимуществ участников войны. Дважды в течение последних пяти лет афганцам приходилось в пикетах отстаивать тот минимум социальных льгот, который Государственный бюджет все еще обеспечивает. В отличие от закона правительство может уверенно гарантировать афганцам и фронтовикам одно — им и дальше придется отстаивать свои права.

Защита
Мы с лидерами афганского движения решили вооружиться карандашом и пройти попунктно всю статью 12 («Пільги учасникам бойових дій та особам, прирівняним до них») раздела III («Пільги ветеранам війни та гарантії їх соціального захисту»). Все 22 пункта. Посмотрим, что останется от лучшего в СНГ закона о статусе ветеранов войны.
В соответствии со статей 12 участникам боевых действий предоставляется право на «безплатне одержання ліків, лікарських засобів, імунобіологічних препаратів та виробів медичного призначення за рецептами лікарів».
— Не выполняется, — в один голос заявляют Иван Шердец и Сергей Шонин.
Кем? Как? Почему?..
Не выполняется. Государственных аптек нет. Областное коммунальное производственное предприятие «Фармация» создало сеть ветеранских аптек, где инвалиды, участники войны, пенсионеры могут приобретать медикаменты с определенной скидкой. Однако же «Фармация» не государство, а скидка — не есть «безплатне».
Пункт 2: «Першочергове безплатне зубопротезування (за винятком протезування з дорогоцінних металів)»:
— Не выполняется…
Какое бесплатное зубопротезирование у частного зубопротезиста?
Пункт 3: «Безоплатне забезпечення санаторно-курортним лікуванням або одержання компенсації вартості самостійного санаторно-курортного лікування. Порядок надання путівок, розмір та порядок виплати компенсації вартості самостійного санаторно-курортного лікування визначаються Кабінетом Міністрів України». Последнее — «визначаються Кабінетом Міністрів України» — вообще звучит как издевательство. На что надеяться участникам боевых действий, когда даже инвалиды войны давно забыли, как выглядят путевки в санаторий? О компенсации и говорить не приходится.
Два следующих пункта — 5 и 6 (75-процентная скидка за пользование жильем, за пользование коммунальными услугами — газом, электроэнергией и прочее) выполняются. Подозреваю, что все эти 75 процентов правительство перекладывает на плечи поставщиков коммунальных услуг, а те — на плечи нельготных абонентов. И вся забота.
Седьмой пункт довольно объемный, но его стоит привести полностью: «Безплатний проїзд усіма видами міського пасажирського транспорту, автомобільним транспортом загального користування в сільській місцевості, а також залізничним і водним транспортом приміського сполучення та автобусами приміських і міжміських маршрутів, у тому числі внутрірайонних, внутрі- та міжобласних незалежно від відстані та місця проживання».
С автобусами проблем не возникает. С маршрутками городские власти никак не разберутся. В некоторых маршрутках приходилось видеть выписку из закона «Про статус…» с перечислением категорий, имеющих право на бесплатный проезд. Но свидетелем бесплатного проезда участника боевых действий в маршрутном такси и даже бесплатного проезда инвалида войны быть пока не довелось. Вопрос этот лидеры движения постоянно ставят перед городским головой. Что-то властями в этом направлении делается и какие-то с середины на половину результаты имеются. Словом, ни да ни нет, а как бы и да, но, скорее всего, все-таки нет.
Зато с «автобусами приміських і міжміських маршрутів, у тому числі внутрірайонних, внутрі- та міжобласних незалежно від відстані та місця проживання» в Луганской области определенно, однозначно — нет. Причем наша область единственная (полковник Шердец настаивает на этом), где афганцам отказано в праве на бесплатный проезд пригородным, междугородным, внутрирайонным, межобластным транспортом, независимо от расстояния.
— Кассир автостанции отправляет афганца к юристу, юрист говорит: «У нас такого нет», — рассказывает Иван Шердец. — И никому ничего не докажешь.
— А молодому мужчине при всем народе размахивать красной «корочкой»… Нервы дороже. Лучше купить билет, — продолжаю я. — Эти «юристы» как раз и рассчитывают, и правильно, как получается, рассчитывают на то, что нервы дороже.
— Ко мне на днях друг приехал, тоже афганец, из Винницы, — рассказывает Иван Павлович. — Из Винницы до Донецка он взял билет по закону — бесплатно. Из Донецка в Луганск — тоже бесплатно. А вот уже из Луганска в Донецк — плати.
Не должен ветеран войны — афганской, вьетнамской, корейской, кубинской — выбивать из кассиров и юристов то, что государство гарантирует ему законом. Не должны руководители ветеранских организаций вести осаду районных, областной государственных администраций, исполкомов и каждый год наводить один и тот же мост. В законе четко прописано: «пригородный, междугородный, межобластной, внутрирайонный»! Нет же, у них такого нет. Во всех регионах Украины норма действует, исполняется. Луганскую область транспортники и их юристы выделили в отдельный регион, не подпадающий под действие Закона.
Пункты 8, 9, 10 («користування поліклініками та госпіталями», «медичне обстеження і диспансеризація», «першочергове обслуговування в лікувально-профілактичних закладах») от правительства особых усилий не требуют, никаким грузом на Государственный бюджет не ложатся. Эти гарантии удовлетворяет местная власть. Жалоб на поликлиники и больницы от афганцев не поступало. Наоборот, поликлиника может пожаловаться на ветеранов — когда они вовремя не проходят медосмотр.
Одиннадцатый («виплата допомоги по тимчасовій непрацездатності»), двенадцатый («використання чергової щорічної відпустки у зручний час»), тринадцатый («переважне право на залишення на роботі при скороченні штату») также головной боли правительству, министерствам не добавляют. Вообще интересная получается картина. Положения закона можно разделить на две категории: на требующие участия местных органов власти и на те, что требуют участия центральных органов власти. Не добираясь до 22 пункта, можно сказать — центральные органы власти в реализации положений социального законодательства участвуют едва-едва. Пенсии, доплаты? Ну, так их на местах собирают.
Вот четырнадцатый пункт («першочергове забезпечення житловою площею»), где Кабинет Министров мог бы реализовать свою философию человечности… Помнится, первое правительство Юлии Тимошенко презентовало не программу, а именно философию строительства нового общества. Так нет же. Не хочет.
В 1990 году очередь на жилье двигалась со скоростью сто человек в год. В прошлом году луганским очередникам, участникам боевых действий и ветеранам вооруженных сил, выделили пять квартир. То есть соответствующей субвенции, выделенной Государственным бюджетом, хватило на одиннадцать квартир (на область). Одну однокомнатную квартиру дали афганцу, четыре квартиры — офицерам. Квартир дожидаются около двух тысяч участников боевых действий и уволенных в запас офицеров. Подсчитывать, когда квартирный вопрос будет решен, не хочется — совестно.
Ладно, строить квартиры, покупать на вторичном рынке — дорого. Есть ведь пятнадцатый пункт, который предусматривает «позики на будівництво, реконструкцію або капітальний ремонт жилих будинків і подвірних будівель». И («першочергове право на вступ до житлово-будівельних (житлових) кооперативів, кооперативів по будівництву…»). Взял бы бывший воин-интернационалист кредит, получил бы участок под строительство…
— Сколько мы ни обращались к городским властям — бесполезно, — Сергей Шонин отрицательно качает головой. — Глухая стена, не прошибешь.
Пункт семнадцатый — бесплатный проезд раз в два года, туда и назад, железнодорожным, воздушным, водным транспортом… Да, для этого надо получить талоны в военкомате. В них указаны виды транспорта. Льгота обеспечена, закрыта.
С восемнадцатым пунктом странная история. Она освобождает участника боевых действий «від сплати прибуткового податку з усіх одержуваних ними доходів». Но Кабинет Министров похоронил эту норму под жирным крестом.
Остальные четыре пункта можно и не цитировать. В них нет ничего особенного. Разве что последний, двадцать второй, которым ветеранам военных конфликтов, самому молодому из которых за сорок лет, гарантировано право на «позаконкурсний вступ до вищих навчальних закладів». Удобно такими льготами бывших воинов обеспечивать — финансировать не надо, а если найдется один на всю страну сорокадвухлетний афганец, желающий получить высшее образование, местный университет его примет, выучит. Благо как бы.

После боя
О том, что служить придется в «условиях сухого жаркого климата», новобранцы узнавали обычно в Красноводске, на том берегу Каспия. Потом курс молодого бойца или учебная дивизия, потом «сухая жаркая страна». Горы, дороги, боевые операции, недружелюбное местное население… Там и сегодня идет война. Мало кто заявлял командирам: не хочу воевать.
Служили ребята, пулям не кланялись. Надо было — отдавали жизнь. И не на коленях.
Сегодня они могут читать лучший в СНГ закон о статусе ветеранов войны и пометить карандашом положения, которые государство гарантирует и выполняет.
Пара штук наберется.

Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.
24.07.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: