Сегодня

«Было бы кому соблюдать Кодекс…»

0
«Было бы кому соблюдать Кодекс…»
«Было бы кому соблюдать Кодекс…»

Обсуждение проекта Трудового Кодекса Украины стало одной из «долгоиграющих» тем нашей общественной жизни последнего времени. В конце марта ей было посвящено заседание за «круглым столом» в Федерации профсоюзов области, в начале апреля расширенное совещание с той же повесткой дня провело Объединение организации работодателей региона (об этом «НГ» писала 15.04.2008 г. в статье «Между прошлым и будущим»). Естественно, каждая из сторон-участниц социального диалога исходит из приоритетов людей, которых объединяет в своих рядах и чьи интересы защищает. Имеет место, однако, и понимание естественной взаимосвязи и взаимовлияния этих интересов: будет плохо работникам — не выиграют и работодатели, а если у последних проблема на проблеме — то и персоналу их предприятий несладко.
Одному из аспектов такой диалектики посвящена наша беседа с председателем наблюдательного совета ЗАО «Автомотозапчасть» (г. Луганск), депутатом областного совета Андреем НЕДОВЕСОМ.




— Многим, Андрей Викторович, запомнилось ваше предостережение: как бы не вышло так, что читать новый кодекс и руководствоваться им придется только работодателям…
— Да, я утверждал и утверждаю, что мое машиностроительное предприятие переживет и визиты 39 проверяющих органов, на что жаловались коллеги, переживет налоговые проблемы, которые периодически возникают в связи с невозвратом НДС, отсутствием налоговых векселей или, скажем, нынешней необходимостью кредитовать наше замечательное государство налогом на прибыль на три месяца вперед. Единственное, что не переживет наше предприятие, — это отсутствие людей, которые будут на нем работать. И мне бы очень хотелось, чтобы новый Трудовой Кодекс дал ответ на этот очень важный вопрос, то есть каким-то образом стимулировал приход людей на производство. Потому что то, что мы видим сегодня, в самом деле может привести к ситуации, когда пользоваться им будет некому.
На нашем заводе работает около 500 человек. Еще полсотни могли бы принять смело, но не можем — некого, и с каждым годом положение становится все хуже и хуже. За год ПТУ полумиллионного Луганска выпустило двух токарей. Еще что-то объяснять надо?
— Работают же в цехах, видимо, люди старшего возраста?
— Мягко говоря, старшего — критического уже. Это касается и лучших рабочих, и руководителей среднего и высшего звена. Главный энергетик, главный механик, главный инженер — элита завода уже давно запенсионного возраста, и некого поставить хотя бы на год рядом с ними для передачи опыта. Просто нет людей.
— Но местные вузы ведь выпускают специалистов технического профиля.
— Инженеров, то есть людей мыслящих, изобретательных, не выпускают! Наш технический директор поддерживает до сих пор связи с Восточноукраинским национальным университетом, его когда-то пытались оставить там на кафедре, очень грамотный специалист… Так вот он по старой памяти от безысходности, от безнадеги полной пошел на родную кафедру и попросил лучшего студента с потока. Ему посоветовали парня: супер, дескать. Но после двух собеседований наш ветеран опустил руки от той же безысходности. То, что сейчас готовят технические вузы, просто катастрофа.
— А практику студенты или учащиеся ПТУ разве у вас не проходят?
— Мы зовем, мы готовы платить за обучение в институте — готовы на всё. Но нет желающих. Да и кто из молодежи ныне учится на инженерных факультетах? Те, кто не может пойти в юристы, экономисты, финансисты… Конкурса там нет, учеба бесплатная — лишь бы «корочки» получить. А система ПТУ, ранее плотно накрывавшая всю индустриальную Луганщину, давно уже бесследно рухнула, нужные производству рабочие специальности осваивать негде и некому.
— Ваше выступление во время обсуждения проекта Трудового Кодекса кто-то сопроводил репликой: пройдитесь вечером от «Детского мира» до театра — там много рабочих рук. Там, как известно, в теплое время года массово «тусуется» молодежь областного центра. Другое дело, что юношам и девушкам хочется работать за компьютером, а не за станком или швейной машинкой. Не тянет их ныне к физическому труду.
— За молодежь надо бороться отдельно. Это очень серьезная проблема, которую государство должно решать глубоко и комплексно, если хочет, чтобы Украина сохранила свое промышленное производство. Воссоздать полноценное профессионально-техническое обучение, повышать престижность рабочих профессий… Мне кажется, это неподъемно для нашего правительства, которое вообще больше нацелено на лоббирование интересов импортеров. Тем более что здесь необходимы колоссальные затраты.
— Областной центр занятости и управление образования и науки облгосадминистрации в апреле провели областной марафон рабочих профессий. Вспомнили хорошо забытое старое: агит-бригады оставшихся ПТУ вместе с представителями предприятий посещали школы, в более или менее живой форме вели со школьниками профориентационную работу.
— Ну чего можно добиться в одной области, если это проблема общегосударственная? Мы открыты, готовы к таким мероприятиям, но ведь пропаганду того, что работать токарем шестого разряда и зарабатывать тысячу долларов лучше, чем получать 200 долларов, стоя реализатором на рынке, должен вести не руководитель завода. В Белоруссии, например, и сеть ПТУ сохранена, и государственная программа трудоустройства молодых специалистов действует. При желании все можно сделать, но при желании высших органов власти страны. Так что на реальное решение в обозримом будущем этой задачи я, повторюсь, не рассчитываю.
— А на что же рассчитываете?
— Вижу только один вариант: чтобы спасти промышленное производство и сохранить темпы его роста, надо закрыть городские рынки. Понимаю, подход жесткий, но это решает два вопроса. Во-первых, чистый город, смягчение криминогенной обстановки и, что для меня, работодателя, самое главное, — изо дня в день, из года в год там не будут стоять 30 —
40-летние мужчины и женщины, имеющие дипломы о среднем или высшем образовании, в том числе и техническом. Еще того образования, ориентированного на производство! Возраст — самый работо-способный, а они стоят, либо вообще нигде не зарегистрировавшись и не платя никакие налоги, либо платят их с 500 — 600 гривень официальной минимальной зарплаты.
Может последовать вопрос: а кто же будет продавать, они же заполняют какую-то нишу? Да весь объем продаж того же Центрального рынка в Луганске перекроет один крупный торговый центр, допустим, «Метро», а еще лучше, конкурент «Метро». Там будут работать 500 человек, а не 5 тысяч, продавая такой же объем товаров, и платить с этого налоги. А четыре с половиной тысячи пойдут на заводы.
— Вообще-то то время экономического кризиса, когда останавливались промышленные предприятия, выбрасывая людей на улицы, уже миновало. Рынки тогда для многих стали спасением, но ситуация, в самом деле, изменилась коренным образом.
— Знаете, разговоры о безработице меня уже даже не смешат. Сейчас они меня злят и очень сильно огорчают. Это полная чушь. Посмотрите любую газету: «требуются» — три листа, «ищу работу» — несколько строчек. Вы хотите сказать, что это страна, где есть безработица? Производство ВВП на душу населения — один из главных показателей, по которым судят об успешности страны. Сколько реализует человек, который стоит на рынке? На 100, 200, 300 гривень за день. А сколько работник современного торгового центра? Эти цифры даже сопоставлять нельзя! А мы сейчас говорим о способах спасти — я именно так ставлю вопрос — спасти производство. Если ничего не предпринимать, то лет через пять заводов не будет.
Кроме того, эти люди на рынке в цветущем возрасте поддерживают теневой сектор экономики. Они требуют от местной власти содержать их дома, подъезды, дороги, школы, больницы, а ведь местные бюджеты на 80 процентов состоят из подоходного налога. А они его платят с 500 гривень, которые официально получают от своего работодателя, частного предпринимателя. И он платит налог тоже с этой зарплаты. Как же можно требовать при этом бюджетных социальных благ? К сожалению, реализаторы, работающие на таких условиях без какого-либо социального пакета, не понимают, что без него у них нет будущего.
На заводе, понятно, все по-другому, все официально, в соответствии с законодательством. Но и трудиться тут надо иначе, а многие уже отвыкли от четкого режима работы, требований трудовой дисциплины. Но и заработать достойные деньги можно честно, открыто, не в тени. Наши штамповщики, например, зарабатывают от 300 до тысячи долларов — по результатам.
— Выходит, поставь те же рынки в законодательное поле, в котором живет легальное производство, они и сами закроются!
— Конечно, я не «Беркут» имел в виду, который прошелся лавиной — и рынка нет. Ни в коем случае! Надо поставить ребят в такие же условия, в которых находится завод — и всё, и рынка завтра не станет. И на месте пяти тысяч пар рабочих рук останется пятьсот в торговом центре. С культурой обслуживания, с такими же ценами. И самое приятное — с налогами, которые сборы от этого рынка, прячущегося большей частью «в тени», превысят даже не в разы, а на порядки. Вот вам и решение.
Но это тоже временная мера, потому что и те люди, которым сегодня по 40 — 50, через десять лет состарятся и уйдут на пенсию. Это пауза, которой надо воспользоваться для того, чтобы глобально решить вопрос. А его ведь никто решать не собирается — все заняты другими делами.
— Андрей Викторович, мы обошли вниманием еще такой, возможно, уже навсегда утраченный резерв, как вынужденные трудовые мигранты. Это ведь тоже наши соотечественники…
— И тоже люди в самом цветущем, самом производительном возрасте. Их, по неточным данным, в Украине шесть миллионов. Если бы эти люди вернулись в страну, острота проблемы дефицита рабочей силы у нас сразу же исчезла бы. Но, увы, вряд ли это произойдет — их рабочие руки решают аналогичную проблему в других странах, а добиваясь упрощенного пересечения границ для украинцев, государство только увеличит масштаб такой миграции. А мы здесь, извините, вперед ногами выносим работников с завода: хороним и хороним ветеранов. Их из дома надо хоронить, а не с завода. Но люди работают, потому что не могут уйти, потому что мы не хотим отпускать, потому что некому их заменить. Таковы реалии.
Еще раз подчеркну: рост производства на нашем предприятии сдерживает только одно — отсутствие людей. Не верьте никому, кто жалуется на отсутствие инвестиций. Люди сейчас готовы здесь вкладывать деньги, но надо знать, куда и, самое главное, кто их будет осваивать. А их осваивать некому. И в этих условиях мы или поддерживаем сторонников лозунга «Украина для украинцев», в результате чего, если ничего не изменится, отказываемся от своей промышленности как таковой, или, отдавая за границу 6 миллионов украинцев, открываем границу для 6, а то и 16 миллионов иностранцев.
— Очевидно, речь идет о глобальных процессах, которых нельзя избежать.
— Давайте тогда это признаем и просто не будем кривляться. Но мы не то что не делаем этого, мы активно боремся против. Разрешите, и мы завтра объявим, что принимаем на завод 50 китайцев, пусть они работают. Сейчас каждый руководитель более или менее крупного предприятия готов заняться таким решением проблемы, потому что он стоит на грани. Ситуация критическая! Если взять самые востребованные специальности, самые популярные, самые распространенные — токарь, фрезеровщик — это вообще ужас! Не пять миллионов новых рабочих мест надо создавать в Украине, как обещал Президент, а заполнить те пять, а может, и больше миллионов мест, которые сейчас как зияющая рана на каждом промышленном предприятии.
Сможет новый Трудовой Кодекс Украины содействовать привлечению граждан страны на производство — значит, будет нужным и ценным для всех: и работодателей, и работников, и государства. Пока время еще позволяет, надо предпринимать все возможные шаги, искать все пути для решения этой проблемы.
— Спасибо, Андрей Викторович, за беседу.

Зоя ПУТРЕНКО.
22.05.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: