Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Даты

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Даты
Завещание Всеволода Гаршина

120 лет назад, девятнадцатого марта 1888 года (по старому стилю), в Санкт-Петербурге писатель Всеволод Гаршин бросился с площадки четвертого этажа в просвет лестницы и 24 марта (пятого апреля по новому стилю) умер.
Перед смертью Гаршин повторял: «Так мне и нужно». Похоронен Всеволод Михайлович на Волковом кладбище.




Через 120 лет почтить память писателя на его родине собрались десять филологов — встречу организовало луганское отделение украин-ской академии русистики (руководитель — доктор филологических наук Юрий Фесенко). И слава Богу, что собрались всего десять филологов. Грустно было бы сидеть в большом зале, среди насильно согнанных на торжественное собрание учителей и младших чиновников, и слушать доклады, в которых писателя привязывают к расчищенному нарочно для него месту в убогом культурном процессе. Есть писатели… Я б назвал их писателями-конституциями: никто не читает, но все кланяются. И есть, точнее, были писатели, к 150-летию со дня рождения которых ни одна организация ни одной бумажки не составит и не подпишет (Гаршину сто пятьдесят лет исполнилось в 2005 году), но вынь их творчество (скажем, десяток рассказов Гаршина) из-под спуда позже сложенных текстов — и традиция (которая не позволяет человеку потеряться во времени) рассыплется в прах.
Всеволод Михайлович Гаршин родился в имении Приятная долина Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Взросление будущего писателя прошло в Старобельске.
Наследственность писателя была отягощена по отцовской линии — у Михаила Гаршина, офицера кирасирского полка, участника Крымской кампании, имелись явные психические нарушения. Мать Екатерина Степановна отличалась взбалмошным характером. Старший брат Всеволода Гаршина покончил самоубийством в возрасте двадцати лет.
В 1864 году Гаршин поступил в петербургскую гимназию, а в 1874-м — в петербургский Горный институт.
На собрании, которое проходило в отделе краеведения областной универсальной научной библиотеки имени Горького, руководитель луганского отделения украинской академии славистики Юрий Фесенко представил третий выпуск сборника «Полифоническая культура Украины», подготовленного к 150-летию со дня рождения Всеволода Гаршина.
Сборник открывает статья кандидата филологических наук Виктора Бахмача (ЛНПУ имени Тараса Шевченко) «Тихое мужество», в которой автор проводит параллели между произведениями Гаршина и Высоцкого. Виктор Бахмач и выступил первым. По мнению исследователя, оба мастера, Гаршин и Высоцкий, проявили родство во взгляде на отдельного человека и его право на выбор.
— Хотя у обоих писателей художественное наследие укладывается в одну-две книги, значение их для литературы огромно, — считает Виктор Бахмач. — Без нравственно-психологических открытий Гаршина и Высоцкого невозможно представить русскую литературу. Тождественность художников видится еще и в том, что оба сопоставляются критиками с фигурой шекспировского Гамлета. Два Гамлета с обостренным восприятием и совестливостью в совершенно разные эпохи одинаково задумывались о войне, о личной ответственности и общей причастности к ней, о громком и тихом мужестве. Оба попытались постичь внутреннюю и внешнюю реализацию личности в дни грозовых раскатов. Два художника, Всеволод Гаршин и Владимир Высоцкий, за-ставили задуматься своих современников о том, насколько обманчиво может быть впечатление о человеке и отношение к нему, тем более в дни потрясений. Ведь война не только испытание — ее безжалостность не должна уводить людей от понимания невосполнимости жизни одного-единственного человека, пусть даже неприметного, без которого народ неполон.
После объявления Россией войны Турции Всеволод Гаршин уходит из Горного института и участвует в боевых действиях на Балканах. В сражении под Аясларом, как сказано в официальной реляции, «рядовой из вольноопределяющихся В. Гаршин примером личной храбрости увлек вперед товарищей в атаку, во время чего и ранен в ногу». Произведенный в офицеры, Гаршин вышел в отставку, полгода был вольнослушателем филологического факультета Петербургского университета, а затем всецело отдался литературной деятельности.
В 1880 году Гаршин просил помилования революционеру, покушавшемуся на генерала Михаила Лорис-Меликова. Казнь тем не менее состоялась, и это стало ударом для писателя. Переживания обострили наследственный душевный недуг писателя — маниакально-депрессивный синдром.
Неподдельный интерес вызывает работа кандидата филологических наук Виталия Даренского (ЛГУВД имени Эдуарда Дидоренко) «Рождение экзистенциальной прозы в рассказе В. М. Гаршина «Четыре дня». Рассказ «Четыре дня», по мнению ученого, на фоне русской прозы стоит особняком. Стилистически и мировоззренчески произведение выглядит «пришельцем» из двадцатого века с его особым ощущением трагической покинутости человека в обессмысливающемся мире. Типологически рассказ «Четыре дня» Виталий Даренский относит «к тому явлению в истории литературы, которое принято обозначать термином «экзистенциальная проза»:
«В двадцатом веке экзистенциализм возник как попытка создания нового мировоззрения, охватывающего все сферы творчества, — цитирую Виталия Даренского. — Главным предметом осмысления здесь стало бытие, которое постигается не опосредованно, а лишь непосредственно, открываясь человеку через его собственное существование, то есть через экзистенцию».
В ряд самых ранних предвестников экзистенциального мироощущения Виталий Даренский ставит Всеволода Гаршина. Даже в мировой литературе рассказ «Четыре дня» стоит особняком, пожалуй, не имея себе равных по описанию безумной реальности войны, из простого, страшного в своей обыденности и привычности эпизода поднимающийся до эпического и эсхатологического символа. Именно этот рассказ и прославил Гаршина, — благодаря безумному и жуткому взгляду на мир и выражавшему его особому «гаршинскому» стилю Всеволод Михайлович стал известным русским писателем.
По мнению исследователя, именно экзистенциальная подоснова переживания войны, заповеданная прозой Гаршина, стала базовой традицией для русских писателей двадцатого века, писавших о войне. Неповторимый тон повествования и более века спустя делает писателя чрезвычайно современным, ранее других постигшим философию войны.
Литературная деятельность Всеволода Гаршина началась в 1876 году с сатирического очерка «Подлинная история Энского земского собрания», в котором отражены старобельские нравы. Написал Гаршин немного. В его творчестве необыкновенно ярко отразился глубокий душевный разлад, который и составлял основу личности Гаршина. Желание осчастливить человечество и вселенское чувство вины и покаяния красной нитью проходят через все творчество писателя. А.П.Чехов в рассказе «Припадок», навеянном личностью Гаршина, писал: «Есть таланты писатель-ские, сценические, художнические, у него же (Всеволода Гаршина. — Авт.) особый талант — человеческий. Он обладает тонким, великолепным чутьем к боли вообще».
Большое место в сборнике, посвященном творчеству Всеволода Гаршина, уделено рассмотрению поэтики писателя. Исследователей интересуют также вопросы эволюции Гаршина, его творческой связи с писателями-современниками, библиография его прижизненных публикаций.
Прозвучавшие доклады представляют собой попытку осмыслить творческое наследие писателя с учетом острых общественных процессов нашего времени. Доктор филологических наук Лара Синельникова назвала эти процессы гуманитарной катастрофой.
— Если понимать культуру как полноценную преемственность, то действительно «распалась связь времен», — считает ученый. — Но это не значит, что энергия умного слова исчезла. Потесненное, но не вытесненное массовой культурой, точнее, бескультурьем, это слово (а вместе с ним мысль, мировоззрение, приоритеты) ждет своего часа, своего возвращения.
По мнению Юрия Фесенко, для нас в отличие от западного общества еще существует возможность сохранить культурную идентичность. Свои надежды Юрий Фесенко связывает с тем, что участники собрания назвали завещанием Гаршина. В пространстве современной творческой мысли «энергия умного слова» (завещание Гаршина) достаточно ограничена масскультом, потеснена, однако не вытеснена. (По мнению, Лары Синельниковой, русский человек — провиденциальная личность, он больше мечтает сделать, чем делает. Отсюда неистощимость рефлексий, но одновременно их неопределенность.) Неистощимость рефлексий… Неистощимость рефлексий… Она, кажется, началась с Всеволода Гаршина.


Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.
8.04.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: