Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Дела шахтерские

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Дела шахтерские
«Это моя родная шахта»

О чем думается при упоминании возраста 85 лет
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Дела шахтерские
? Конечно, о мудрости долгой жизни, воспоминаниях пройденного пути, заслуженном отдыхе и покое, тихих радостях и глубоких раздумьях. Это если речь идет о человеке. 85-летняя шахта тоже, знаете ли, не полная надежд юная девица, однако тут есть существенное отличие. Если она сегодня строит, скажем, новый ствол, то у нее впереди — новая жизнь, новое дыхание, новая биография.






Лава — лучший подарок

Как раз сегодня, 27 марта, исполняется 85 лет шахте имени Свердлова ГП «Свердловантрацит». Сразу скажем: на фоне таких признанных лидеров-гигантов, как «Должанская-Капитальная» или «Красный партизан», это предприятие выглядит довольно скромно — как по масштабам, так и по результатам работы, однако и без него объединение — не объединение, ГП — не ГП.
Да, здешняя среднесуточная добыча в 1800 — 1900 тонн — это в четыре раза меньше, чем на том же «Красном партизане», однако и 600 тысяч тонн угля за год выдает на-гора далеко не каждая украинская шахта. Такова проектная мощность юбилярши, а если в прошлом году на нее «накинули» годовой план больше, и она его немного не выполнила, то обидно, конечно, но особо упрекнуть себя коллективу не в чем. В тех сложных горно-геологических условиях, что в последнее время сложились, при глубине в 1200 метров, а тем более при остром дефиците финансов на развитие и новую технику «свердловцы» сделали все, что могли. Правда, на текущий год их намерения более амбициозны: по словам директора предприятия Николая Романюка, «700 тысяч мы должны потянуть». План, заметим, 631 тысяча тонн.
На вопрос о том, с чем коллектив идет навстречу своему солидному юбилею, Николай Федорович ответил: с производственными заботами. Побывали мы на шахте в конце прошлой недели, и тогда считанные дни оставались до пуска новой 75-й лавы. Вот такой подарок здесь сделали сами себе — очень существенный! Ведь предыдущая, уже остановленная на демонтаж 77-я лава с полуметровой мощностью пласта и подрубками в 40 сантиметров «просто мучила людей», ее надо было закрыть давно. Еще на одной, ныне действующей 76-й, по словам начальника первого добычного участка Анатолия Селеменева, «добычи нет, горное давление повышенное и ремонт комплекса осуществляем по ходу выемки угля».
Добыча-то, конечно, есть, этот участок с начала года идет даже с небольшим опережением плана. Но развернуться по-настоящему, действительно, в таких условиях сложно. А другому добычному коллективу остается пока рассчитывать на новую лаву, и уже с конца марта «намучившиеся» горняки смогут показать, на что они способны. Горными работами готовится также будущая лава и для первого участка.
Николай Романюк уверен, что уже с апреля руководимая им шахта начнет выполнять установленное задание, доведя суточную добычу до 2200 тонн. Еще полторы тысячи прироста с середины года должна дать следующая лава, 79-я, которая ныне готовится горными работами. То есть перспективы перед предприятием — вполне определенные, существующие проблемы коллектив решает. Естественно, при большой поддержке со стороны ГП «Свердловантрацит». Как афористично высказался председатель профкома шахты Юрий Моторный, «если бы мы были сами, мы бы уже не были». Директор то же констатировал другими словами: «Пока мы, честно говоря, выплываем за счет ГП. Надо работать, улучшать экономику шахты, вносить в общий котел максимальную лепту».
А еще шахта, по старой доброй традиции, — настоящая кормилица. Примерно 1400 тут работающих обеспечивают свои семьи благодаря ей. Если же учесть, что в Свердловске не так много стабильно работающих предприятий, то прав директор: выбрось этих людей на улицу, и в городе, а также нескольких прилегающих поселках, откуда люди ездят сюда на работу, возникнут серьезные социальные проблемы. А на рубеже столетий, когда после общего экономического кризиса на шахте имени Свердлова за сутки добывали всего 200 тонн антрацита, вопрос ее закрытия уже стоял. Но сумели защитить, отстоять, убедить. Как оказалось, очень правильно поступили. Совсем не лишние для страны ее сотни тысяч тонн угля, а с дальнейшим подорожанием газа вообще бесценными станут.
Ну и заработать свои две, три, четыре тысячи гривень людям тоже где-то надо. Особенно молодым ребятам, выросшим в этом шахтер-ском краю. А на шахте сегодня молодежи очень много. И семейная династия тоже не одна. В этом тоже источник уверенности коллектива в завтрашнем дне. Собственно, люди сами и создают основу для такой уверенности. Если еще и государство будет более или менее последовательно поддерживать отечественную угледобычу, не шарахаясь из крайности в крайность со стратегическим видением перспектив отрасли, то все самые лучшие ожидания свердловских горняков станут реальностью.

Есть где заработать

Еще одна существенная предпосылка для оптимизма — уверенный ход подготовительных работ на шахте. На большом стенде с оперативными сведениями о результатах текущей деятельности основных структурных подразделений предприятия именно напротив обоих проходческих участков больше всего красных цифр, то есть «плюсов». И в марте, и с начала года бригады проходчиков стабильно опережают планы и задания.
С бригадиром Александром Шпаковым, чей коллектив в прошлом году ко Дню шахтера был признан одним из лучших в ГП «Свердловантрацит», мы перемолвились несколькими словами перед спуском на очередную смену. Настроение у него и его коллег деловое, спокойное. Юбилей юбилеем, а каждый день надо делать свое дело, готовить фронт будущих работ для добычников, развивать шахту, ну и, само собой, зарабатывать деньги.
Таким, как Александр Григорьевич и его опытные коллеги, вряд ли стоит адресовать слова пожеланий директора шахты: «Пусть любят свою шахту, пусть знают, что это их предприятие. Они должны знать, куда идут: шахта их кормит, одевает, детей учит… И относиться ко всему в ней надо, как к своему». Старшему поколению горняков, к которым принадлежит и Николай Романюк, такие премудрости объяснять не нужно. А вот молодежи всю эту науку еще предстоит пройти. Это ведь уже другая молодежь, подросшая не в пионерских отрядах, познавшая в том числе и на себе, что такое формирующийся капитализм, рыночные отношения, что такое экономический кризис и поиски выходов их него не только страны в целом, но и отдельной семьи, отдельного человека.
Много лет отдавший шахте имени Свердлова, прошедший здесь путь от лесогона до директора предприятия, девятый год возглавляющий его профком Юрий Моторный обращает внимание на некоторые особенности нынешнего молодого пополнения горняцких рядов:
— У той молодежи, что в наши годы приходила на шахты, выхода не было: ей надо было работать много и старательно, потому что, будем говорить, в рваных штанах ходили в то время. (Юрий Иванович 18-летним пришел на шахту им. Свердлова в 1964 году — Авт.). А сейчас, наверно, какая-то другая психология у молодых людей: многим из них тарифной ставки хватает. И стремления заработать больше у них я не вижу. Да, тарифная ставка довольно-таки высокая. Например, горнорабочий третьего разряда или лесогон, как раньше это называлось, на добычных и проходческих участках имеет до двух с половиной тысячи гривень. Спрашиваю одного мальчика: «Ну как, заработной платой доволен?» — «Конечно, я на заправке получал 500 гривень, а тут 2 тысячи» — «Так можно же и больше зарабатывать, только надо больше мотаться, крутиться, стараться!» — «А зачем оно мне надо? Мне этого хватает…»
Конечно, у таких все еще впереди, необходимость больше зарабатывать — в том числе. Когда появятся взрослые заботы, семья, дети… Важно то, что есть где ему заработать эти сегодня две тысячи, а завтра больше. И глядя перед спуском в забой на молодых долговязых акселератов рядом со степенными опытными горняками, не сомневаешься: они научатся относиться к шахте как к своей родной, они станут ее надежным завтрашним днем — есть у кого проходить такую науку.

«Женский взгляд»

— Эти люди заслуживают того, чтобы о них писать и говорить хорошие слова! Это преданные люди и надежные! — эмоциональным дуэтом убеждали меня в отделе кадров его начальник Наталья Близнюкова и ведущий инженер Алла Полищук. А перед этим был у нас такой диалог с Аллой Евгеньевной и ее «женский взгляд» на нашу тему:
— Работаю на шахте с сентября 79-го года, сразу после школы привел меня сюда мой папа, Шинкевич Евгений Викторович. Он здесь проработал 35 лет горным мастером, заместителем начальника участка. Работала сначала у старшей табельщицы, потом в материальном отделе, а с 85-го года — в отделе кадров. В 91-м году у меня родились близнецы, и по 94-й я была в декрете.
Мой муж тоже здесь работает, Полищук Виктор Петрович, машинист горновыемочных машин добычного участка № 2. Уже двадцать лет на шахте. Начинал в бригаде Героя Социалистического труда Виктора Ивановича Лапая. Также его учителем был Петр Алексеевич Петренко, Почетный шахтер, орденоносец. Мой муж полный кавалер знака «Шахтерская слава» трех степеней.
— Алла Евгеньевна, а как вы относитесь к тому, что о шахтерах и в целом о Донбассе нередко говорят в пренебрежительном тоне: мол, умные люди в таких опасных условиях такой тяжелой работой заниматься не будут…
— Я отношусь к этому отрицательно. Это неправда! Наши шахтеры — самые трудолюбивые, самые выносливые, самые добрые, самые доброжелательные люди. В том плане, что все тяготы, которые были на плечах Донбасса с самих истоков и по сей день выносят наши простые рабочие. Наши шахтеры. Мой отец, мой муж, братья работают в шахте. Вы спросили: как вы выживали в 90-е годы? Выживали, как могли. И хлеб пекли, и огороды сажали — выживали. Мы вдвоем здесь работали, семья пять человек, у меня трое детей: дочь старшая и близнецы мальчики. Мы не изменили шахте Свердлова, работали и в годы подъема, и в годы спада, работаем до сих пор. Мы не бегали, не искали легкого хлеба. И я с гордостью могу сказать, что это моя родная шахта, это мои родные люди. В отделе кадров мы работаем для людей, должны человека принять, обслужить, все для него сделать, чтобы он ушел отсюда с открытой теплой доброй душой. Я когда сидела в декретном отпуске, очень скучала по работе и стремилась сюда, потому что я уже не могу без них.
— Как у детей ваших складывается жизнь?
— Дочь закончила Днепропетровский университет, финансист-экономист, осталась там, работает в «Приватбанке». А мальчики, я думаю, будут продолжателями по шахтерской линии. Они сейчас учатся в десятом классе. Наметки у нас есть, что пойдут в горный, а там — как будем жить… Мы обучаем детей горняков за счет предприятия, если будет возможность… Если же нет, тогда будем пробовать своими силами.
— А действительно, мы в такое время жили, когда 0,7 оклада получали, — подключается к беседе Наталья Близнюкова. — Получали копейки… Человек с собой кусок хлеба не брал из дому, потому что детям есть тоже надо… Кроме того, шахта очень глубокая, жаркая, воздуха нет, по часу и дольше надо добираться только до рабочего места! А потом там отработать и выехать. О чем тут говорить! Это легко сказать, что в Донбассе люди такие-сякие. Да, есть всякие, но обобщать ни в коем случае нельзя. У нас угольный край, это надо понимать. Вот я, допустим, закончила институт в Новочеркасске, мелиоратор по специальности. Приехала сюда, работы нет. И мне пришлось заочно заканчивать в Москве горный факультет политехнического института, чтобы работать маркшейдером.
…Да, эти люди — и мужчины, и женщины, заслуживают того, чтобы о них писать и говорить самые хорошие слова!

Стружка за стружкой…

Хоть вкратце, хоть в конце, но нельзя не перевернуть несколько страничек истории шахты, отмечающей свое 85-летие. Как сообщает в праздничном выпуске газета ГП «Свердловантрацит» «Вестник шахтера», добыча угля на этой шахте велась до революции княгиней Юсуповой. После революции она начала работать в 1923 году. Данные об объемах добычи за предвоенный период не сохранились, кроме 1940 года, когда было добыто 410 тысяч тонн.
«В 1941 году шахта была разрушена и затоплена, а затем восстановлена и введена в эксплуатацию в 1953-м. В 1960-м была начата реконструкция предприятия, которая завершилась в 1968-м: введены в действие конвейерный наклонный и вертикальный вспомогательный стволы». Всего с 1953-го по 2008 год, сообщает дальше газета, шахтой имени Свердлова добыто 28 миллионов 653 тысячи тонн угля.
Выходит, летопись предприятия почтенного возраста можно было бы условно разделить на три части, оставив в качестве предисловия дореволюционный период. Первая — довоенные годы, вторая — восстановление, реконструкция и последующие годы работы до развала Союза и перехода к рыночной экономике.
На этом этапе немало ярких страниц и имен, назовем для иллюстрации этого весьма беглого обзора два факта. В 1958 году на шахте им. Свердлова был внедрен первый в Советском Союзе широкозахватный комбайн ЛГД-1, и шахта стала инициатором соревнования за многоцикличную организацию труда в очистном забое. Новую технику начала осваивать бригада Ивана Белоусова — бригадира знаменитого, орденоносца, кавалера знака «Шахтерская слава». «Раньше как было, — рассказывает Иван Фирсович читателям «Вестника шахтера», — за сутки бригада выполняла всего один цикл, то есть снимала одну стружку, независимо от того, остается время в запасе или нет. Но зачем тратить драгоценные минуты? Решили достичь и достигли выполнения двух, а потом и трех циклов в сутки. В 60-е смогли обеспечить самую высокую нагрузку на лаву, выдавая на-гора до 17 тысяч тонн антрацита в месяц».
Однако, пожалуй, самые золотые годы в летописи предприятия — первая половина 80-х. Тогда загремела на всю страну фамилия бригадира добычников Виктора Лапая, отмеченного в 1986-м высоким званием Героя Социалистического Труда. Социалистический труд, капиталистический — не суть важно. Важно то, например, что ко Дню Победы в 1982 году бригада Виктора Ивановича выдала за сутки 2690 тонн угля, в два с половиной раза перекрыв плановый показатель. Важно, что в 1985-м шахта поставила свой до сих пор не перекрытый рекорд, перешагнув миллионный рубеж годовой добычи!
Ныне, на третьем этапе, капиталистическом, целью своей коллектив видит 700 тысяч тонн. Справится — будет большим молодцом. А вообще от посещения этого предприятия, общения с его людьми сложилось впечатление, что им особо и не думается об этой солидной цифре — 85 лет. Есть работа, есть перспективы, есть не поверхностно-пустой, а выстраданный в нелегких испытаниях оптимистический взгляд в будущее.
— Мы строим большой ствол бывшей шахты «Маяк», — сообщил директор шахты Николай Романюк. — Министр угольной промышленности Виктор Иванович Полтавец знает об этом. Когда принимал нас первый раз по программе, пообещал 9 миллионов гривень, чтобы мы построили подъем. Так что у нашей шахты впереди — дальнейшее
развитие.
Чего мы всем ее труженикам от души и пожелаем в этот праздничный день.


Зоя ПУТРЕНКО.
Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.
27.03.2008 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: