Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Прямая речь

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Прямая речь
Виктор Тихонов: «Северодонецк: между прошлым и будущим»

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Прямая речь
Меня по сей день спрашивают: если бы знал, во что выльется тебе организация первого Северодонецкого съезда, собравшего депутатов советов всех уровней, прямо скажем, в грозовом ноябре 2004-го, — поступил бы так же? И даже многие из тех, с кем вроде бы неплохо знаком, недоуменно примолкали, когда цитировал старую мудрость — завет, верный для каждого, кто имеет свои принципы: «Делай, что должен, и будь что будет!»


Понимаю их: в душе каждый полагает, что нормальному человеку лишние неприятности, да еще на общественном фронте, не нужны. «Покрасовался» в президиуме — получил не только звание «сепаратиста» и «первого диссидента независимой Украины», но и уголовное дело, которое могло бы закончиться реальным сроком. Уж больно старалась «заряженная» определенными политическими силами Фемида...
Сегодня пришло время доказывать, что ответ мой был не пустой болтовней, что принципы есть, что я действительно верю и в демократию, и в истинное народовластие, и в то, что Украине совершенно не нужны разного пошиба «вожди» и «мессии», которые не скрывают, что метят в фюреры. Именно поэтому и вхожу в оргкомитет нового Северодонецкого съезда депутатов советов всех уровней, именно поэтому вновь учусь спокойно воспринимать оскорбления оголтелых, призывающих карать, карать и карать! Ну что делать, если имеем такое общество? Судя по всему, на брань не нужно отвечать бранью, а надо терпеливо разъяснять, что стране необходимы не расстрельные тройки и суды военно-полевого трибунала, а право людей решать свою судьбу, право нормального выбора и честных выборов, законность и закон, а не полицейская дубинка или министерский кулак.
Скажете, что вы со мной не согласны? Скажете, что для этих целей не подходит депутатский съезд?



Как это было

Три с лишним года — приличный временной срок. К избирательным урнам сегодня идут те, кто в дни Северодонецка были еще подростками. И благодаря государственной пропагандистской машине они воспринимают те события достаточно своеобразно: грязи расплескано много, а информации — чуть. Поэтому позволю себе напомнить: в то время к власти рвались те, кто не собирался останавливаться ни перед чем, кто с гордостью именовал себя «революционерами» и «полевыми командирами» и не скрывал: Майдан (тот самый, на котором, как оказалось, «кинули» миллионы и миллионы приверженцев, наобещав многое и не сделав впоследствии практически ничего!) готовился давно и тщательно. Храню интервью полевого командира Майдана Тараса Стецкива: «Мы могли бы пойти по грузинскому варианту. НО НАС СДЕРЖИВАЛ СТРАХ РАСКОЛА УКРАИНЫ».
И породил этот страх именно Северодонецк, наглядно показавший, что в стране есть сила, способная не только противостоять тем, для кого Конституция в их «революционной деятельности была пустым звуком» и кто закон учился подменять «революционной целесообразностью» (сегодня это уже повседневная практика и, можно сказать, силовой разгон
прежнего состава парламента, а все происходящее после — тому яркое подтверждение!), но и остановить их.
Нужен ли был Северодонецк? А как надо было поступить, если воцарялись анархия и вседозволенность? Или не было примеров наглого и циничного избиения лидерами оппозиции представителей органов правопорядка, блокирования вопреки Конституции и законам Украины правительственных учреждений? Даже не на уровне средств массовой информации, а на уровне бытовых слухов люди стали узнавать — страну поделили и готовят боевиков! Ведь именно об этом рассказывал «уже потом» Тарас Стецкив. А призывы некоторых народных избранников от оппозиции о возможности создания партизанских отрядов, в случае если что-то пойдет не так, и об особом почтении к тем, кто полвека назад «надел автомат на шею и пошел топить жидов в москальской крови»? Кстати, не этих ли «топильщиков» сегодня официально канонизируют, делая героями? И не по новой ли идут разговоры о «священных водах Днепра, что должны покраснеть от крови «врагов Украины»?
Так что сомнений нет: Северодонецк был нужен именно как форум тех, кто был не согласен с формируемым курсом. Он был нужен как трибуна, с которой об этом несогласии можно было заявить. Он был нужен и как демонстрация реальной силы.
И все эти задачи съезд выполнил, перепугав «оранжевых» настолько, что они были готовы из собственной шкуры выскочить, лишь бы нивелировать его значение, подорвать мощь народной веры в то, что любому беспределу власти может быть дан укорот теми, кто эту власть на власть и определил — простыми людьми. Теми, кто не механически голосует, а уважает в себе личность и гражданственность. Именно поэтому решения съезда и его участников так старались и стараются оболгать. В том числе и за то, что руководители восточных областей не подогревали, а именно успокаивали население, демонстрируя этим силу верности закону и порядку. Если бы подогревали — неуправляемая масса хлынула бы на Киев еще в «расцвет Майдана». Страшно представить, что могло бы произойти. Ценой «контрмайдана» стала бы гражданская война в стране со всеми ее ужасами. Полевые командиры есть? Так будет то, что в Афганистане, Таджикистане, Чечне!
Это стало очевидно после того, как в решениях ряда областных советов западных областей было заявлено о создании собственных исполкомов и подчинении их неконституционной структуре — Комитету общественного спасения. Незаконно? Конечно. Но никто об этом не спросил ни тогда, ни сегодня. Победителей не судят, а побежденным — горе?!
Тогда еще не было решения Верховного Суда Украины, третьего тура голосования и постановления ЦИК... Ничего еще не было. И законного избрания Виктора Андреевича — тоже. Были только жажда власти и явное стремление: к победе надо прийти любой ценой. Будет она «цвета зелени» или крови — не важно. Отмоемся — после!
Мы собрали сессию областного совета. Вот выдержки из обращения депутатов: «Вызывают недоумение действия отдельных местных советов западных и центральных областей, столицы Украины, принимающих на своих сессиях антиконституционные решения.
Мы, депутаты Луганского областного совета, руководствуясь Конституцией и законами Украины, с целью обеспечения мира и гражданского согласия, самой целостности нашего государства, заботясь о будущем нашей страны, обращаемся к народу Украины...»
Даже если очень захотеть, то вряд ли найдешь хотя бы намек на нарушение территориальной целостности и посягательство на неприкосновенность Украины. Даже у Генеральной прокуратуры не получилось!
А что касается сепаратистских настроений, я получил (это уже значительно позже того, как следователи мотали нервы, обвиняя в государственной измене!) постановление Генеральной прокуратуры о закрытии уголовного дела. Основание — вывод экспертов из Академии наук Украины: не было, оказывается, в Северодонецке никаких призывов к сепаратизму. Более того, выступления способствовали стабилизации в стране, сохранению ее целостности и противодействовали деструктивным элементам и тенденциям... Вот так!


Наше право!

Самым серьезным доказательством того, что Северодонецк-1 был событием огромной общественно-политической важности, есть сегодняшняя истерика у центральной власти. Вдумаемся: у них и президент, и премьер, и парламентское большинство (не говоря уже о правоохранительных структурах, спецслужбах и армии!), а стоило только нескольким народным избранникам (именно ведь так называют еще депутатов — от сельсовета до Верховной Рады?) заявить о своих намерениях вновь собраться с коллегами в Северодонецке, чтобы поговорить о насущном, как Киев забился в нервном припадке.
Читаем заявление депутатов-организаторов съезда: «Убеждены, что основные причины радикализации общественных отношений кроются не столько в экономических, сколько в гуманитарных вопросах, которые стали главным объектом целенаправленной государственной политики и пропаганды. Выдавливание русского языка и его притеснение, приравнивание русскоязычных граждан Украины к «пятой колонне», объявление гитлеровских пособников «новыми героями Украины», а воинов-освободителей Великой Отечественной — оккупантами — вот тот рубеж, который разделяет страну, нуждающуюся в объединении и примирении.
Мы осознаем, что путь дальнейшего противопоставления двух культур, двух языков, двух мировоззрений и укладов в поликультурной стране ведет в никуда. Украине нужны новые демократические формы и способы объединения людей. Начать работу в этом направлении можно, лишь осознав, что мы — регионы единой и любимой нами державы! Мы — в силу сложившихся историко-культурных и географических особенностей — разные. Но в этом есть сила государства, а не его слабость! И никто никому не должен указывать, какие традиции соблюдать, какие памятники ставить и на каком языке общаться. Это и есть истинная демократия, где во главу угла поставлены права человека, а не политическая целесообразность. Заявляем об этом, осознавая, что сегодня восточные и юго-восточные области подвергаются массированному давлению, целью которого является насильственная и «скоростная» их украинизация. Идеологической платформой этих действий являются рассуждения о «титульной нации» и обязательности строительства моноэтнического государства. Согласиться с этим — откинуть опыт человечества за последние два века и выпустить из бутылки опасного джинна разжигания национальной вражды, возрождения агрессивного национализма и нацизма, который поднимает голову, в том числе и потому, что мы все молчим. Люди не верят, что их индивидуальный протест будет услышан. Хватит молчать! Нам есть что сказать. И мы должны это сделать».
В чем тут крамола? Или в чем преступность намерений, когда «единственная цель инициаторов нового съезда — объединить страну, сняв остроту в вопросах двуязычия. Реализация в Украине Европейской хартии региональных языков полностью выбивает почву из-под тех, кто спекулирует на эту тему. Крайне важным вопросом будет рассмотрение фактического отказа Украины от имплементации ратифицированной 10 лет назад Европейской хартии местного самоуправления. А ведь это юридические гарантии защиты прав территориальных общин, в том числе и в гуманитарных вопросах»?
Но простых слов оказалось достаточно, чтобы встрепенулась СБУ и сразу же (еще до факта события!) начались допросы «с целью недопущения проявлений и посягательств на территориальную целостность и конституционный строй в государстве». И тут же заголосили политики «правильного национально-националистического толка», призывающие сурово наказать всех. Нет, как хотите, а движение в нашей державе есть. Когда меня таскали-грозили, то было хотя бы уже сказанное на первом съезде слово. Теперь, получается, готовы звать палача даже только за намерения?
Чем бы ни прикрывались эти господа, в основе их
нервности опять лежит страх. Страх перед консолидированным мнением миллионов сограждан, которое узнает не только Украина, но и мир. Страх перед осознанием, что не такие уж они и всевластные, как им хотелось бы, а уж тем более — не такие уважаемые. Впрочем, о каком уважении можно говорить в отношении людей, считающих себя государственными деятелями и историческими персонажами, если у них истерика — норма жизни, а противозаконные методы — основа благополучия?
Но как бы ни кричали, как бы ни пугали нас и ни пугались сами, провести съезд — это наше право!
Нам его люди доверили.


Многовекторность пугливости

Справедливости ради надо сказать, что не только силой пытаются остановить съезд и заглушить в зародыше все, что будет на нем. В дело пущены шантаж и большие деньги. Нельзя сказать, что совсем уж безрезультатно — иначе откуда бы неожиданное осознание некоторыми выдвиженцами Партии регионов (есть грех, чего уж — признавать перед народом надо!) своей исключительно ультранациональной ориентации. Отсюда история с пугливым мэром и попытками запретить собраться в Ледовом дворце, с «секретными идеями» собраться где угодно, «только не здесь»?
Кстати, если и три года назад, и сейчас все это лишь «затея кучки сепаратистов», то отчего такая паника перед одним словом «Северодонецк»? Как не заподозрить, что успел-таки провинциальный городок стать символом непокорности и стремления к цивилизованности вкупе с демократией от произвола бандитствующих политических группировок. Успел... Пусть им и остается, этим гордым символом!
Другое направление — попытка скомпрометировать потенциальных участников и уже действующих организаторов съезда. Доходит до смешного — от использования камер скрытого наблюдения в служебных кабинетах до фабрикации уголовных дел по неправильному начислению заработной платы. Ну а уж распространяемые слухи, что «все финансирует Россия», — вообще из рамок вон. Хотя... Что там говорили про американские деньги Майдана и что там требует вернуть Березовский, у которого то ли занимали наши «революционеры», то ли брали авансом за будущие услуги? Кинули, правда, привычно и олигарха, обозвав еще, помнится, «вонючкой». Прости, Господи... В общем, как в той пословице, когда в чужом глазу пытаются соринку разглядеть (которой и нет!), а в своем бревна не видят, хотя оно так нахально выпирает, что доводит до конфликтов между бывшими друзьями.
Ну и самый «умный» вариант борьбы — постоянные стоны на тему: новый Северодонецк будет лишь бледной копией старого. Позвольте поинтересуюсь: из чего это следует? Не будет эпатажных заявлений столь же эпатажных политиков? Так мы собираемся, чтобы серьезно поговорить о серьезных вещах и СДЕЛАТЬ ДОСТОЯНИЕМ МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ альтернативное мнение народа Украины по целому ряду проблем, в основе которых лежит одно — неуважение власти К ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА. Свою точку зрения — ничего, мол, такого у нас нет и мы вполне соответствуем демократическим стандартам! — официальный Киев пиарит, как может. Наверное, потому и вибрирует нынче, что может оказаться в глазах партнеров лжецом. Мнение одного человека можно объявить необдуманной ересью. А мнение миллионов, выраженное через депутатов — лиц вполне официальных? Вот то-то!


И не надейтесь!

Так что не будет никаких «бледных копий» — будет полноценный съезд, способный решать серьезные вопросы. В том числе — и по созданию структур, которые могут взять на себя ответственность за системную оппозиционную нынешней власти работу. По тем же гуманитарным вопросам, по развитию местного самоуправления.
Не раз заявлял: одной из главных государственных проблем независимой Украины была и остается проблема децентрализации публичной власти. Намечен курс на интеграцию в Европейское сообщество? А в нем принято, что ни одно государство не может считаться демократическим, если государственная власть не децентрализована.
Кстати, как показало недавнее совещание у спикера парламента Арсения Яценюка, регионы востока и запада могут спорить о разных вещах, но как только речь заходит об этой самой децентрализации, о передаче реальных прав регионам, о справедливом распределении бюджетных средств через столь же справедливое «снизу вверх, а не сверху вниз» — разногласия тут же пропадают! И получается единый депутатский монолит, который... Ну, мягко скажем, Киеву не очень нравится. Впрочем, это «нравится — не нравится» — проблема отдельных обитателей столицы, а не Украины в целом. Чиновники и партвожди приходят и уходят. Страна же остается.
Ей надо нормально жить и нормально развиваться.
Виктор ТИХОНОВ,
народный депутат Украины.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: