Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Обратная связь

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Обратная связь
«Не воевать надо, а созидать…»


Есть универсальное правило: газета успешна только тогда, когда она делается для читателя, обслуживает читателя. Потому-то для нас так важны ваши письма, отклики, все то, что в редакции называют понятием «обратная связь». Например, недавно в «Нашу газету» позвонил житель Луганска, инвалид Великой Отечественной войны, полковник в отставке Николай Владимирович Дулепов. И попросил: сам из дома почти не выхожу, так что приезжайте ко мне — хочу поделиться наболевшим…


Признаюсь честно: по дороге к ветерану думал, что услышу очередные жалобы на бытовую неустроенность. Тем более что в квартире на квартале Ватутина было неуютно от довольно ощутимой прохлады: батареи центрального отопления чуть теплились. Но на душе у Николая Владимировича было тепло, которым он и хотел поделиться. Теплом, которое в его дом несут медицинские работники десятой городской поликлиники.
— Моя жена, участница обороны Москвы, несколько лет лежала дома, прикованная к постели, — рассказывал ветеран. — Ей был необходим почти постоянный медицинский уход. Да и у меня с войны тяжелые ранения ног. Так вот не было случая, чтобы врачи, медсестры отказались прийти по нашему вызову и оказать необходимую помощь. Теперь я живу один, и каждый такой их визит радует вдвойне — есть с кем просто поговорить. А зовут замечательных медиков Людмила Федоровна Тимченко, Светлана Егоровна Петракова, Александр Петрович Коренко, Светлана Николаевна Казарцева и Лидия Викторовна Корнейчук. Огромное им спасибо за их внимание и трудолюбие…
* * *
Побывать у ветерана войны и не расспросить его о тех, уже далеких, годах было бы непростительно. Тем более когда перед тобой человек, воевавший и партизаном, и офицером Красной, а затем Советской Армии. Да и китель полковника красноречиво свидетельствует о нелегком боевом пути его хозяина: два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны, целая лента медалей.
…Николай Владимирович Дулепов, уроженец Курской области, до Великой Отечественной успел окончить педагогическое училище и поработать три месяца учителем истории. Затем его призвали в армию, зачислив в Брянское военно-политическое училище. Выпуск будущих офицеров, как и в других училищах, тогда был ускоренным: немецкие армады рвались к Москве. Младшего политрука Дулепова сначала определили по комиссарской линии в стрелковой роте, а затем доверили командовать пехотным взводом.
Первый бой — и первое ранение. Еще бы: в танковой армии Гудериана уже знали, как наши бойцы со связками гранат бросались под их танки, задерживая продвижение стальной армады. И артподготовкой рассеивали стрелковые подразделения Красной Армии, буквально засыпая их снарядами. Потому наши потери, особенно в стрелковых подразделениях, были огромными. Ведь единственной защитой пехоте служили наспех вырытые окопчики — от пуль в них еще можно было спрятаться, но от мин и снарядов, тем более, осколочных, рассчитанных как раз на поражение живой силы, спасения не было.
Фронт в те дни двигался так стремительно, что пока медсестра вытаскивала раненого офицера с поля боя, местность эта — на границе Курской и Сумской областей — уже оказалась оккупированной. Протащив офицера почти с километр к ближайшему хутору, медсестра передала его местным жителям и побежала догонять своих.
Жители хутора Михайловского понимали, что они рискуют собственной жизнью, пряча молодого политрука в тылу врага. Но все же втайне они выходили его. Затем подсказали политруку, что в Брянских лесах начали действовать партизаны. И вскоре Николай Дулепов попал в отряд имени Ворошилова, которым командовал офицер Петровский Г.Ф. Вначале рядовым мстителем, а затем комиссаром партизанского подразделения политрук вместе со всеми отправлялся на диверсии, заставляя фашистов отвлекать на борьбу с лесными бойцами значительные силы. При этом небольшой отряд старался избегать прямых встреч с укомплектованными войсками, применяя диверсионные методы борьбы на железных, полевых дорогах и часто менял свою дислокацию не только в конкретном лесу, но и сами леса — Хинельские, Брянские, Хомутовские.
— В ознаменование пролетарского праздника 1 мая 1942 года, — рассказывает Николай Владимирович, — мы провели 28 и 29 апреля несколько внезапных налетов на немецкие гарнизоны. Враг был просто ошеломлен. При этом мы поддерживали связь с Большой землей: в нас верили, нам оказывали всяческую и материальную, и моральную поддержку. В августе 1942 года в Москве прошло совещание с представителями партизанских отрядов. Среди участников были и командиры Хомутовского отряда Покровский и Козлов. Оба они были награждены соответственно орденами Ленина и Красной Звезды. Старшему лейтенанту Покровскому присвоили звание майора, а лейтенанту Козлову — капитана.
Мы понимали, что чем больше мы вредим врагу, тем яростнее он будет стараться уничтожить нас. Поэтому каждая наша операция давалась все сложнее. Но мы не отступали от своей цели — уничтожать врага всеми доступными средствами и методами…
Но не только победами писалась история партизанского движения, а еще и яростными атаками на них вражеских войск. Так было в середине сентября 1942 года, когда фашисты сконцентрировали для борьбы с партизанами значительные силы на станциях Выгоничи, Палужье, Брянск, Синезерки, Навля. Танки, артиллерия, огромное количество живой силы немецких войск начали атаку на партизан Брянских лесов. Им повезло лишь в одном — из-за значительной облачности вражеская авиация не смогла поддержать наземные части. А она была наиболее опасна в сражении среди лесов.
Оба Хомутовских отряда — имени Ворошилова и имени Боженко — участвовали в этом сопротивлении фашистам. Затем Николая Дулепова перевели в отряд имени Боженко комиссаром второго батальона, а сам отряд отправился назад, в Хомутовские леса. По пути домой, в Старой Гуте Брянской области, он встретился с соединением партизанских отрядов Ковпака и Руднева, готовившихся к ставшему знаменитым в истории народного сопротивления рейду в Карпаты.
По пути домой партизаны уничтожали как фашистов, так и их приспешников — полицаев. В ноябре 1942 года на отряд имени Боженко, расположившийся в селе Хвощевка, напала мадьярская воинская часть. Ей на подкрепление вышли и местные полицаи. Бои с ними здесь и чуть позже на других ближайших направлениях были очень жестокими. И лишь пришедший на подмогу еще один партизанский отряд решил исход сражения в пользу народных мстителей.
Вскоре Николая Дулепова назначили комиссаром партизанского отряда имени Кирова. А через какое-то время партизаны соединились с частями Красной Армии. Во время этого рейда Николай Дулепов снова был тяжело ранен в ногу. Медсанбат в Брянске, госпиталь в Рязани… Чуть позже уже в составе действующей армии он защищал Ленинград, освобождал Польшу, воевал в Германии. Победу бывший партизан и офицер Советской Армии встретил на подступах к Берлину.
Войну Николай Дулепов завершил в звании капитана, но потом еще долго продолжал служить в Советской Армии. В запас уволился уже подполковником — с должности заместителя командира танкового полка, который в то время базировался под Москвой.
После войны узнал боевой офицер, что там же, под Москвой, смертью храбрых погиб его отец — кавалерист Владимир Петрович Дулепов, до войны возглавлявший колхоз в селе Почепное Курской области. Пытался Николай Владимирович найти могилу отца, обращался даже к генералу армии Андрею Стученко.
— Он мне ответил: «Вы же сами знаете, как много погибло людей во время отступления наших войск, возможно, и ваш отец похоронен в какой-нибудь братской могиле». Но фамилии отца я не нашел ни на одном таком захоронении в тех местах…
* * *
В Луганске, куда Николай Владимирович перебрался вслед за своими родными — сестрой, мамой, братьями — бывший политрук устроился военруком профессионально-технического училища № 45 при заводе имени Октябрьской революции. За те десять лет, которые посвятил заводской школе, так сроднился и с ПТУ, и с «Лугансктепловозом», что и поныне болит у него душа за родное предприятие.
— Я ведь хорошо знаю Брянский машиностроительный завод, купивший пакет акций «Лугансктепловоза». Он вкладывает деньги, и немалые, в его развитие. Благодаря брянским машиностроителям, тысячи луганчан снова вернулись в цеха, а в ПТУ, в самом большом в свое время в Украине, снова начали обучать молодежь нужным производству специальностям. Есть большой заказ на тепловозы от Российской Федерации, может, появится спрос на них и в Украине. Я не говорю уже о том, что без дизелей еще одного российского предприятия — «Коломенские моторы» — не будет работать ни один луганский мощный тепловоз. Так нет: снова надо отобрать предприятие и продать его другому хозяину. Я не одобряю такие действия. Не воевать надо, а созидать…
Борис ЛИТВИН.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: