Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Заметки по поводу

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Заметки по поводу
Место, где учили уроки


НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Заметки по поводу
Украина расстается с экзаменами — 2008 год станет первым в истории образования годом всеобщего внешнего независимого оценивания выпускников школ. Эксперимент, начатый пять лет назад, завершился. И хотя решение принято и всем ясно, что возврата к вступительным экзаменам в вузы не будет, отношение к ВНО остается, так скажем, неодно-значным.




Ректоры против

Что ректоры вузов не принимают внешнего оценивания — не секрет.
Два года назад, когда начатый в 2003-м эксперимент вышел за пределы нескольких областей, раздались первые робкие возражения — нужен ли он, во благо ли? Однако голоса не сложились в открытое сопротивление Министерству образования и науки. (К месту сказать, министерству никто никогда не сопротивлялся. Что оно ни задумает, все принимается.) Два года назад площадкой для тестирования стали все регионы Украины — внешнее оценивание прошли сорок две тысячи школьников, в Луганской области — 1764. В прошлом учебном году около трех тысяч выпускников Луганщины сдали тест, получили сертификаты. В конце текущего учебного года внешнее оценивание пройдут все выпускники средних школ.
На заседании совета ректоров руководители вузов Луганщины среди прочего обратились и к проблеме ВНО и решили направить в министерство обращение. Хотя тут же было подчеркнуто, что обращением делу, наверное, уже не помочь — поезд ушел.
Через несколько дней в пресс-центре облгосадминистрации председатель совета ректоров вузов Луганской области Александр Голубенко обнародовал позицию коллег. В сжатом виде она выглядит следующим образом: с тестированием, скорее всего, получится то же самое, что и с колхозами: идея — хорошая, воплощение — отвратительное. А что касается декларированной в проекте внешнего оценивания борьбы с коррупцией в высшей школе, то она просто-напросто оскорбляет преподавателей.
И знаете, с Александром Леонидовичем можно спорить о чем угодно, но в этом он абсолютно прав. Какая к идолам коррупция, когда половина студентов учится по контракту? Зачем, спрашивается, кому-то что-то в конверте нести, когда вполне официально можно заплатить в кассу вуза и посещать занятия?
Резюме же такое: хотите тестировать выпускников, мониторить школу — тестируйте, контролируйте, считаете необходимым повысить качество общего среднего образования — пожалуйста, все «за». Но высшее учебное заведение — учреждение в принципе автономное — само должно решать, как ему отбирать будущих студентов. Студентов, а не сертификаты.
У меня нет аргументов против этой позиции.


Тест…

Моя личная проблема в том, что у меня нет аргументов и против внешнего независимого оценивания выпускников. Наоборот. Из всего, что Министерство образования и науки Украины за последние шестнадцать лет обвалило на школу (новая шкала оценивания, профилирование старшей школы, вторые уроки физической культуры, второй иностранный и прочие безделицы), тестирование я принял без оговорок.
Рассуждаю как бывший школьник и бывший студент, сдавший, наверное, сотни экзаменов, включая экзамены в армии.
Ведь это же мука египетская — зачет, экзамен, препод-экзаменатор, который всегда кажется несправедливым.
То ли дело — тест, где против тебя — бесстрастный компьютер. Как поработал — так и получил. Тут уже не скажешь, что профессор предвзято к тебе относится, а вот Маня Бакалярова получила высокий балл, потому что у нее мама — завскладом.
В соответствии с новыми правилами приема студентов до двадцатого января вузы определились с перечнем специальностей и опубликовали его. До двадцатого февраля выпускники должны определиться с выбором будущей специальности (осталось меньше месяца) и зарегистрироваться. За десять дней до экзамена каждый получит конверт с приглашением. В назначенный день прибудет в пункт тестирования, под присмотром незнакомых учителей выполнит задание. Получит сертификат. Разошлет копии в вузы, в один из которых он хотел бы поступить… Демократично, справедливо.
На правах давнего знакомого (учились на одном факультете) я попросил проректора Луганского областного института последипломного педагогического образования по вопросам внешнего оценивания Юрия Стецюка назвать «слабое звено» ВНО. Ну, не для печати, что называется, между нами.
Не нашли. Искали, мерили, взвешивали, на зубок пробовали — результат тот же: демократично, справедливо.
Впечатления выпускников — участников внешнего оценивания? Может, кто-то из прошедших тестирование пострадал? Психологически, юридически.
Нет, не пострадал. Разгильдяй — он разгильдяй и есть, его никаким тестированием не исправишь. Гений — он при любой системе пробьет себе дорогу. Главное — масса, объект системного процесса. Так масса приняла тестирование, согласилась с его результатами.
Юрий Стецюк, напомнив, что ЛИППО обязан организовать процесс тестирования, обеспечить информационную подготовку, не дает оценок идее внешнего независимого оценивания и посредником между министерством и вузами не выступает.
Справедливо. Как и то, что сами вузы экзамены давно проводят с помощью компьютера. Экзамен, с толпою студентов в коридоре, с зачетками у старосты группы, с мучительным выяснением того, когда лучше сдавать — в начале или в конце, когда препод подустал, остался в прошлом.
— Ни один выпускник не пожаловался, что государство несправедливо оценило его знания, — говорит Юрий Стецюк. — Могут быть замечания к качеству тестов, но эта работа не прекращалась и не скоро прекратится, тесты совершенствуются. А что касается информированности выпускников, то уверяю вас: школьнику необязательно ждать газет. Вся необходимая информация имеется в школах.


Джон Дьюи и процесс бюрократизации

Воспитанный лектор, перед тем как начать лекцию, тихо прокашливает горло: «Гм». Если бы можно было, я бы тоже сейчас сказал: «Гм». Почему? Потому что придется вспомнить армейский опыт. При чем тут армия? При том, что солдату и даже сержантам, выполняющим определенный приказ командования, часто этот приказ кажется бессмысленным. Куда-то топать, где-то окапываться, наблюдать — черт знает что, вместо того чтобы атаковать противника. Дело в том, что тактика не дает представления о стратегии. Сами по себе все эти тесты, модули, «методы проектов» вызывают лишь удивление, раздражение и ни о чем никому не говорят. Надо взглянуть на план генерального сражения, чтобы понять, чего они там в министерстве вообще хотят. Что вообще происходит с образованием?
Так вот. Ушинский, Макаренко — забудьте эти имена. Их портреты еще долго будут висеть в педагогических вузах, но сами они уже не нужны. Их уже нет.
А кто есть?
Знакомьтесь. Давно пора познакомиться — Джон Дьюи. Наша школа от приготовительного класса до выпускного курса университета — это Джон Дьюи. Видный философ, отец американской педагогики. Оказал наибольшее влияние на педагогическую теорию и практику своей страны. Считал, что для ребенка естественен путь стихийных поисков, а учитель должен помогать в познании только того, что спонтанно заинтересовало ребенка. Педагог только отвечает на вопросы ребенка, если вопросы по-следуют. Дьюи считал, что усвоение знаний есть процесс спонтанный, неуправляемый, а ребенок является активным субъектом своего же собственного обучения.
Теорию освоили. Получилось то, что мы называем американской системой образования. Америка страна великая, у нас все должно быть так, как в Америке — и дороги, и образование. Так что долой дидактику, да здравствует «инструментальная педагогика» Джона Дьюи (дороги потом построим).
Приведу мнение очень и очень неглупого человека, Льва Лосева, знающего Америку изнутри. Лев Лосев считал, что американская система образования, созданная «в согласии с идеями Джона Дьюи, ориентирована не столько на приобретение учащимся знаний, сколько на развитие самостоятельного мышления, «умения думать», «умения пользоваться знаниями». Как это нередко бывает с реформаторскими идеями, в процессе массового распространения и бюрократизации произошло нарушение баланса, и многие молодые американцы оканчивали среднюю школу и приходили в университет с неплохими навыками самостоятельного критического мышления, но малоначитанными».
Малоначитанными — значит невежественными.
Мы только-только ступили на этот путь, а на малоначитанность (или невежество) уже насмотрелись. Своих мнений (мнений типа бендеровского «я так вижу») — сколько хочешь. Знаний — чуть больше шваха.
…Ректоры, может, потому и морщатся на отмену вступительных экзаменов, на американизацию образования, что она… В «Введении в философию воспитания» Джон Дьюи провоз-гласил: из места, где учат уроки, школа должна стать местом, где развивают самодеятельность, учат общению и кооперации, расширяя понимание общественных взаимоотношений. Учиться не надо, достаточно уметь «критически мыслить».
Ректор ВНУ имени Даля Александр Голубенко прав: идея неплохая, воплощение и результат будут отвратительными.


Резюме

Если родители системы образования решили, что из места, где учат уроки, школа должна стать местом, где общаются и кооперируются, то, сообразно с народной мудростью, о волосах, снятых вместе с головой, плакать не приходится. Жалеть надо бы не об экзамене, замененном конкурсом сертификатов, а об отвергнутой «малопродуктивной дидактике» — о том, что кривляку с «мнением» поставили выше старательного зубрилы.

Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: