Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Память

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Память
«Как умел, так и жил»


НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Память
Неумолимое время бежит, унося с собой имена, поступки, события… Вместе со временем уходят люди, меняются вкусы и пристрастия, каждое новое поколение обретает своих героев (далеко не всегда настоящих), свои идеи и новые песни.


Наверняка, недалек тот час, когда и Владимира Высоцкого будет знать лишь малая толика людей, а ведь два — три десятилетия назад почти в каждом дворе звучало:
Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно —
Живешь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.
Или мужественное:
На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают.
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.
Владимир Высоцкий… актер, певец, поэт… Талантливый и очень неудобный человек. Не умел и не хотел приспосабливаться; с ним было тяжело родным и друзьям — он убивал себя наркотиками и пьянством; он жил с обнаженными нервами, и жизнь его была как вспышка — умер в 42 с половиной…
И живого, и уже мертвого, Высоцкого сопровождали легенды, домыслы, скандалы. После смерти певца объявились десятки лжедрузей, которые выступали с воспоминаниями, с характеристиками, которые были так же далеки от истины, как и они сами от Высоцкого.
Но даже воспоминания по-настоящему близких ему людей, и те часто носили откровенно субъективный характер. Особенно много разговоров, упреков вызвали воспоминания Марины Влади «Владимир, или Прерванный полет». В одном из интервью Влади, отвечая на вопрос: «Почему Вы начали писать эту книгу?», сказала: «Просто потому, что так про него захотелось рассказать, про нашу любовь, нашу жизнь… И восстановить какую-то правду». Насколько правда оказалась правдой, или это была правда Влади — не нам, читатель, наверное, судить. Нам читать и, еще лучше, слушать Высоцкого. Ведь смерть и время давно легализовали его, сделали доступными его записи и стихи. Уже после смерти Высоцкого фирма «Мелодия» выпустила цикл его песен, стихов, стали выходить книги стихов, воспоминания о нем и даже его роман «Черная свеча», написанный в соавторстве с Леонидом Мончинским. Кстати, о том, что у Высоцкого есть роман, знают далеко не все почитатели его таланта.
Сегодня Высоцкого «проходят» в школе и пишут о нем сочинения. Вот уж удивился бы бунтарь, скажи ему об этом в то время!
Хотя что удивляться, был же он своим для многих чужих, абсолютно незнакомых ему людей. Свой для водителя-дальнобойщика, для альпиниста и геолога, для работяги и летчика. Многие фронтовики считали его своим ровесником, ведь так писать о войне и спеть мог только тот, кто сам ее прошел… А сам Высоцкий обычно начинал свое выступление словами «Дорогие товарищи», и это было не формальностью, а чувством сопричастности с залом, чувством товарищества. Он и писать-то, и петь начал для товарищей, узкого круга, а так случилось, что песни его стали востребованы целым народом. Он объяснял: «Мне казалось, что я пишу для очень маленького круга — человек пять — шесть — своих близких друзей и так оно и будет всю жизнь. Это были люди весьма достойные, компания была прекрасная». Первыми слушателями Высоцкого — «достойные люди» — были В.Шукшин, М.Туманов, А.Тарковский, А.Кочарян…
…Неумолимое время бежит, унося с собой имена, поступки, события… Но старая запись все так же, если не больнее, рвет сердце:
Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Умоляю вас вскачь не лететь.
Но что-то кони мне попались привередливые!
Коль дожить не успел, так хотя бы допеть!
Я коней напою, я куплет допою —
Хоть мгновенье еще постою на краю!..

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: