Сегодня

История на тысячи биткоинов: Павел Лернер - о своем похищении

История на тысячи биткоинов: Павел Лернер - о своем похищении
История на тысячи биткоинов: Павел Лернер - о своем похищении
Павел Лернер. Фото - Facebook-страница Павла Чуть больше месяца назад Киев и криптосообщество встряхнуло похищение Павла Лернера - российского программиста, аналитика криптовалютной биржи EXMO. Утром 27 декабря злоумышленники схватили Павла в Оболонском районе столицы прямо под офисом компании, в которой он работал, и вывезли в неизвестном направлении. Через два дня аналитик вернулся - живой, здоровый, но без крупной суммы в биткоинах. Происшествие сразу получило огласку в СМИ. Лернер еще находился в неизвестном подвале, а по изданиям уже прошла волна версий. Одни источники говорили о бандитском вымогательстве, другие давили на причастность силовиков к "отжиму" криптоденег, третьи рассматривали вариант мести со стороны одного из стартапов, который провалился на ICO. История вышла за пределы украинского медиаполя: о Лернере написали российские издания и британские Business Insider и Financial Times. В 2017 году украинские силовики действительно начали интересоваться майнерами. Но в отсутствие нормальной регуляторки и даже определения криптовалют как таковых вопрос пока остается в серой зоне взаимоотношений. Сам Лернер практически не давал комментариев, держа связь через адвокатов. Спустя месяц после случившегося он согласился встретиться с журналистом LIGA.net и рассказать те подробности похищения, которые уже можно открыть на данный момент. Часть деталей пришлось опустить, чтобы не нарушить процесс следствия.


Профессиональный путь и переезд в Украину

- Павел, каким был ваш путь до работы с криптовалютами? - Я учился в Курском государственном университете (Российская Федерация). Физико-математический факультет, специализировался на защите информации и криптошифровании. Преподавал по этой теме, работал начальником отдела по защите информации в университете. Когда засветилась технология блокчейн, заговорили о ключах, о том, что можно использовать эти технологии не только для шифрования. Потом биткоин, научные работы, консультации. - Как именно вы начали коммерчески с этим работать? - В то время только открывались возможности майнинга. Тогда можно было на совершенно обычном компьютере помогать развивать технологии LTC (лайткоин), биткоин и получать средства. Студентам это было интересно, они приходили консультироваться, у кого-то было два компьютера, у кого-то один. Я начал помогать студентам настраивать майнинг, пулы. Постепенно все больше и больше стала интересовать коммерческая сторона этого дела. В 2014 году, когда мы начали делать программный продукт, в России вышел закон, признавший биткоины денежными суррогатами - Какая конкретно? - Стало интересно нарастить количество знакомых, которые бы это использовали. Все были идеалистами, никто не был особо подкован коммерчески. Например, нужно было перевести средства друзьям в Испанию, Италию. Так как средства были маленькие, меньше 100 долларов, через банк это было делать очень дорого. А вот договариваться о каких-то конвертационных услугах и платить собственной монетой было интересно. Биткоин тогда стоил 100-200 долларов, лайткоин - вообще копейки.
Потом мне попалось на глаза объявление, что биржа EXMO проводит конкурс. Они искали специалиста для консультации по вопросам конвертации криптовалют. Так я вышел на ребят-инвесторов. Им я предоставлял аналитические услуги по развитию проекта как биржи. - Чем вообще, простыми словами, занимается криптовалютная биржа? - В принципе, тем, что она гарантирует: люди, которые пришли с одной стороны и хотят купить криптовалюту, и люди, которые пришли с другой стороны и хотят криптовалюту продать, по протоколам биржи стопроцентно это сделают. Биржа нигде никого не обманет, это прозрачно видно в блокчейне и другому участнику. А как они переводят деньги - это уже их дело. - Почему решили уехать из России? - Первое, что повлияло: в 2014 году, когда мы начали делать программный продукт, в России вышел закон, признавший биткоины денежными суррогатами. Сначала он пошел на одобрение, но потом его таки приняли. Я тогда еще работал в университете. С нами провели консультацию, что это может повлиять на нашу дальнейшую судьбу. Мы уже глубоко занимались проблематикой и бросать ее не хотели. Решили уехать. - Иначе попали бы под криминальную статью? - Да. В итоговом принятом варианте - от 2 до 4 лет лишения свободы. Вполне реально. Сегодня люди, которые этим занимаются в России, стараются проводить все операции за границей. - Вы сразу уехали в Испанию? - На самом старте я где-то полгода был в Таиланде, чтобы сократить расходы на проживание. Потом перебрался в Испанию. - А в Украине вы с 2016-го? - Да, я по работе часто бываю в Украине с 2016-го, но и до этого прилетал на месяц-два по делам. А живу и планирую дальше жить в Испании.В  - Почему Украина? - Здесь для бизнеса была достаточно прозрачная страна, понятная. Наши аналитики тоже так считали. Может быть, после России так кажется (улыбается). Плюс здесь другое информационное пространство: криптовалютами серьезно интересовались многие люди - еще до пика, не на хайпе. Я посетил несколько конференций, со многими познакомился. Открывались новые проекты, где нужно было кого-то консультировать. Поэтому я решил расширить свое поле деятельности и предоставлять аналитические услуги разным проектам, которые в этом нуждались. Стало интересно, потому что в Испании так много живого общения не было. - Там профессиональная тусовка меньше? - Во-первых, языковой барьер, во-вторых, ребята более закрытые. Европа вообще закрытая. - В чем было выгодна наша "прозрачность"? - Во-первых, не было закона, запрещающего и регулирующего деятельность криптовалюты. Во-вторых, специалистов больше, и их проще найти. И много интересных для меня проектов. - Поменялось ли восприятие Украины, как прозрачной страны? - Сильно не поменялось. Скажем, она представлялась более упорядоченной, а оказалась менее упорядоченной. - Почему не привозили сюда семью? Бизнес-причины? - К сожалению, уровень жизни не очень сравним в Испании и Киеве. К тому же дети живут в Барселоне и два года учили каталонский язык. Не хотелось устраивать им стресс нового переезда. Никаких других опасений не было.


Биржа EXMO и роли в ней

- Чем вы занимались/занимаетесь внутри EXMO? - Изначально меня взяли, чтобы я просто проконсультировал по технологии блокчейн - люди плохо понимали, как это работает. И делал аналитику происходящего. На момент стартапа я руководил этой частью. Потом, когда команда запустилась, я какое-то время побыл в руководстве своей частью, после чего ушел в аналитики. Там мне было комфортнее, я отключился от процессов бизнес-логики, которые меня не интересовали. Появилась возможность использовать свое время и знания на другие проекты, помимо биржи. А на бирже за мной были техническая и аналитическая части: правильный выбор монет, размещение, сопровождение, комиссии и т.п. - Было много споров по поводу того, кто же вы именно там. - Я же в первый год был там CEO - видимо, из-за этого и споры. Там всего было человек 7 в коллективе. Потом все внутри знали, что я перешел в свой отдел. И все, кто более-менее со мной общался, знают, что последние года полтора я никаких управленческих функций не выполнял, только аналитика. - Ваше дальнейшее положение внутри EXMO как-то меняется? - Нет, у меня и так не такая уж большая роль. - А насколько большая часть команды перебралась в Украину? - Компания очень сильно выросла за эти годы. Даже точно не могу сказать, какие произошли изменения: они там постоянно происходят, меня фактически не касаются. Пишут о том, что похитители мне представились сотрудниками СБУ. Но я так выразиться не могу. Они что-то говорили, но не представлялись и никаких документов не показывали

Похищение и выкуп

- Пока от вас не было комментариев, по СМИ прошло много домыслов и версий. А были ли вам какие-то маячки, предупреждения? Может, кто-то из друзей вам намекал, что вы куда-то не туда влезли? - Нет, такого совсем не было. Была проблема на бирже, как у многих: из-за большого хайпа и роста курса понабежало много народу. Многие крупные биржи ограничили регистрации. И была волна возмущений, мол, биржа стала хуже работать, жаловались. Но конкретно мне никто лично ничего не высказывал, не предупреждал, не угрожал. - То есть не было чего-то вроде “ты что-то натворил, берегись”? - Нет, тем более я и натворить-то ничего не мог, потому что никакого отношения к управлению не имел. - Почему тогда вы стали объектом для похитителей? - Я был довольно открыт с самого начала, очень много общался с трейдерами. Если что-то ломалось, кошелек выходил из строя, не шли платежи, раньше меня было легче найти в сети, чем саппорт. Компания была очень маленькая, и все отвечали за всё. Может, так и запомнился. - По поводу самого похищения. Из тех материалов, что уже о вас сделаны, что совпадает, а что мимо? - Пишут о том, что похитители мне представились сотрудниками СБУ. Но я так выразиться не могу. Они что-то говорили, но не представлялись и никаких документов не показывали. Может, говорили слово “спецоперация”, но "СБУ” не звучало точно. - Тем не менее один из заголовков вышел чуть ли не с вашей цитатой об этом. - Это, видимо, из-за того, что те, кто был рядом в момент похищения, услышали слово “спецоперация”, и в мозгу сработал какой-то мостик. Похитители в принципе просто сказали, чтобы сидел тихо. Никто не представлялся. - И вы не видели маршрут, куда вас везли? - Практически сразу мне надели на голову темный мешок. Дальше не видел и не мог запомнить - маршрут был очень путаным. - Где вас держали? - Это было похоже на подвальное помещение, совсем не приспособленное для содержания людей. Без окон, холодно, я все время был в верхней одежде. На меня сразу надели наручники, основная проблема была с ними (Павел показывает запястья, там до сих пор полоски кровоподтеков). Их сильно стянули. Думаю, если бы держали дольше, было бы все хуже и хуже. - Как быстро с вами начали вести разговоры? - Меня забрали в 10:30-11:00, привезли в подвал. Что-то говорить начали только к вечеру, а именно по интересующему их делу - где-то через сутки. Начали требовать деньги в биткоинах, плохо, видимо, разбираясь в сути. Потому что называли суммы, которые не входят в обороты даже многих бирж. - Какие-то тысячи биткоинов? - Да, две с половиной или три с половиной тысячи. Видимо, цену не очень понимали. Думали, что это прямо так легко. Потом завладели моей техникой, я сказал пароли. В какой-то момент времени взяли перерыв. - Чисто технически перевод биткоинов делается передачей комбинаций? - Да, просто выбираешь данные, другой кошелек - и переводишь. Обычная транзакция. В сети биткоина это видно. - Как вам пришлось их убеждать? - Я сказал, что столько у меня нет, и вообще даже не знаю, сколько у меня на кошельке. Сначала не верили, пытались прессовать. Я объяснил, как получить доступ. Они увидели сумму в биткоинах - не очень большую. И видимо, поняли, что раз такая она есть, то больше не станет. - А это прямо все, что на тот момент было у вас в кошельке? - Да. Человек таких денег никогда не видел и не держал в руках - они как были для него виртуальными, так и остались. Он не понимает угрозы, опасности, что людям они видны, что для них это реальные деньги - Нардеп Антон Геращенко сообщал по поводу эквивалента в $1 млн, журналисты - $2 млн. А на самом деле сколько? - Я сейчас сумму не хотел бы озвучивать, в том числе из-за следствия. Опять же, все пишут разные данные, потому что курс меняется. Сегодня это одна цифра. А когда эти биткоины появлялись на кошельке, цифра была совсем другой. На момент похищения - третья. Даже не все биткоины были куплены: часть добыта, часть получена за услуги. Вообще это основная проблема людей с криптовалютами. К примеру, они купили условные 2000 Dash (один из видов криптовалюты. - Авт.) по $2. А сейчас монета стоит плюс-минус $800 - и это уже $1,6 млн. Человек таких денег никогда не видел и не держал в руках - они как были для него виртуальными, так и остались. Он не понимает угрозы, опасности, что людям они видны, что для них это реальные деньги. Есть недопонимание ситуации, потому что все развивается очень быстро. Фактически за полгода крипторынок рванул вверх. - Но по идее записи в блокчейне анонимные. - Возможно, у похитителей было предположение, что раз я один из главных и постоянно мелькаю в криптосообществе, то точно что-то да имею. Не знаю уж, как они получили информацию. Мне кажется, они думали, что если я предоставляю бирже услуги аналитика, у меня есть доступ к чужим записям. А это невозможно по ряду технологических причин. К тому же я не финансист и не имею специального аккаунта. - Были ли какие-то требования помимо денег? - В принципе, нет. Разве что рекомендовали покинуть страну, конечно. - Как быстро после того, как вы сделали все переводы, вас вывезли? - Практически сразу, где-то в течение получаса. Это уже точно был вечер, после 18:00. - То есть разговаривать вы начали в обед и только к вечеру все решили? - Да. Потому что им, видимо, было тяжеловато понять механику того, как и что происходит. - Физическое насилие применяли? - Кроме наручников, практически нет. Давили в основном психологически. Угрозы были: и по поводу близких, и то, что могут избить, убить. - Вывозили обратно вас тоже с мешком на голове? - Да. Меня посадили в машину, на трассе высадили в кювет и уехали. Я встал, довольно долго шел пешком до заправочной станции, оттуда уже вызвал такси. Они мне оставили с собой гривни на проезд. - Читал, что у вас отобрали технику. - Отобрали оба телефона и ноутбук. Для меня лично это очень большая ценность. Доступы на личные электронные почты, которые сложно восстановить. Один телефон с испанским номером. - Насколько критично это завладение для вас? Для биржи? - Для биржи вообще никак не может быть критичным, потому что по биржевым материалам я не общался. Общался с ребятами только по поводу подтверждений, решения каких-то технических проблем. Никаких паролей, хешей, ничего такого. Для меня - да, критично. Там осталось очень много данных. Не финансовых: те же почты, регистрационные данные. Некоторые карты пришлось заблокировать. Обидно очень, потому что я довольно длительное время скапливал полезную для себя информацию. И ведь одновременно пропали телефон, ноутбук и второй телефон, где были копии - и как раз все резервы забрали. У них остались и некоторые мои личные документы, которые сложно восстанавливать.
История на тысячи биткоинов: Павел Лернер - о своем похищении



Версии и поиски

- Вспомнил еще историю, что ваш водитель и знакомая Светлана, по утверждению журналистов, как-то с опозданием сообщили о похищении. Как вы это прокомментируете? - Водитель сразу позвонил в полицию и сообщил. Светлана вообще не была на месте - она появилась там через два часа. И почти сразу подали заявления. Так как это произошло возле моей работы, рядом были мои коллеги. Некоторое время они пребывали в абсолютной растерянности. Предположить, что меня вот так вот забрали, никто не мог. Так что никакого злого умысла в этих “паузах” не было. Да и от того, что они подали бы заявление на час раньше или позже, вряд ли бы что-то сильно изменилось. - Одна из ярко продвигаемых в СМИ версий - “оборотни в погонах”. Как вы считаете, насколько она имеет под собой основу? - Я никогда не общался с силовыми и криминальными структурами, поэтому мое мнение чисто оценочное. И оно такое: это не “оборотни в погонах”. Хотя опять же, если это они, как это вычислить среди сложных связей? - Связывали возможную версию и со стартапом А2В Direct экс-министра транспорта Червоненко. Мол, проект с вашей помощью выводили на ICO, и он провалился. - Я в том проекте был, по сути, консультантом, эдвайзером. Моей задачей было обеспечение того, чтобы люди, которые хотят купить эту монету, могли просто правильно разместить деньги, чтобы те не потерялись на процессе внесения. Стартап вышел на ICO, но денег собрали недостаточно - и все на этом закончилось. Не я же их собирал. Обязательства команда выполнила. Что не выстрелил проект - ну, что ж. Кстати, это было первое ICO в реальном секторе экономики. Ребята занимаются живой проблемой логистики с применением блокчейна, а не “междусобойчиком”. - Какой прогресс у следствия? - Для печати, в целях собственной же безопасности, могу сказать только то, что он есть. Вообще мне кажется, судя по следствию, по предоставлению охраны, что все происходит очень компетентно и грамотно. - Охрану вам продолжают предоставлять? - Да. - Читал несколько материалов об американских компаниях, которые занимаются анализом транзакций. И в принципе они могут связать транзакции с конкретными людьми. Насколько технически возможно отследить ваших похитителей в данной ситуации? - Зависит от уровня профессионализма тех, кто заполучил эти средства. А вообще анонимность здесь кажущаяся, потому что записи в блокчейне существуют всегда. И можно найти пул и даже компьютер, айпи, который в конкретный момент использовался. Плюс сам по себе биткоин похитителям, возможно, неинтересен, им интересно как-то его перевести в доллары. Есть американские службы, которые таким отслеживанием занимаются. Мы с коллегами думаем над вариантом кого-то из них привлечь.


Метод грубой силы и криптоситуация в Украине

- Что планируете дальше? Вам “мягко намекнули”, что лучше уехать. - На самом деле сейчас есть несколько интересных мне проектов, связанных с криптовалютами как технологией. Я даю консультации и не готов говорить о дальнейших планах. Тем более идет следствие, и мне нужно дождаться его результатов. Остаться бы в любом случае хотелось. И такое, как со мной, может случиться где угодно. Недавно, например, случай был в Таиланде. Похожая ситуация неделю назад произошла в Питере. Это криминал, здесь еще много нерешенных вопросов. - Блокчейн, биткоин называют образцами прозрачности и прогресса - и вот такой топорный метод это все перечеркивает. - Есть шутка по поводу майнинга из 1990-х - мол, тогда для добычи валют применяли утюг и паяльник. Топорные методы будут использоваться всегда. Пока биткоин стоил $20, он никого не интересовал. Сейчас все иначе. Биржи иногда теряют кошельки с суммами в десятки миллионов долларов, как та же Bitfinex (крупная гонконгская биржа была взломана в августе 2017 года и потеряла почти 120 000 биткоинов. - Авт.). Не потому, что они так плохо там что-то выстраивают внутри. А потому что на такие суммы уже нанимают профессиональных хакеров. Это дорого, но для злоумышленников овчинка уже стоит выделки. Должна быть хотя бы прозрачная и понятная терминология для полицейских: что такое криптовалюта, чем она является, а чем - нет. Чтобы они понимали, какие могут быть преступления и как их на ходу разбирать - Как, по-вашему, в нынешних условиях от этого обезопаситься? - Вот этим я больше всего и озабочен. Можно стараться разделять средства, но опять же от физического захвата никто не застрахован. Остается надеяться, что в государствах, где мы будем находиться, будут прецеденты раскрытия таких преступлений и наказания виновных. И преступники поймут, что овчинка выделки все-таки не стоит. Что и вернуть заставят, и срок дадут. А не просто “пришел, отобрал и убежал”. Тем более, например, у меня их не на улице забрали. - Есть еще мнение, что вот в Беларуси, дескать, легализовали майнинг, и теперь там все будет хорошо и выгодно. Как вы на это смотрите? - Мое личное мнение - ни в коем случае не в обиду белорусам - у них закрытая страна, которая мне напоминает СССР. И даже если все сейчас разрешено, в любой момент по щелчку пальцев будет даже не запрещено, а просто все сядут или что-то потеряют. Как в советском сбербанке. - А какие страны вы бы назвали более-менее подходящими и безопасными? - Более-менее та же Испания, Англия. Швеция, Норвегия, вообще страны Северной Европы. Хотя по-всякому бывает. Слышал, что были проблемы в Польше, Чехии. - Как считаете, что нужно “докачать” в Украине? - При всей моей нелюбви к регуляции должна быть хотя бы прозрачная и понятная терминология для полицейских: что такое криптовалюта, чем она является, а чем - нет. Чтобы они понимали, какие могут быть преступления и как их на ходу разбирать. Плюс просто уровень защищенности каждого гражданина должен быть выше. В моем конкретном случае полиция ведет себя очень ответственно и профессионально, никто ни в чем не отказал. Но в общей статистике пока все печально. - В каких проектах вы видите ближайшие перспективы? - Я за проекты именно технологические. Не просто спекуляция, а улучшение жизни людей. Например, когда я был в Барселоне, мы разрабатывали проект умных замков. Электронные хранилища, которые можно с помощью смарт-контрактов заказывать, использовать, получать средства. Или, например, сервис проката велосипедов: сделать его на блокчейне, чтобы велосипед нельзя было потерять. То, что приносит реальную пользу, улучшает переводы между странами, инфраструктуру. Чтобы люди могли понять: это не какие-то облигации, деньги, а именно прозрачный инструмент. - И раз уж о деньгах - что скажете насчет курса криптовалют? - По-моему, текущая цена того же биткоина очень завышена. Это его большая проблема. Слишком высокий спрос, слишком мало предложения. Очень много людей, входящих в рынок, не понимают, зачем это нужно. Спекулянты убили смысл. Если биткоин свалится к $2000-3000, будет множество разочарованных. Но те, кто занимается этим, чтобы развивать саму технологию, будут довольны.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: