Сегодня

Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей

Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей
Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей
Юлия Порошенко В Украинском доме на Международном экономическом форуме в Давосе в этом году было жарко, тесно, но весело. В небольшом помещении на главной торговой улице, аккурат напротив Российского дома, собрались президент, министры, депутаты, IT- и агробизнесмены. Иногда захаживали инвесторы из крупных международных фондов и просто зеваки, пришедшие сфотографироваться с братьями Кличко или взять бесплатный шарфик.В  Среди гостей из Украины - Юлия Порошенко, которая в компании украинских аграриев презентовала иностранным инвесторам и потенциальным партнерам перспективы развития агротехнологий в Украине. Ее проект AgroHub собирает идеи украинских стартапов, которые могли бы привести к революционному прыжку в развитии украинского агросектора.В  ЖурналистыВ LIGA.netВ встретились с Юлией Порошенко через несколько дней после Давоса в здании элитного спортклуба Пятый элемент на Рыбацком острове, который является центром бизнес-империи Петра Порошенко.В  В ходе интервью удалось выяснить, почему стабильной работе в глобальной корпорации она предпочла социальное предпринимательство, которое пока не приносит ей дохода; как возник AgroHub, кто его финансирует и когда появятся украинские единороги в agtech. Ответила невестка президента и на несколько личных вопросов. - Расскажите о своих впечатлениях от Давоса. Чего вы ожидали от участия в форуме и оправдались ли ваши ожидания? - Впечатление хорошее. Впервые Украинский дом был представлен в Давосе, и это действительно очень важно для страны с точки зрения имиджа. На протяжеВ­В­В­нии недели у нас шли контентные дискуссии. Через такой инструмент, через такую площадку мы доносили свои идеи, инициативы, рассказывали о стране и могли с инвесторами говорить один на один. Ведь люди получают информацию из разных источников, зачастую искаженную. Информационная война в самом разгаре. И дать им возможность услышать информацию из первых уст - это действительно важно. Об агростартапахВ  - А если конкретнее, о каких результатах для вашей инициативы, Agrohub, можно говорить? - Есть очень много контактов. Я сейчас не хотела бы об этом говорить конкретно. Возможно, позже я смогу обнародовать имена потенциальных партнеров и рассказать о партнерстве детальнее. Могу сказать абсолютно точно - есть интерес к нашим проектам у международных инвестиционных фондов. И мы приглашаем их летом к нам на demo-day, чтобы они могли увидеть те стартапы, которые выиграют в конкурсе в рамках MHP-акселератора с Radar Tech. По итогам презентаций проектов они смогут принять для себя решение - инвестировать или не инвестировать в конкретный проект. - О каких фондах идет речь? Это европейцы, американцы? - Европейские фонды и представители арабских и азиатских стран. Кроме того, в числе потенциальных интересантов - фонды, которые присутствуют в Украине - Horizon Capital, Фонд Сороса, также международные финансовые институты, в частности ЕБРР. Для того чтобы пообщаться, например, с Horizon, необязательно было ехать в Давос. Но могу сказать, что у нас и во многом благодаря Давосу с ними завязались более теплые отношения, будем с ними работать. Самое главное для инвестора - не просто получить приглашение для инвестиций, а показать проекты, которые нуждаются в его деньгах.
Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей

На фото: Панельная дискуссия об agrotech с участием Юлии Порошенко в Давосе - Речь идет о тех же стартапах в рамках корпоративного акселератора МНР? На каком этапе сейчас проекты? - У нас идет прием заявок, который закончится 26 февраля. - Сколько на сегодняшний день заявок уже подано? - 60. Это больше, чем мы ожидали. Когда мы начинали этот проект, очень было много переживаний относительно того, найдем ли мы вообще агростартапы. В агро, в отличие от телекома, очень много хардверных решений, то есть таких, в которых просто софта, программы недостаточно. Необходимы решения, которые требуют больших инвестиций, тестирования. И мы переживали, что таких решений будет не очень много. - Вы обещали рассматривать заявки по мере поступления. Получается? - Да, как раз в четверг, 1 февраля, у нас была встреча, на которой мы рассмотрели вторую тридцатку. Мы решили, что каждые 15 заявок мы рассматриваем дистанционно, а на каждые 30 собираемся командой и обсуждаем. - Слабачков отсеиваете уже на этом этапе? - Нет, мы никого пока не отсеиваем. Но для себя разделили все поданные заявки по уровню их готовности. 60 первых, которые мы уже отсмотрели, достаточно хорошего качества. Читайте также -В История на тысячи биткоинов: Павел Лернер - о своем похищении - Какие стартапы подаются на конкурс? - В нашей инновационной повестке 7 направлений, самая многочисленная группа касается диджитализации - около 40%. Детально описать заявки не могу, потому что стартаперы очень боятся, что их идеи украдут. Запомнились проекты приложений, с помощью которых создаются специальные дискуссионные платформы, сообщества для аграриев определенной специализации. Многие решения отличаются своей нишевостью. - Подобные решения уже есть, они успешно работают в Telegram, Facebook. Нужны ли для объединения фермеров отдельное приложение или социальная сеть, если они не несут в себе никакой экстра-функции? - Вот видите, у нас уже с вами возникла дискуссия. И ребятам, которые создают эти продукты, не помешает диалог. Когда имеется обратная связь, продукт можно докрутить, улучшить. Это и есть одна из главных ценностей нашего проекта. О прошлом опыте в бизнесе - Если с сутью проекта понятно, то с его истоками - не совсем. В принципе все знают, что есть Юлия Порошенко, которая занимается стартапами. Могли бы вы рассказать, как вообще появилась идея работать со стартапами в Украине? - Вообще мне всегда было очень интересно предпринимательство, несмотря на то что моя карьера более 10 лет была связана с корпорациями. Даже в больших корпорациях, которые хотят оставаться в инновационном тренде, существует много предпринимательских проектов, поднимающихся с нуля. Если предпринимателям свойственны такие характеристики, как гибкость, быстрое принятие решений, способность к риску, то в корпорациях, которые, возможно, и выросли из стартапа, появляются всем понятные корпоративные правила, процедуры, бюрократия. И вот эта бюрократия помогает все упорядочить в большой компании. Это дает стабильность, но отнимает драйв, суть самого предпринимательства. А инновационные проекты дают сотрудникам возможность проявлять инициативу, брать на себя риски и так далее. Мне всегда нравилось брать на себя инициативу, делать проекты. - Может, стоит просто стать предпринимателем и показать, как надо работать в нашей стране? Со всеми налогами, откатами, крышами, взятками. У вас есть личный предпринимательский опыт? - Я могу говорить о предпринимательстве внутри корпорации, когда внутри компании делаешь какой-то проект. Например, я делала один проект, связанный с налогами для бизнесов General Electric по всему миру. Вы знаете, что все американские компании вне зависимости от локации должны платить американские налоги. А у General Electric бизнесы по всему миру, и возникала проблема в части совмещения локального налогового законодательства с американским, когда работает закон, не позволяющий двойного налогообложения. И наша задача состояла в выработке системы, которая бы упрощала этот процесс и помогала систематизировать налоги. Я руководила группой, в моем подчинении было около 30 человек. При этом я находилась в Лондоне, потом в Сингапуре и управляла своей группой в разных временных зонах. Был такой предпринимательский проект. Мне сказали: "Вот задача, бери и делай". Не было строгих процедур, правил. Мне это было очень интересно. И когда я родила детей - сначала Петю, потом Лизу - и не смогла продолжать работу в McKinsey из-за большого количества командировок, я решила создать свое дело. До этого у меня был один проект в агроотрасли, и там я увидела огромный потенциал. Я понимаю, что звучит уже, как избитое клише, фраза о том, что в агро большие возможности. Но это так! - А что за проект? - Не позволяют о нем говорить условия конфиденциальности.
О знакомстве с бизнес-партнерамиВ  - Вернемся к истокам. Свой первый стартап-акселератор вы делали вместе с компанией Киевстар. Как так произошло, что вы стали сотрудничать? - Мы познакомились в Часопысе с Масимом Яковером (основатель Часопыса. - Авт.), Денисом Довгополым (основатель GrowthUp. - Авт.), Максимом Бахматовым (управляющий партнер UNIT.City. - Авт.), Аленой Калибабой (СЕО Часопыса. - Авт.). У нас у всех были разные компетенции, которые помогли сложить такой проект, как корпоративный акселератор, который бы держал большой бизнес в тренде того, что происходит. Более того, работа со стартапами для корпораций - это залог выживания. Корпорации не могут самостоятельно отслеживать все изменения, которые происходят в мире: их слишком много.
Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей

На фото (из Facebook): Юлия Порошенко, Максим Бахматов, Ксения Прожогина, Алена КалибабаВ  Мы с ребятами подумали, что сотрудничество стартапов и корпораций может дать неплохой результат. Это была гипотеза. Ведь до этого никто такого не делал. Потом (президент Киевстар. -Авт.) Петр Чернышов пришел к нам на ВДНХ, где мы вместе с ребятами реформировали выставочный центр, и сказал, что хочет попробовать поработать с нами. - Сам пришел? - Да. Мы были этому очень рады. Он услышал, что мы что-то делаем, что на ВДНХ что-то ожило, и решил, что его компании это может быть полезным. Эксперимент с Киевстар удался, и мы решили делать второй набор. А потом стали расширяться на другие отрасли. - Почему вы ВДНХ забросили? Развивали-развивали, а потом вдруг ушли к Василию Хмельницкому? - Мы не бросили. Там продолжается развитие. ВДНХ презентовала концепцию развития на 40 лет. Там есть и tech-часть, и развлекательная часть. И этот концепт постепенно реализуется. Если вам интересно, почему Максимы перешли в Unit City, то об этом лучше у них спросить. Я никуда не передислоцировалась. Мы просто вместе начинали на ВДНХ, а теперь Radar Tech, сооснователем которого я являюсь, расположен на UNIT City. - Все знают, что ваш нынешний проект спонсирует владелец MХПВ Юрий Косюк. На презентации он рассказывал о том, как началось ваше сотрудничество: "Юля позвонила, предложила, я согласился". Почему предложили именно ему? - У нас вообще мечта, чтобы шло несколько акселераторов параллельно. Зачастую стартапы возникают кросс-индустриальные. Например, в агро одна из горячих тем - это энергоэффективность и переработка отходов. Для многих компаний это пассивы, но все побочные продукты можно перевести в активы. А это пересечение с энергетической отраслью. Много пересечений в телекоме с агро. Поэтому мы хотим сделать единую базу стартапов, которые имели бы возможность общаться с экспертами из разных сфер.
Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей

На фото из Давоса: Майкл Хорш, Юлия Порошенко, Юрий Косюк, Алекс Лисситса,В Тобиас Меннес Чтобы найти хороший стартап, нужно протестировать сотню. Многие из них умрут, сменят идею. Но должна быть воронка, конвейер. Должен быть поток идей, среди которых появятся бриллианты, заинтересовавшие инвесторов. - И все-таки, почему Косюк? - У нас на самом деле шли переговоры с несколькими агрокомпаниями. Мы общались практически со всеми крупными холдингами. Просто Юрий Анатольевич первым сказал: "Давайте делать". - А говорили только с публичными игроками - Астартой, Кернелом, ИМК, или предложение о сотрудничестве было и к непубличным крупным холдингам? УПИ-Агро, например. - Я вообще не думала об этом. - То есть вы против семейной синергии? - Нет. Просто не с этого нужно начинать. - А не мешает ли вам шлейф негатива, который тянется за Косюком? Он, имея огромный прибыльный бизнес, будучи олигархом, получает половину дотаций от всей суммы, запланированной на господдержку отрасли, из государственного бюджета. - Среди аграрных компаний Украины МХП - одна из самых инновационных. Это важно дляВ agritech-проектов, которыми занимается AgroНub. Недостаточно определить проблемную зону и найти для нее технологическое решение. Важно, чтобы компания была готова внедрить необходимые изменения. У акселератора должен быть видимый результат, а это будет возможно, только если в компании есть корпоративная культура, открытая к инновациям. И то, что в МХП эта культура уже сформирована, - самый важный фактор. Это помогает проекту. - Просто на данном этапе в глазах многих ваше сотрудничество выглядит примерно так: друг президента спонсирует бизнес невестки президента. Могли бы вы рассказать, как работает ваша компания, кто ее финансирует и на каких условиях? - Здесь секретов никаких нет. AgroНub - это инициатива, которая, как зонтик, объединяет проекты. И есть ряд проектов, которые уже идут, - например, акселератор с МХП. У него отдельный бюджет, который покрывает затраты на семимесячную программу. Здесь заложены средства на содержание операционной команды, поддержку иногородних стартапов - проживание, питание и сопутствующие накладные расходы. Это небольшие деньги, и, дай Бог (пока все к этому идет), проект будет самоокупаемым. Прибыли там нет, в бюджете не заложено моей зарплаты и какой-то бонусной части для людей, которые основали этот проект. Это проект в ноль. Есть еще один проект - инновационные повестки. Перед тем как искать стартапы для МХП, мы решили понять, какие технологии нужны компании, где у нее слабые места и как их можно укрепить. У меня есть любимая аналогия. Можно производить витамины или обезболивающие. Но в случае с витаминами нужно очень много времени и сил, чтобы продать их. Ведь польза от них неочевидная. А обезболивающие средства продают сами себя, они действуют на конкретную проблему. И чтобы не плодить стартап-витамины, мы выяснили, какие же боли и потребности есть у МХП. И уже в соответствии с этими потребностями мы сформировали направления для работы акселератора. Такой же аудит мы хотим сделать для других компаний и сложить инновационную повестку всей отрасли. В еще одной программе National Innovation Agenda будут учены и потребности других компаний. Например, Астарты, ИМК, Мрии, Кернела. Эта инновационная диагностика будет финансироваться участниками программы. У нас будут также и малые события - idea garages и startup crash tests. Потому что важно не только доносить информацию до тех, кто в теме, но и транслировать проблемы отрасли тем, кто умеет их решать. - Не секрет, что Юрий Косюк спонсирует различные торговые миссии, поездки руководства министерства за рубеж, например, для продвижения экспорта, открытия новых рынков для украинской продукции. Он спонсировал участие AgroHubВ в Давосе? - Я дружу с ребятами из AVentures, с Женей Сысоевым, который вместе с нами учился в INSEAD, и с Андреем Колодюком. Они предложилиВ agritech-панель в Давосе. Было логично обратиться с таким предложением к Юрию Анатольевичу. Я озвучила эту инициативу, он подумал какое-то время, потом сказал: "Давайте". Мы собрали команду. Нам очень помогал Алекс Лисситса, мы обсуждали в рамках рабочей группы с ним и Юрием Мельником, кто может быть участником нашей панели. Мы искали своего аграрного Цукерберга. И нашли Майкла Хорша, который, несмотря на возраст, интересуется инновациями, ездит в Кремниевую долину.
Юлия Порошенко: В мире денег много, не хватает идей
В 
Фото: FacebookВ Юлии Порошенко О новых акулах бизнеса - Я правильно понимаю, что вы сейчас можете давать задание МХП, чтобы там попытались найти решения определенной проблемы? - Мы работаем как команда. Они очень ответственные ребята, заряженные на результат. Они соблюдают дедлайны, дают свою экспертизу. Это то, чего ты никогда не получишь извне, если ты простой стартап с улицы. Недавно мы проводили в Киево-Могилянской бизнес-школе idea garage: специалисты агрохолдинга рассказывали о проблемах, а ребята-стартаперы разбивались на команды и брейнстормили решения. В это же время менторы из МХП оставляли свой фидбэк об идеях. Потом будет питчинг-сессия и выбор победителя. Читайте также -В Не в YouTube: Куда могут перекочевать наши сериалы и фильмы Второй формат - startup crash tests. Это когда есть готовая идея, относительно которой стартаперы хотят получить обратную связь. То есть представляются несколько стартапов или идей, а эксперты их тестируют. - Такие себе акулы бизнеса? А когда это будет? - Мы рассчитываем, что будет больше 100 заявок, из которых в преакселерацию отберем 30, но в акселерацию возьмем 10. Со всеми остальными продолжим работать, это ребята, которым нужны доработки. Их и будем пропускать через краш-тесты, начиная с марта, когда закончится конкурс. Вот эти истории, скорее всего, будут финансироваться спонсорами. - Кроме МХП кого рассматриваете в качестве партнеров в будущем? - Еще раз акцентирую внимание на том, что мы не отдаем никому предпочтение. МХП были первыми. Спасибо им большое за это, мы получили толчок и стали двигаться вперед. Мы дальше будем работать с другими, теми, кто первый откликнется. Мы заинтересованы в том, чтобы как можно большее количество компаний были привлечены. Мы тоже учимся, мы и сами стартап. - Компании или фонды в роли спонсоров рассматриваете? - Скорее всего, компании. Например, производители техники могут быть заинтересованны. Другая история - в рамках акселератора в Radar Tech мы будем делать школы менторов. Одна из ключевых компетенций и ценностей акселератора - качество менторов. Из своего опыта могу сказать, что в моей жизни многое удалось благодаря тому, что вокруг были люди, которые подталкивали, направляли, обучали. Можно двигаться куда-то, потому что тебе не нравится то, где ты есть, а можно туда, куда тебе очень хочется попасть. Умение менторить младшего очень важно. Из моего опыта могу сказать, что в западных компаниях это очень четко понимают, и сразу же, с первого дня, у тебя есть ментор. Он помогает расти, строить карьеру. Поэтому у нас у каждого проекта будет ментор от МХП. И даже не ментор, а "спонсор", поскольку он будет искать возможности для интеграции стартапа. Поэтому людей, у которых ранее не было опыта менторства, важно научить, подготовить, рассказать, как работать. - А участие инвестфондов, с которыми вы общались в Давосе, в этой схеме где?В  - Мы не являемся реципиентами денег фондов. Мы предоставляем продукты, за которые компании будут платить. Компания, которая далее будет делать акселераторы, получает абсолютно понятные ценности.
О заработке - А что вы получаете при этом? AgroHubВ зарабатывает? - Обычно любой корпоративный акселератор в мире берет долю от стартапов. Но у нас ситуация другая. Мы не берем доли сейчас. Пока ни AgroHub, ни я лично на этом не зарабатываем. Это не коммерческая деятельность. Но мы создаем рынок agrotech, и когда мы его создадим, возможно, сможем вернуть свои инвестиции. - То есть вы ожидаете каких-то отложенных дивидендов? - Да. Это самый честный подход, когда ты создаешь рынок, а потом имеешь возможность на нем же зарабатывать. - Вы получаетеВ какую-тоВ зарплату как консультант, как руководитель? - Нет. С моей стороны это инвестиции. Пусть интеллектуальные. Когда мы поймем, что компании на рынке созрели для инвестиций, когда они увидят результаты нашей работы, что мы создаем добавленную стоимость, наши услуги могут стать платными. Читайте также -В Цифровая экономика 2020: как Владимир Гройсман увлекся спутником - Вы верите в то, что в agritech могут появиться украинские единороги? - Конечно же верю. Единороги могут в любой момент возникнуть, это зависит от идеи и ее реализации. Я абсолютно уверена, что у нашего потенциала и с идеями все хорошо, и с реализацией. - Оценивали ли вы потенциальный рынок венчурного капитала вВ agritech? - Это достаточно молодая отрасль во всем мире. Ее стали выделять только 5 лет назад. Но она очень динамично развивается. В 2017 году всего инвестиций вВ agritech-проекты было около $9 млрд. Динамика зависит от качества и количества проектов. У нас креативный потенциал есть, у нас не хватает предпринимательской культуры. Это связано с нашим наследием. Для того чтобы быть предпринимателем, нужно не бояться принимать на себя риск. А с нашей культурой, ментальностью и турбулентностью люди хотят стабильности. Это нужно менять, снижать риски, давать предпринимателям какую-то подушку безопасности. Ведь даже мировая статистика говорит, что 90% новых проектов умирают в первый год. - Есть причина? - Одна из ключевых - потому что не отвечают потребностям клиентов. То есть стартапер придумал что-то нужное, по его мнению. Но на самом деле его продукт невостребован. Наша цель - количество таких умирающих стартапов сократить.
О личномВ  - А можно несколько личных вопросов, которые интересуют не только нас, но и наших читателей? Вам фамилия новая помогает или мешает? Жить с новой фамилией стало легче или сложнее? - Проще точно не стало. Я не хочу, чтобы это звучало пафосно. Но скажу как есть: пять лет назад, когда я только вышла замуж за Алексея (тогда еще Петр Алексеевич не был президентом), было очень много стереотипов по поводу образа жизни богатых людей. И я совершенно была поражена отношению этих людей к вещам, к деньгам, к тратам. Например, младшие сестры и брат Алексея ходили с разбитыми телефонами старых моделей. Причем отношение было такое: вы разбили, теперь ходите с разбитыми. Они жили, как обычные люди. Мне в этом плане было очень легко войти в эту семью, было ощущение, что у нас одни ценности, никакого снобизма и мажорства я не увидела. - Тогда неудобный вопрос. А Мальдивы? Вы были с ними на Мальдивах? - Я просто вижу, как человек (президент Петр Порошенко. - Авт.) работает. Когда у меня родились дети, я, естественно, как и любая мама, ночью вставала, кормила, занималась детьми. И я в 3, в 4 часа ночи видела, как Петр Алексеевич возвращался с работы. И утром он в 8-9 выезжал снова на работу. То есть он реально очень-очень много работает. Мне кажется, что он заслуживает такого отдыха, чтоб его никто не трогал. А просто ехать куда-нибудь, чтобы его не узнали, нереально. Мы однажды ездили в Испанию, его сфотографировали российские журналисты и выложили в интернет. Я думаю, что один раз в год, причем на несколько дней, человек может себе это позволить. - Скажите, а вы на украинском языке уже говорите? - Я понимаю, к чему ваш вопрос. Я учу. - А гражданство уже украинское у вас? - Хорошо, что вы спросили. Да, уже украинское. Вы знаете, что в Украине достаточно сложно получить гражданство. Несмотря на то что я была замужем, у меня уже было двое детей, процедура получения гражданства заняла почти пять лет. Сначала был временный вид на жительство, потом постоянный вид на жительство, и только потом гражданство. - А домой, в Петербург, ездите? - Нет, не езжу. Это к вопросу о том, помогает ли фамилия. Мы встречаемся с родителями на нейтральной территории. В  Мария БровинскаяВ  Стас Юрасов Подписывайтесь на Telegram-канал t.me/ligatech, чтобы следить за последними новостями из мира технологий, телекома, гаджетов и стартапов

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: