Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Заметки по поводу

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Заметки по поводу
Портфель для молодого педагога




НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Заметки по поводу
Независимость оставила сельского учителя в тех же самых санях, в которых он сидел до провозглашения государственной свободы. За шестнадцать лет проблемные углы лишь заострились. Молодые специалисты уходят из школы максимум через год, устраиваются на работу в учреждения не образовательной сферы и получают там более достойную зарплату. Их сложно за это осуждать. И если кто-то из вчерашних студентов остается работать в школе, происходит это благодаря материальной поддержке семьи. Выжить в деревне с небольшой зарплатой можно, только если держать подсобное хозяйство. И таких энтузиастов, готовых ради работы в школе терпеть лишения, все меньше. Возможно, дело в социальном портфеле, с которым начинающий педагог вступает в профессию. Как изменилось его содержимое за последние двадцать лет? И изменилось ли? Попробуем сопоставить два конкретных случая.






Вперед за сельской романтикой!

Именно так рассуждали некоторые из «правильных» выпускников педвуза двадцать лет назад. Утверждаю сие потому, что сама относилась к их числу. Окончив филологический факультет Ворошиловградского пединститута, я не захотела оставаться в областном центре, хотя имела на это все законные основания. Более того, убедила поехать со мной в село мужа (оба мы — горожане). Несмотря на «правильность» и «идейность», место распределения выбирали все же не слишком глухое. Остановились на селе Мостки в Сватовском районе (расположено вдоль трассы Ворошиловград — Харьков, бывший райцентр). Подкупило и заманчивое «предоставление квартиры». Никто даже подумать не мог, что подразумевалось не собственное жилье, а съемное. Каково же было наше удивление, когда нас поселили в крохотной комнатушке у одной из местных старушек. Правда, через пару месяцев, благодаря стараниям тогдашнего директора Мостковской средней школы Михаила Султана, мы перебрались в добротный трехкомнатный дом практически со всеми удобствами. Ремонт в нем делали коллеги-учителя, а с мебелью и прочей утварью помогали селяне, большинство из которых являлись родителями моих учеников. При других обстоятельствах и в другом месте подобные взаимоотношения могли бы расцениваться как взяточничество, подкуп или что-нибудь в этом роде. Но помощь рядовых людей была временной и действительно искренней (отказаться ее принять — значит обидеть). Так как молодая учительница не успела обзавестись хозяйством, в школьной столовой она могла приобрести любые продукты. А зарплата позволяла не экономить. В то время я, молодой специалист, получала 240 рублей. (Для сравнения: моему мужу, слесарю в школе, платили около сотни.) Такая сумма складывалась из оклада в полторы ставки, надбавки за классное руководство и преподавание русского языка в украиноязычной школе. Кстати, русский язык наравне с иностранным дети постигали в подгруппах, на которые делился класс. Тоже плюс для молодого педагога. В общем, для нормальной деятельности были созданы максимально комфортные условия. Оттого, наверное, все получалось, и учительствование в селе приносило удовлетворение.
Конечно, имелись и трудности. Например, преподавание русского языка в начальной школе — с такой методикой в институте не знакомили. Приходилось заниматься дополнительным самообразованием, а школьная библиотека располагала, мягко говоря, скромным информационно-книжным фондом. Поэтому в выходные я навещала областной центр, где вместо поедания маминых пирогов пополняла багаж знаний в библиотеке. Еще одна трудность была бытовой. Мостки — не газифицированное село, а купить уголь в здешних краях оказалось проблематично. Вот и везли его из Ворошиловграда.
И все-таки, если бы не семейное несчастье, которое постигло нас через два года, я вряд ли бы вернулась в родной город. От добра ведь добра не ищут.


Двадцать лет спустя

Проезжая Мостки по долгу службы, всякий раз ловила себя на желании заглянуть в школу и свой бывший дом. Двадцатилетие с момента первого приезда сюда стало замечательным поводом для визита. А заодно захотелось познакомиться с кем-то из нынешних молодых педагогов, что подобно мне отправились за сельской романтикой.
В Сватовском районном отделе образования сообщили, что за последние три года к ним прибыло 23 молодых педагога. Только в этом году — девять человек: шесть человек вернулись в родные места, а трое приехали по распределению. Все приехавшие квартируют у кого-то из местных жителей. Причем двое живут и работают в Мостках. На встречу с ними и отправилась. С Ириной Носач, выпускницей Луганского национального педагогического университета имени Тараса Шевченко, которая нынче преподает украинский язык и литературу в школе I-II ступени («девятилетке»), поговорить не удалось: я спешила в школу I — III ступени, туда, где когда-то работала сама. Здесь меня ждал другой молодой специалист.
Юлия Нежельская окончила Восточноукраинский национальный университет имени Владимира Даля по специальности «История и право». Родом она из Старобельска, а на Сватовщину приехала по распределению. Выбор будущего места работы зависел от близости к дому.
С предоставлением отдельной квартиры-дома молодому специалисту в Мостках не спешат. А вдруг не приживется? Таких учителей называют «временщиками» — не задерживаются долго в селе.
Зарплата Юли при полной нагрузке (18 часов плюс классное руководство) составляет 725 гривень (на руки). У нее — семь подготовок, потому что преподает ученикам с пятого по одиннадцатый класс. Все свободное время уходит на написание конспектов будущих уроков. Кроме того, она ведет новый предмет «История Луганского края». А это значит, что после школы бежит в местную библиотеку (она, слава Богу, в селе имеется) и выискивает необходимые материалы. Мостковская СШ, одна из немногих сельских школ, подключилась в нынешнем учебном году к Интернету. Для педагогов, наконец, наладилась связь с внешним миром, и они могут черпать «подсказки» из творческих копилок своих коллег.
А вот отдохнуть молодежи, по сути, негде — клуб в аварийном состоянии.
Родители и ученики приняли молодую учительницу хорошо. По-матерински опекает ее директор школы Надежда Ивановна Скляренко, которая восемнадцать лет назад сама приехала сюда работать по распределению. Но уверенности в том, что Юля Нежельская задержится в Мостках (село по-прежнему без газа) надолго, нет ни у кого.


Плюс микроклимат в коллективе

Кто из молодых педагогов оказался в лучшем положении — я тогдашняя или нынешняя Юля, сказать трудно. По законам диалектики в выигрыше должен быть педагог XXI века, а по сути…
Прокомментировать ситуацию согласилась начальник главного управления образования и науки облгосадминистрации Ирина Цымбал. По ее словам, сейчас в области нет ни одной вакансии учителя. Банк вакансий формируется еще в феврале. Его данные передаются в педагогические учебные заведения, чтобы при распределении учитывались кадровые потребности конкретных территорий. Кроме того, 10 — 15 процентов распределенных, как правило, «целевики» (те, что получали квалификацию по направлению районных или городских отделов образования). В рамках выполнения постановления Кабинета Министров «О выдаче одноразовой адресной денежной помощи некоторым категориям выпускников высших учебных заведений» такую помощь впервые получили 108 человек, заключивших на три года договор о работе в общеобразовательных учебных заведениях и прибывших на место работы. Все они — выпускники педуниверситета.
— Бывали ли в Вашей практике случаи, когда выпускники не являлись на место будущей работы в назначенный срок?
— С вопиющими фактами не сталкивалась. Но иногда происходит перераспределение, что, в основном, связано с изменением семейного положения. Выходят девчонки замуж и трудоустраиваются по месту жительства супруга. Молодой специалист обязан прибыть на место 15 августа, то есть за пятнадцать дней до начала учебного года. Таким образом, есть время для того, чтобы найти ему замену и ликвидировать вакансию.
— Что, с Вашей точки зрения, тормозит процесс омоложения педсостава в сельской местности?
— В нашем регионе только 19,1 процента работающих педагогов — пенсионеры. Показатель небольшой — и все же… Не от хорошей жизни педагоги-пенсионеры держатся за свои места. К сожалению, мизерная учительская пенсия не позволяет им спокойно уйти на заслуженный отдых. Да и пенсионер пенсионеру рознь. Есть такие мастера, уроки которых просто необходимо посещать и молодежи, и более опытным коллегам. Что касается омоложения, то очень беспокоит адаптация вчерашнего выпускника на месте. Управления образования трудоустраивают, содействуют получению пяти окладов в качестве подъемных, а затем молодой специалист попадает в коллектив, от микроклимата которого во многом зависит его дальнейшая профессиональная жизнь. Создать для начинающего педагога ситуацию успеха получается, увы, не во всех учебных заведениях. А ведь реальное, не формальное наставничество тоже определяет желание молодого учителя остаться в профессии. Важно, как отнесется к приезду молодого специалиста местная власть (имеется в виду предоставление жилья, помощь в бытовых и хозяйственных вопросах). Конечно, нельзя не учитывать и материальную заинтересованность педагога в совершенствовании своего профессионализма. Если он добивается неплохих результатов, занимается внеклассной работой, его активность и способности нужно поощрять. Возможно, дать ему дополнительную учебную нагрузку, что, безусловно, повысит и уровень заработной платы педагога.
* * *
За последние три года в сельские районы Луганщины прибыли 124 молодых учителя, и только трое из них получили жилье (все в Лутугинском районе). Останутся ли на селе те 121, которым досталась участь квартирантов? Чем еще смогут удержать их все, кто в этом заинтересован?
Ирина ЛИСИЦЫНА.
На снимке: урок проводит учитель истории и права Мостковской СШ Сватовского района Юлия Сергеевна
НЕЖЕЛЬСКАЯ.
Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: