Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Дела шахтерские

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Дела шахтерские
План есть план


НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Дела шахтерские
На приставном столе председателя профкома шахты «Комсомольская» Олега Рябцева – подшивки газет: отраслевых, местных, центральных. Приятно, к слову, видеть среди них и «Нашу газету». Но листает Олег Георгиевич горняцкую «Сбойку», ищет разворот с заголовком «Некоторые итоги работы за девять месяцев 2007 года»: — Вот, специально подчеркнул: самая высокая производительность труда в Украине на ГП «Шахта «Краснолиманская», на втором месте – ГП «Антрацит», на третьем – ГП «Львовуголь». А что такое ГП «Антрацит»? Это шахта «Комсомольская», по большому счету.




Если бы не пауза…

Вряд ли кто-то возьмется оспаривать это утверждение: на «Комсомольскую» ныне припадает более 80 процентов добычи всего госпредприятия, а из двух миллионов тонн запланированного ему на этот год угля 1600 тысяч «спущено» министерством именно на эту шахту. От нескольких ее работников пришлось услышать: «Если бы учитывали производительность труда не всего ГП «Антрацит», а отдельно нашей шахты, то она была бы первой в Украине». Вот так.
О трех остальных антрацитовских шахтах в ГП нам рассказали следующее. На «Партизанской» сейчас работает всего одна комплексно-механизированная лава, выдавая в сутки не более 600 тонн угля. На шахтах «Крепенская» и имени 50-летия Советской Украины комплексно-механизированных забоев вообще нет, там применяется буровзрывной способ добычи и, соответственно, большая доля чисто физического труда горняков. Ясно, что рассчитывать на большие объемы антрацита оттуда не приходится. К тому же последняя шахта практически отработала свои запасы и готовится под закрытие, уже и проект институтом «Луганскгипрошахт» разработан.
Итак, надеждой, опорой и основой ГП «Антрацит» остается шахта «Комсомольская», расположенная невдалеке от города у поселка Дубовский. Надеждой не призрачной, опорой надежной и основой крепкой. Даже при том что план нынешнего года как шахта отдельно, так и все госпредприятие вряд ли выполнят. Но в данном неоднозначном случае имеем убедительную иллюстрацию простой мысли: дай хорошему шахтерскому коллективу все необходимое для работы, и рекорды последуют один за другим. И наоборот — даже самые «овеянные славой» бригады, участки, предприятия очень быстро сдают позиции без надлежащего финансирования их производственных потребностей.
Возьмем тот же «Ровенькиантрацит», на который в середине 90-х массово уходили горняки с погрузившихся в глубокий кризис антрацитовских шахт, потому что там были работа и заработок. Теперь ситуация повернулась на 180 градусов: из Ровеньков тянется народ на «Комсомольскую», по той же причине. Если четыре года назад здесь работали чуть больше тысячи человек, то в прошлом году — уже 2300, а на сегодня коллектив стал трехтысячным. Соответственно выросли и показатели добычи, проходки, средняя зарплата на передовом предприятии — в районе двух тысяч гривень, а на лучших участках рабочие основных специальностей зарабатывают и за пять тысяч.
И при всем при этом шахта ныне идет с отставанием от плана. Хотя миллионный рубеж ее коллектив в этом году перекрыл на десять дней раньше, чем в прошлом. А последние два года с поставленными государством заданиями он справлялся досрочно.
— В прошлом году, — рассказывает главный инженер шахты Олег Водопьянов, исполняющий обязанности директора во время отпуска последнего, — план добычи у нас был 1300 тысяч тонн угля, в этом — 1600 тысяч. Мы бы с ним тоже справились, если бы не произошла задержка с финансированием подготовки основной 324-й лавы. Она должна была быть введена в эксплуатацию в марте, а вступила в строй лишь в июле. Минус 50 тысяч тонн за каждый из этих четырех месяцев — вот они, 200 тысяч, которых не хватает к плану.
И в ГП «Антрацит», и на его ведущей шахте подчеркивают: в целом бюджетное финансирование развития угледобычи в этом году заметно лучше, чем в прошлом, хотя тоже недостаточное и, как видим, несвоевременное. Тем не менее и за счет денег, полученных из Киева, и за счет собственных средств «Антрацит» ввел в 2007-м на своих шахтах четыре новые лавы, две из них — на «Комсомольской». Последняя, 22-я восточная, стала в строй совсем недавно, в октябре, и уже за октябрь как по всему ГП, так и по этой шахте месячный план значительно перекрыт. Если в целом горняки Луганщины сейчас идут с отставанием от намеченных рубежей, то у «Антрацита» в октябре — 112,6 процента выполнения, у «Комсомольской» — 116,9 процента. Пять с лишним тысяч тонн суточной добычи на три тысячи работающих на шахте — совсем не плохой показатель. Хотя бывали времена и «поурожайней»…


Человеческий фактор

У «Комсомольской» — большое будущее, она сейчас на реконструкции, запасов угля тут хватит еще на многие годы. А история у шахты хоть и не такая уж долгая, но тоже богатая. Ее первая очередь была пущена в 1980-м, а откуда такое название у предприятия, догадаться несложно: строила его молодежь, съехавшаяся из разных регионов нашей страны. Многие, как и водилось в те годы, остались здесь же работать, осели в этом живописном уголке Луганщины, пустили семейные корни.
Председатель профкома «Комсомольской» Олег Рябцев вспоминает:
— Шахта начинала с добычи 7 — 8 тысяч тонн в сутки, доходило в 80-х и до 10 тысяч. Потом, правда, наступило время, когда мы, как почти все угледобывающие предприятия, упали в глубокую яму: кризис, добычи не было никакой. Каждый горняк тогда искал, где можно заработать на кусок хлеба. Но в 2003 году генеральным директором в ГП «Антрацит» пришел Юрий Владимирович Узлов. Он работал в Ровеньках, Красном Луче, а потом был назначен в Антрацит. Многие связывали с ним надежды на то, что все-таки сдвинемся с мертвой точки. И, слава Богу, эти надежды оправдались — пошли мы вверх потихоньку. В основном акцент был сделан на шахту «Комсомольская» как самую молодую и перспективную. Вложили сюда денежки, и пошел уголь…
Как профсоюзный лидер, Олег Георгиевич первоочередное внимание уделяет условиям труда, быта и отдыха горняков. Сегодня, например, одной из главных его забот является обеспечение нормальной работы банно-прачечного отдела АБК шахты. Тут есть определенные проблемы, но, по словам главного инженера, они решаемы, и можно не сомневаться: решены будут. С удовлетворением председатель профкома отмечает, что в канун этой зимы получателям льготного бытового угля полностью вывезена его годовая норма. Сезон летнего оздоровления трудящихся тоже был удачным. Отдыхать горняки и члены их семей с помощью профсоюза ездили в этом году в четыре места на Азовском и Черном морях. Детвора имела возможность провести свои главные каникулы в оздоровительном лагере «Лесные просторы»: лес, вековые дубы, речушка, чистый воздух — что еще надо? И 30 родительских гривень за 18 дней отдыха ребенка при стоимости путевки 700 с лишним гривень — для семьи совсем не накладно.
— Есть у нас, — рассказывает Олег Рябцев, — и свой санаторий-профилакторий, но он не «на ходу», в некотором запустении, недавняя разруха сказалась и здесь. Надо вложить в него деньги, возобновить работу. Тем более что расположен санаторий-профилакторий в районе Донецкой Швейцарии, как Антон Павлович Чехов описывал эти места. Водоемы там прекрасные, яблоневый сад был…
Что ж, раз налаживаются дела в ГП «Антрацит», то дойдут вскоре руки и до этого очень нужного для горняков социального объекта. Всему свой черед.
Если же продолжить летние воспоминания, то особо памятными стали поездки бригадиров добычных и проходческих участков по инициативе Минуглепрома в знаменитую здравницу «Изумруд» в районе Севастополя. И сами бригадиры, и их жены были в восторге — вот уж поощрение, так поощрение хорошего горняцкого труда!
Вообще на шахте, как и в ГП «Антрацит», несмотря на еще совсем недавнее их критическое состояние, и материальному, и моральному стимулированию добросовестной работы сейчас уделяется серьезное внимание. А как иначе преодолеешь наследие недавнего плачевного прошлого? Два примера. Ко Дню шахтера нынешнего года бригадир добычников шахты «Комсомольская» Игорь Саенко получил в качестве награды автомобиль «ДЭО Лансер». На холодильниках, пылесосах и другой бытовой технике, а также денежных премиях останавливаться не будем.
А моральное поощрение? В кабинете председателя профкома привлекает внимание скульптурное изображение Алексея Стаханова. Интересна его история. В советские годы это был переходящий общесоюзный горняцкий приз. Последней его получила антрацитовская шахта «Центральная». В ней он и остался на вечное хранение. Но с вечностью не получилось — такой шахты уже нет, закрылась. Можно было оставить памятную награду в музее, но в ГП «Антрацит» решили иначе: пусть это будет уже внутренний переходящий приз. Ясно, что нынче он — у коллектива «Комсомольской».
Не без удовлетворения профсоюзный лидер сообщает также о том, что по итогам двух последних успешных для шахты лет профком приобрел в нарядные горняцких участков цветные телевизоры и кондиционеры, а в году текущем — аппарат искусственной вентиляции легких для подземного здравпункта шахты и фотарий, а также ингалятор — для медицины на поверхности. Здоровье горняков — забота общая.


Кое-что о зарплате

И телевизоры, и кондиционеры довелось увидеть в нарядных некоторых участков шахты. В частности, лучшего среди проходческих участка подготовительных работ №1, возглавляемого Виктором Башевым, где бригадир Владимир Воликов. А также четвертого проходческого, где взгляд привлекла и довольно интересная наглядная агитация. Такие, например, лозунги: «Есть много угля — есть много денег» или «Лучше не делать ничего, чем делать как-нибудь». Это, надо полагать, девизы четвертого добычного участка, тоже лучшего на шахте. Здесь и работает получивший за свой труд импортный автомобиль бригадир Игорь Саенко. Но застать его не удалось — уже спустился в забой. Поговорили с начальником участка Александром Михальковым. С улыбкой он сообщил, что висел у них еще один актуальный призыв, но кому-то не приглянулся. Звучал он так: «Хочешь получать — проходи мимо, хочешь зарабатывать — заходи».
Вот и весь простой секрет и ударной работы, и приличной зарплаты. Хотя она, считают горняки, должна быть еще более весомой — не 10 процентов в себестоимости добычи тонны угля занимать, а, как минимум, 30. И закон о престижности шахтерского труда, уже прошедший первое чтение в Верховной Раде, надо наконец-то принимать, чтобы тяжелый и опасный труд людей этой профессии общество оценивало адекватно. Средняя зарплата по шахте в примерно две тысячи гривень, как на «Комсомольской» — это не так уж и мало, но с реалиями нашей жизни даже такая сумма сочетается плохо.
Вспомнились слова Олега Водопьянова: «У меня отец и дед были шахтерами. В те годы говорили: «О! Так он же шахтер!» А сейчас: «Та… Он же шахтер…» Совсем другая интонация». Разве не правда?
Обсудили мы с руководителем шахты и такой аспект проблемы: может, лучше, чем предоставлять горнякам разнообразные льготы, которые предусматривает упомянутый законопроект, обеспечить их по-настоящему нормальным заработком, которого хватало бы на всё и без льгот? Льготы — это ведь из сферы соцзащиты, а сильных людей разве нужно защищать? Слабыми же шахтеры быть не привыкли…
С такими моими рассуждениями Олег Александрович в целом согласился, но нашел и контраргумент: у нас капитализм только строящийся, и на этом переходном этапе нужен, наверно, пока такой закон. И привел пример:
— Год назад на шахте «Белореченская» проходил семинар по анкерному креплению. Рассказывал о нем американский профессор. Слушаем его и ничего не понимаем. Потом поняли, почему. Разговор шел о креплении кровли анкерами там, где выработки проходят только по пласту. Но таких пластов у нас нет! Мы спрашиваем: а как же в тех выработках, которые проходятся не по пласту, а по пласту и породе? «Мы таких не проходим» — был ответ. То есть если бы мы следовали этой схеме, то 90 процентов украинских шахт вообще не существовали бы. Да, у американцев подход капиталистический: нет условий добывать уголь без породы — не добывают его вообще. Они делают то, что экономически целесообразно. И заработки их шахтеров понятны. Мы же исходим из того, «що маємо». А допустим, Германия или Польша, которым просто нужен уголь, ведут добычу в тех условиях, которые есть, но дотируют его.
Чуть позже эту тему продолжил и Александр Михальков.
— Я знаю, — сказал он, — что в Англии шахтер отработал пять лет в шахте и за это время обеспечил себя и своих детей. У него зарплата, сбережения, страховки. Новый хозяин после пяти лет работы его уже не возьмет, зная: здоровье у человека уже не то.
Увы, мы пока что, действительно, «маємо те, що маємо»...


Не подводи, партнер!

К сожалению, и таких шахт, как «Комсомольская», Украина имеет очень мало. Что уж говорить о тех, которые буквально влачат существование... И тут хотелось бы разделить пожелание антрацитовских горняков к центральной власти. По их мнению, Минуглепром во главе с Сергеем Тулубом повел правильную политику на то, чтобы вкладывать серьезные средства именно в те предприятия, которые способны давать соответствующую отдачу. Где срабатывает принцип, похожий на процитированный выше, только наоборот: «Много денег — много угля». Как бы не поломали уже дающие результат наработки нынешнего министерства новые капитаны отрасли, если они станут на руководящий мостик в ходе возможных правительственных пертурбаций!
И еще одну очень важную проблему им, хочешь — не хочешь, но придется решать: проблему качества горно-шахтного оборудования. С ней последнее время сталкиваются на многих предприятиях, в том числе и на «Комсомольской».
Да, увеличение господдержки на техпереоснащение позволяет приобретать новое оборудование. Заместитель начальника УПР-1
Николай Лукин, например, сообщил, что в этом году участок получил четыре новых породопогрузочных машины, должны поступить также новые конвейеры. Неудивительно, что проходчики этого участка в октябре, скажем, вместо запланированных 305 метров сумели пройти 350. Новый комплекс 2КД-90 в начавшую работать 18 июля высоконагруженную лаву получен и добычниками четвертого участка. Казалось бы, только работай, выполняй повышенные задания и неси домой честно заработанные тысячи. Не тут-то было…
— Работать есть чем, — констатирует начальник участка, — но качество нового оборудования оставляет желать лучшего. Оно должно соответствовать крепости антрацита, а сталь оказывается мягкой, рештаки попросту валятся. Или новая цепь, которой положено «отработать» 150 тысяч тонн угля, на ста тысячах уже негодная!
А теперь — о том самом комплексе. По признанию Александра Михалькова, техника сама по себе очень хорошая, но… Опять качество. На этот раз почему-то ржавеют стойки, которые должны зеркально блестеть. Откуда коррозия? Разбираются специалисты и Дружковского машзавода, откуда получен комплекс, и российского Каменского, поставляющего дружковцам на сборку детали, в институте проводится экспертиза гальваники. И это лишь после трех месяцев работы комплекса, гарантия которому — год! 25 стоек уже заменили, но радости «комсомольцам» от этого мало.
— Я не первый год на шахте, — возмущается начальник лучшего участка, — но с подобным сталкиваюсь впервые. Такая машина должна отработать одну, вторую, даже третью лаву из ремонта. Нам сейчас надо добывать уголь, обслуживать технику, а мы меняем брак! Кто нам за это заплатит?
Такое вот невеселое начало хорошей во всех отношениях лавы. Александр Николаевич приводит цифры: в прежней, более сложной лаве бригада добывала в месяц 30 — 35 тысяч тонн антрацита, в новой вышли на 45 — 50 тысяч, за октябрь добыли 62 тысячи. Сейчас перед участком поставили задачу достичь добычи 90 тысяч тонн угля. И люди смогут, нет сомнений: все понимают, что надо наверстывать упущенное в первой половине года. «План есть план» — говорят спокойно. Вот бы не было еще таких неожиданных проблем. Не горно-геологических, а вполне, к сожалению, рукотворных.
Зоя ПУТРЕНКО.
На снимке: идет уголек!
Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: