Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - анализ и прогноз

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - анализ и прогноз
Куда ведет синусоида


В двух предыдущих публикациях этой рубрики («На пороге перемен?» и «О делах бюджетных», «НГ» от 25.10 и 6.11.2007 г.) мы остановились на нынешнем положении в промышленности и бюджетной сфере области, выделив для будущего более детального обсуждения такую важную для Луганщины отрасль, как угольная промышленность. Обещанный разговор о делах шахтерских состоялся, и вели мы его с начальником отдела угольной промышленности топливно-энергетического управления главного управления промышленности и развития инфраструктуры облгосадминистрации Александром Титаренко.


Быть в отстающих
неприятно
Начнем с конца, то есть с итого-
вой оценки: 2007-й для горня-
ков нашей области по главному показателю — добыче угля — оказался, скажем так, не из самых удачных. При задании в 28 миллионов тонн годовой добычи дело идет к тому, что наши шахтеры смогут выдать на-гора вряд ли больше 26 миллионов тонн угля. Для сравнения: в прошлом году перед Луганщиной стояла задача «дать стране угля» 24 миллиона тонн, ударным трудом они сумели ее не только выполнить, но и существенно перевыполнить, добыв 27 миллионов тонн с лишним. От этой цифры и отталкивался Минуглепром, определяя рубежи года текущего. Они, к сожалению, оказались преодолимыми не для всех угледобывающих предприятий области. Александр Титаренко для лучшего понимания ситуации приводит и такие цифры: «За десять месяцев 2006 года у нас было 22,5 миллиона тонн добычи, а сейчас — 20,8 миллиона, то есть на 1700 тысяч меньше. Падение как таковое прошло из-за резкого ухудшения результатов работы ГП «Ровенькиантрацит»: по итогам десяти месяцев там допущено отставание от задания на 1800 тысяч тонн угля».
Да, если бы недавний флагман отечественной угледобычи, которым по праву считалось это госпредприятие, так сильно не подкачал, область и при минусовых показателях некоторых других угледобывающих ГП смогла бы идти, что называется, в графике. Пока же, увы, годовое задание луган-скими шахтерами выполняется на 92 процента, а по сравнению с соответствующим периодом прошлого года добыча угля составила 93 процента. Обеспечили выполнение задания «Луганскуголь» (плюс 111 тысяч тонн топлива), «Свердловантрацит» (484 тысячи тонн), шахта «Красный партизан» которого в начале ноября уже выполнила годовой план. С минусами, кроме ровенчан, идут также «Донбассантрацит», коллективом которого с начала года недодано к заданию 76 тысяч тонн угля, «Антрацит» (140 тысяч тонн) и «Краснодонуголь» (353 тысячи тонн отставания).
— В октябре, — комментирует оперативные сведения Александр Титаренко, — «Краснодонуголь» и «Антрацит» начали работать лучше, но минусы у них остаются. В ГП «Антрацит», например, ввели новую лаву на шахте «Комсомольская», но из-за задержки финансирования сделали это позже, чем было нужно. За октябрь по ГП задание уже превышено на 20 тысяч тонн угля, но до конца года наверстать упущенное вряд ли удастся.
Закономерен вопрос: такая проблемная ситуация с выполнением намеченного только у нас, на Луганщине, или в целом по стране? Возможно, ответ кого-то сможет и утешить: предприятия Министерства угольной промышленности Украины за десять месяцев должны были добыть около 40 миллионов тонн угля, а добыто ими за это время 34,8 миллиона, из них по Донецкой области — 15,8, по Луган-ской — 16 миллионов. При этом «донецкий минус» составляет 3 миллиона тонн, луганский, как мы уже знаем, — полтора. По большому счету, результаты луганчан несколько лучше, хотя хвастаться особо тоже нечем.
Но вот еще один заслуживающий внимания ряд цифр. В нашей области, говорит мой собеседник, добывается более 45 процентов всего украинского угля, и логичным было бы, если бы господдержка на шахты региона была пропорциональна этой добыче. Министерство же полагает, что луганчанам достаточно и 30 процентов от общей суммы денег, выделенных государственным бюджетом на отрасль. «А по расчетам угледобывающих предприятий области, — добавляет Александр Владимирович, — им для того, чтобы нормально жить и работать, надо около трех миллиардов гривень, в основном на капитальное строительство и техпереоснащение лав».
«Мечты, мечты, где ваша сладость?»… Ровно вдвое меньшая сумма бюджетных гривень поступила на луганские шахты с начала нынешнего года.
Денег надо больше
Александр Титаренко продол-
жает листать документы: — За десять месяцев предприятия угольной отрасли получили из государственного бюджета полтора миллиарда гривень, что на 375 миллионов больше по сравнению с прошлым годом. В том числе на господдержку по себестоимости получено 646 миллионов (почти 150 миллионов плюс к 2006 году), господдержка на капстроительство и техпереоснащение составила 442 миллиона (плюс 152,2 миллиона), на реструктуризацию предприятий отрасли поступило 205,8 миллиона (плюс 15 миллионов). Как видим, увеличение по всем позициям, а основное — по господдержке на себестоимость продукции. Но этих денег все равно горнякам области не хватает, особенно господдержки на капстроительство и техпереоснащение: шахты продолжают простаивать без оборудования, которое не приходит вовремя.
А как уже было выше сказано, горняцкие коллективы остро нуждаются в деньгах именно на эти цели — на зарядку новых комплексов, переоснащение лав, замену стационарного оборудования, которое достигло износа 70 — 80 процентов, на ремонт стволов и так далее. Сколько же можно продлевать и продлевать сроки службы механизмов, которые уже надо попросту списать!
— Вопрос напрашивается сам собой: финансирование на шахты области из госбюджета в этом году увеличилось, а угля они добыли меньше, чем в 2006-м. В чем дело? — обращаюсь к начальнику угольного отдела.
— обращаюсь к начальнику угольного отдела.— Как видим, в основном эти деньги пошли по статье «господдержка на себестоимость продукции». С 1 октября, как известно, все предприятия перешли на оплату труда по тарифным ставкам из расчета минимальной зарплаты 420 гривень, то есть увеличился фонд заработной платы, а значит, и потребность в деньгах. Плюс выросли цены на оборудование, запчасти, материалы, в том числе горюче-смазочные, и так далее. Из-за этого тоже необходимо больше денег на компенсацию увеличивающейся себестоимости добычи угля.
— Но ведь и на развитие больше в текущем году предусмотрено госбюджетом, на капстроительство и техпереоснащение подземных выработок.
— Да, это так. Но повторю: денег недостаточно. К тому же на многих шахтах ухудшились условия работы, так называемые «хлебные пласты» оказались почти «съеденными». Хотя бы в тех же Ровеньках, где горняки в прошлом году перевыполнили план, а в этом им довели задание исходя из прошлогодней фактической добычи. Добавьте к этому сложные горно-геологические условия.
Шахта ведь по синусоиде работает: сегодня хорошо, завтра неважно. В ГП «Ровенькиантрацит» произошло в этом году стечение неблагоприятных обстоятельств. Новый генеральный директор вступил в конфликт с коллективом, создалась напряженная ситуация. Кроме того, было закуплено некачественное оборудование, некачественно производились его ремонты. Отремонтированные комплексы, к примеру, не вырабатывали свой гарантийный срок, не выдерживали нагрузки, ломались. Плюс недостаточно подготовленный кадровый потенциал, нет достойной замены на должности директоров шахт. Словом, в «Ровенькиантраците» как-то все навалилось в один момент, и объективные, и субъективные факторы.
— С конца августа на этом госпредприятии новый «генерал», уже свой, не приезжий — бывший директор передовой шахты имени Фрунзе Александр Есенков. Как там дела идут сегодня?
— За два с небольшим месяца качественного улучшения ожидать не приходится, пока там план по-прежнему выполняется на 50 процентов. Однако надеемся, что со следующего года на этом ГП
пойдет нормальная работа.
У Минуглепрома, кто бы его ни возглавлял, всегда была одна логика: шахтам надо добывать больше угля, зарабатывать деньги и на зарплату, и на свои производственные, социальные и прочие потребности. С одной стороны, в рыночных условиях так и должно быть. Но пример стремительного падения того же ГП «Ровенькиантрацит» убеждает: государство как собственник повело себя с этим еще вчера прославленным предприятием не по-хозяйски. Если стремиться выжать из него все, то в итоге можно не получить ничего. На сегодня пока речь идет о недополученных почти двух миллионах тонн угля, а что будет завтра?
В прошлом году, кстати, «Ровенькиантрацит» имело два миллиона тонн угля, добытого сверх задания.
О дне завтрашнем
сли выход из ситуации, создавшейся в отечественной угледобыче, видеть лишь в увеличении ее государственного финансирования, то вряд ли можно рассчитывать на успешное разрешение нынешних острых проблем. Особенно на фоне создавшейся неопределенности с перспективой перемен в центральной исполнительной власти, торможения бюджетного процесса.
— Выход один, — отвечает на мой вопрос-утверждение Александр Титаренко, — Минуглепрому надо определиться со всеми предприятиями отрасли — какие из них должны работать и как они должны работать. Плюс увеличивать добычу. А для того чтобы увеличивать добычу, наверно, не стоит вкладывать деньги в заведомо не очень хорошие предприятия. Есть у нас, допустим, шахты, имеющие по одной лаве и добывающие по 300 —400 тонн угля…
— И есть тот же «Красный партизан», который дает около 5 процентов всего угля Минуглепрома Украины!
— Есть там же, в Свердловске, и «Должанская-Капитальная», в Ровеньках передовые шахты — имени Фрунзе, имени Вахрушева, имени Космонавтов. Шахтеры работают и могут работать, но на шахте имени Вахрушева, например, получили из ремонта комплекс, который постоянно ломается. Надо обеспечить горняков всем необходимым для их высокопроизводительного труда, и тогда говорить о высокой добыче.
— Чего ждет областной штаб отрасли от приближающегося нового года?
— Ждем хороших результатов, планируем выйти на 27 миллионов тонн угля годовой добычи. Рассчитываем, что стабильно начнут работать «Ровенькиантрацит», «Антрацит». Надеемся, что все-таки наши пожелания осуществятся и нам дадут много денег, в том числе и на передачу территориальным громадам шахтерской социальной сферы.
— В нынешнем году, к слову, и на эти цели госбюджет оказался намного более щедрым, чем прежде.
— Да, но у угольщиков соцсфера еще продолжает оставаться, на баланс местных советов передана примерно лишь ее половина. А она не должна висеть дамокловым мечом над предприятиями. Каждому положено отвечать за свое. Шахта должна добывать уголь, платить зарплату, чтобы люди оплачивали свои социальные услуги. А у нас интересно получается. Вот передали в этом году часть социальной сферы. Со стороны Минугле-прома это было профинансировано почти на 70 миллионов гривень, еще столько же органы местного самоуправления обязаны изыскать в своих бюджетах. Итого получается 140 миллионов, на которые и надлежит отремонтировать объекты, предназначенные к передаче. Но, как правило, за вторые 50 процентов все забывают, более того, многие города и поселки не знают, как будут содержать принятые объекты соцкультбыта. А как их промпредприятия содержат?
— Просто в местных бюджетах нет таких средств, на 90 процентов они расходуются на защищенные статьи.
— Я понимаю, в том-то и наша беда. Но шахта должна добывать уголь. У ее директора голова болит за то, чтобы шла эта добыча, чтобы рабочие помылись, чтобы он их довез на рабочее место, чтобы техника без-опасности соблюдалась, чтобы было с чем работать. И при этом он еще должен переживать: а есть ли тепло в поселке, а не течет ли крыша во Дворце культуры? И о многом другом, не относящемся к производству.
С таким положением вещей в условиях рыночной экономики, считает Александр Титаренко, надо заканчивать. А еще оптимистический взгляд в будущее угольщики связывают с надеждой на скорейшее принятие двух важных для них документов. Речь о законе о престижности шахтерского труда, который уже прошел первое чтение в Верховной Раде, но дальше дело не пошло по известным причинам. Столько сладких обещаний в адрес шахтеров было высказано политиками перед недавними выборами, вот пусть новый состав парламента и докажет единство слова и дела, дав путевку в жизнь этому важному законопроекту.
А еще ждет своей очереди разработанная нынешним Министерством угольной промышленности перспективная программа развития и приватизации отрасли. С течением времени даже многие бывшие ярые противники передачи в частные руки предприятий этой очень значимой для страны отрасли поняли: это неизбежно, более того — оптимально. Мудрость же государства должна проявиться в том, чтобы последствия приватизации угледобывающих предприятий оказались выгодными и новым собственникам, и потребителям, и самому государству, и народу. Тем более что процесс этот уже вовсю идет. С начала нынешнего года, например, из добытых в Украине 62 миллионов тонн угля на долю предприятий Минуглепрома приходится 34,8 миллиона, остальной объем уже относится к частному бизнесу.
Итак, большого количества рапортов о досрочном выполнении годовых планов шахтерами области и, соответственно, о перевыполнении этих планов в нынешнем году ждать не будем. Будем ждать, что допущенные просчеты непременно окажутся учтенными при формировании дальнейшей стратегии и тактики развития отрасли, а заделы нынешнего правительства принесут пользу в работе следующего Кабмина, из кого бы он ни состоял.
Зоя ПУТРЕНКО.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: