Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Послесловие к трагедии

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Послесловие к трагедии
Георгий Басакин: «Краснодонуголь» — предприятие сложное и опасное»


НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Послесловие к трагедии
В связи с недавней аварией в шахтоуправлении имени 50-летия СССР объединения «Краснодонуголь» корреспондент агентства Cxid-info встретился с начальником Территориального управления Госгорпромнадзора по Луганской области Георгием Басакиным — профессионалом, досконально разбирающимся в тонкостях горного дела. Георгий Михеевич любезно согласился ответить на ряд вопросов, проливающих свет на ситуацию с обеспечением безопасности в угольной отрасли.


— Как вы думаете, Георгий Михеевич, в Донбассе без жертв и травматизма возможно угледобывающее производство?
— Сложно на этот вопрос ответить. И вот почему. Донбасс отрабатывает месторождения угля на больших глубинах, на очень тонких и опасных пластах. Если же обратиться к мировому опыту с точки зрения безопасности, то, к примеру, американские шахты отрабатывают достаточно мощные пласты. Там предприятие или бизнесмен, который получил горный отвод, прежде чем отрабатывать пласт, «прошивает» его несколькими сотнями, даже тысячами скважин и отбирает газ, который находится в этих пластах. И только потом заходят и начинают добывать уголь. У нас пока такого нет. Есть попытки дегазации и отбора газа на отдельных предприятиях, например, на шахте имени Засядько в Донецкой области. Есть примеры и на отдельных шахтах в Луганской области. В частности, котельная на шахте имени Баракова ОАО «Краснодонуголь» подготавливает горячую воду для бани и обогрева административно-бытового комбината с применением метана, полученного путем дегазации. То есть подобные примеры у нас есть, но их пока мало.
Если говорить о большинстве шахт Донбасса, то они имеют выработки небольшого сечения 13 — 15 метров квадратных. И это считается у нас хорошей выработкой. На отдельных шахтах, сверхкатегорийных, где выделяется на одну тонну добытого угля более 10 — 15 кубометров газа в минуту, приходится подавать большое количество воздуха, чтобы «развести» этот газ до безопасных концентраций. А ведь этот газ можно собрать, откачать и использовать в промышленных целях.
У нас в комитете уже шестой год подряд налажено партнерское сотрудничество с нашими коллегами из США. Они нам активно помогают в вопросах, связанных с созданием безопасных условий труда. Они предложили нам свою технику по осланцеванию горных выработок, свои насосы и фильтры по очистке шахтной воды для подачи ее в систему орошения очистных и проходческих комбайнов. Предложили свои технологии, связанные с герметизацией шахтных стволов, чтобы бороться с утечками воздуха. Работа ведется.
— Георгий Михеевич, бурение дополнительных скважин — это дополнительные затраты. Можно ли сравнить частные угледобывающие предприятия с государственными в плане вложений в профилактику травматизма при проведении горных работ?
— Уже можно. Если раньше частных предприятий было один-два, а статистика подчиняется закону больших чисел, то есть чем больше объектов наблюдения, тем легче прослеживать тенденции. Так вот, с точки зрения ассигнований на вопросы, связанные с созданием без-опасных условий труда, то на частных шахтах они гораздо выше. Примером может служить шахта «Белореченская», где не только заботятся об условиях труда внутри шахты, но и заботятся о том, чтобы обучить человека поведению в аварийных ситуациях.
— Недавно один из профсоюзных лидеров, бывший шахтер, заявил о том, что частные шахты практически не вкладывают средств в технику безопасности…
— Я бы этого не сказал.
— А как можно охарактеризовать положение с обеспечением промышленной безопасности на «Краснодонугле» в сравнении с другими объединениями?
— Дело в том, что «Краснодон-уголь» — предприятие, которое на порядок сложнее и опаснее с точки зрения газовых явлений, ударов, пыли и прочих, чем любое другое горное предприятие на территории Луганской области. Я вам, как специалист, могу ответственно заявить, что «Краснодонуголь» по сложности выемки, по газообильности, по газоопасности, горным ударам, взрывчатости пыли на порядок сложнее. И поэтому удельный вес затрат, связанных с обеспечением безопасности, конечно же, значительно выше чем у других горнодобывающих предприятий. Например, в антрацитовой группе шахт о газе имеют смутное представление.
— Георгий Михеевич, сейчас слышны спекулятивные политические заявления о том, что в Донбассе не заботятся об условиях труда шахтеров, как вы это прокомментируете?
— В этих высказываниях много наносного, конъюнктурного, сиюминутного. Однозначно можно сказать: занимаются люди безопасностью. Половина сотрудников нашего теруправления — это специалисты, которые призваны осуществлять надзор в угольной отрасли. У нас создан горный округ. Проводятся целевые и комплексные проверки. Это целая наука, но, к сожалению, мы не имеем тех, от Бога данных, условий для проведения работ, какие имеют, скажем, американцы.
Я еще хочу добавить, что в свое время у угольной отрасли все забирали и ничего не давали. Все помнят эти забастовки, проблемы у шахтеров по зарплате и так далее. Украина реформировалась, перестраивалась на новые рельсы, и на шахты не выделялось ассигнований... Только сейчас начался обратный процесс. Три миллиарда, потом четыре, пять. Началось переоснащение шахт, но шахта это такое производство, в котором каждая гривня, вложенная в производство, вернется углем, выйдет на-гора через два-три года…

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: