Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возрождение народных ремесел на Луганщине

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возрождение народных ремесел на Луганщине
Ремесло живо учениками


НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возрождение народных ремесел на Луганщине
Возрождается интерес к традиционным народным ремеслам, изделия современных умельцев все больше пользуются спросом. И все реже можно отыскать по городам и селам тех, кто учился ремеслу не по книжкам, а у своих предков — искусных мастеров. В поисках таковых отправились в Марковский район.
Есть в этих краях живописное село Бондаровка.
Понятно, что название свое оно получило не случайно — славилось когда-то бондарством. А вдруг и сейчас живут здесь бондари? Но практикующих мастеров найти не удалось. Местные жители называли имена односельчан, известных раньше в округе бочкарей, и всякий раз добавляли, что они совсем старенькие и давно уже бочки не делают. Мол, не нужны нынче дубовые емкости для засолки на зиму, их заменили пластиковые — дешевые и менее хлопотные в обиходе. На вопрос «передали ли умельцы секреты
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возрождение народных ремесел на Луганщине
своего мастерства кому-то помоложе?» те просто пожимают плечами. Стало быть, нет. Так что село есть, а бондарей в нем скоро, по всей видимости, не останется вообще. Да и только ли бондарство может исчезнуть за ненадобностью? Ткачество, гончарство, лозоплетение… Перечень народных ремесел на Луганщине немалый. И если не будет у мастеров учеников, то…




Вышивку жительницы села Кризское Ирины Скиртач сегодня узнают не только на Марковщине, но и в области. Есть в ней особое настроение и стиль. Вообще в этой семье все женщины — мастерицы. Мама Ирины, ее старшая сестра, двадцатилетняя дочь Надежда тоже вышивают. А начиналось все с бабушки Варвары Ильиничны, которой уже нет в живых. Она вышивала в черно-красной цветовой гамме, в основном, рушники и сорочки. (Многие из них бережно хранятся в семье, как реликвии.) Сама носила только такие сорочки, невзирая на веяния моды. Много шила по заказу односельчан. Даже в разгар огородных работ просили ее люди сшить обновку. А чтобы Варвара Ильинична не отказывалась, ссылаясь на занятость, шли вместо нее на огород полоть или собирать «жука с картошки». Мама Надежда Ивановна предпочитала вышивать гладью. Кстати, род вышивальщиц пошел из Черкасской области. Там служил отец Ирины и оттуда привез в Марковку свою суженую. Поэтому все узоры, стиль мастерица называет черкасскими.
Взяла иголку в руки в пять лет и начала творить — вышивала «стебельком», «цепочкой» простенькие узоры, — вспоминает Ирина Скиртач. — Раньше ведь многие вышивали. Бывало, на переменках девчонки обменивались схемами узоров, подсказывали друг другу секреты замысловатых стежков и, конечно, хвастались готовыми изделиями.
Но со временем рукоделие вышло из моды. Редко кто продолжал вышивать дома, в стороне от посторонних глаз. Ира любимое занятие не бросила. Иногда дарила подружкам свои чудо-картинки. На самой первой вышила собачью будку с ее обитательницей, а рядом — мальчика-хозяина. Нравилось ей «расписывать» подушки, поэтому в доме их много. Да все необыкновенной красоты!
Постепенно вышивку оттеснило вязание. Вышла замуж, родились дети, которых хотелось наряжать в собственноручно вывязанные шапочки и костюмчики. Лет десять Ирина не вышивала. Дети подросли — снова принялась за вышивку. Когда были проблемы с тканью для вышивки, она вышивала «гладью». А нитки «добывала», распуская яркие детские костюмчики.
Самая дорогая ее сердцу вышивка — портрет девушки в черных тонах. Первое впечатление — графическая работа, на самом деле — вышивка «крестиком». Причем родилось «полотно» практически за один дождливый летний день. Всего же в творческой копилке Скиртач столько работ, что точного количества не может назвать даже она. Одних портретов Великого Кобзаря вышила шесть штук. Каждая работа индивидуальна.
Вышивает рукодельница ночью. Купила себе лампу дневного освещения — и за иголку. Зима в селе — основное время для творчества. И на нынешнюю зиму у мастерицы уже есть планы. В очереди — портреты Ивана Франко и Леси Украинки, иконы и пейзажи.
Два года назад ее работами заинтересовались в районе. Еще в школе Ира поняла, что способна кого-то научить вышивать. Руководитель кружка, который посещала девочка, Евдокия Петровна Дзюба шила и вязала крючком, а вот с вышивкой у нее не получалось. Тогда на помощь приходила талантливая воспитанница.
— Мне мама дома что-нибудь интересное покажет, а я на следующий день — девчонкам в кружке. Так и учились все вместе старинному искусству, — рассказывает моя собеседница.
И сейчас, где бы ни была мастерица, ее просят поделиться секретами рукоделия. А ей не жалко — учитесь! Взрослые женщины с удовольствием погружаются в удивительный мир вышивки, сетуя на то, что потеряли столько времени.
По специальности Ирина бухгалтер. Двадцать лет отдала этой профессии и даже не помышляла о преподавательской деятельности. Ее талант заметил председатель районного совета Юрий Гарбуз и сразу предложил стать наставником для юных марковчан. Дескать, сможете? «Смогу», — с готовностью ответила Ирина. Специально для вышивальщицы в Кризской школе нашли часы кружковой работы. Зарплата не ахти какая — пятьсот гривень, но мастерицу она устроила. А через год кто-то посчитал, что слишком много вышивки в школе, — и часы урезали.
Сегодня Ирина трудится в районном Доме творчества и на полставки продолжает обучать детвору вышивке. За триста гривень. Увы, в нашей стране привыкли выезжать на энтузиастах и фанатах. На достойной оплате труда стараются «не зацикливаться». Молчит человек, работает — и слава Богу. Значит, все его устраивает. Ан нет, не устраивает, господа хорошие.
Теперь в Кризской школе — две группы кружковцев. Количество ее учеников достигает сорока человек. Хотя могло быть и больше. В прошлом году в школьный кружок к Скиртач ходили семьдесят ребятишек, но часы на занятие нужным и полезным делом сократили. Соответственно пришлось отказать многим желающим. Среди них есть очень способные ребята. Например, пятиклассница Вита Радченко уже приступила к вышивке иконы. Большая и серьезная работа. Некоторые дети просто приходят к мастерице домой: не вписываются в школьное расписание, а желание вышивать не покидает. Для них Ирина делает исключение. Естественно, за эти дополнительные индивидуальные занятия ей никто не платит.
Опровергая бытующее мнение о том, что рукоделие — женское занятие, пристрастился к вышивке и сын-пятиклассник Виталик. Кстати, в кружок к Ирине частенько заглядывают мальчишки. И уж если один раз попробуют создать при помощи иголки и ниток свою маленькую картинку, то это занятие затягивает их надолго.
В
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возрождение народных ремесел на Луганщине
этом году Ирина Скиртач подготовила шесть персональных выставок, половина из которых — на областном уровне. Принимала участие в вышивке Рушника национального единства. А от заказчиков нет отбоя. Только не знают заказчики об истинной цене таких изделий, предлагая за работу копейки.
— Метр ткани для вышивки стоит 28 гривень. Семидесятикопеечного мотка ниток хватает лишь на три затяжки в иглу. А сколько кропотливого труда требуется на исполнение замысла? Если говорить о настоящей цене, то за три картины вполне можно получить мою нынешнюю зар-плату в школе. Но торговать своими работами я не привыкла. Мне проще научить человека самого сотворить такое чудо, — признается Ирина.
Оказывается, так просто «научить творить чудо». Этого хотят и мастера-умельцы, и их нынешние и потенциальные ученики, и даже местная власть. Но что думают чиновники от образования, не желающие поддерживать энтузиастов?
Ирина ЛИСИЦЫНА.
Марковский район.
На снимках: Ирина СКИРТАЧ делится секретами мастерства; работы воспитанников рукодельницы.
Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: