Сегодня

День журналиста ЛНР. Военкор Дмитрий Стешин: "Стенин понял, что на этой войне невозможно остаться за скобками"

День журналиста ЛНР. Военкор Дмитрий Стешин: "Стенин понял, что на этой войне невозможно остаться за скобками"
День журналиста ЛНР. Военкор Дмитрий Стешин: "Стенин понял, что на этой войне невозможно остаться за скобками"

В День журналиста ЛНР ЛуганскИнформЦентр публикует воспоминания соратников наших коллег, погибших при исполнении профессионального долга в ходе агрессии киевского режима в Донбассе. О фотокорреспонденте международного информационного агентства "Россия сегодня" Андрее Стенине рассказывает известный российский военкор Дмитрий Стешин. Донбасс перепахал множество людей. А самых лучших – оставил себе, как бы ни было горько это осознавать. Андрей Стенин приехал на Донбасс, в Славянск, в апреле 2014 года. Приехал, как суперпрофессиональный фоторепортер, работавший и в Сирии, и в Ливии, и в Египте. На чужих войнах, на чужих революциях. Решил вопросы со связью, завел знакомых в Семеновке, на передке. Это было просто – приехал несколько раз на передовую с ночевкой, не на один день – если вел себя достойно, тебе потом будут всегда рады - под бомбами и пулями. Командировка ощутимо затягивалась, и Стенин снял квартиру, "однушку" в самом центре Славянска. В ней не было воды, электричества и газа. По сути только крыша над головой – крыша, как показали дальнейшие события, могла защитить только от дождя и прямых солнечных лучей. "Подарочки", прилетающие в город с горы Карачун по площадям, пробивали бетон на два-три этажа, складывали целые подъезды. Обычно военкор, чтобы не сойти с ума к десятой командировке, должен постоянно культивировать в себе некоторую отстраненность от происходящих вокруг событий. Он думает только о продукте, который получает редакция на FTP-сервере (FTP или File Transfer Protocol — это один из базовых протоколов передачи файлов в сети между компьютерами – примечание ЛИЦ). Все. Никаких терзаний и душевных ран. Отработал – уехал домой. У Андрея на Донбассе так не получилось. Мы оставляли Стенина в Славянске на две недели, после референдума и празднования 9 Мая, съездили в Россию, ненадолго. А когда вернулись в Славянск 31 мая, он уже был другим человеком. Или иным. В его доме в соседний подъезд прилетел снаряд, кирпичной стеной завалило женщину. Андрей не спал, конечно, во время этого обстрела. Сидел в простенке на корточках, ждал, когда все закончится. Многие читающие эти строки знают, чего стоят такие минуты и как это невыносимо. Когда стали страшно кричать соседи, он взял огарок свечи и пошел к ним. До утра помогал выкапывать погибшую женщину. Наверное, в ту ночь Стенин окончательно понял, что на этой войне невозможно остаться вне контекста, за скобками. В Славянске его оставил (Игорь) Стрелков вместе с двумя репортерами "Лайфньюс" - Мишей Фомичевым и Семеном Пеговым. Все трое были давным-давно в розыскном списке СБУ, и я пока не получил внятного ответа – почему так вышло? Почему не предупредили, хотя бы в момент ухода, последних трех журналистов, которые вывезли на себе немалую часть информационной войны весны и лета 2014 года? Ничем, кроме сознательной подставы, это объяснить невозможно. Думаю, взятие в плен трех российских журналистов, со всеми вытекающими, дало бы новый информационный толчок в освещении войны на Донбассе – о летних боях в приграничье, под Донецком и Луганском, в тот момент никто не знал, не думал, не предполагал такого. Андрей не держал обиды за то, что его оставили в Славянске, из которого он выбрался чудом, Божьим промыслом, не иначе. Думаю, еще месяц назад он отреагировал бы по-другому. А так лишь заметил: "Там, в Славянске, много кого оставили". К концу июля, в период самых тяжелых и безнадежных боев, Андрей Стенин оказался чуть ли не единственным российским журналистом и фотокором. Уезжать он не собирался, хотя командировочные деньги давным-давно закончились, а банковские переводы на Донбасс не приходили уже второй месяц. В последней переписке с ним он просил привезти ему побольше сигарет… Не успел к нему, опоздал на неделю. Погиб Андрей на рабочем месте. Думаю, так можно сказать: он ехал передавать свои последние снимки в редакцию. В блокированной ВСУ Дмитровке не было интернет-связи. И погибшие вместе с ним коллеги – военкоры Сергей Коренченков и Андрей Вячало – тоже погибли на своем рабочем месте. Именно от этих трех ребят в июле 2014 тянулся в Россию информационный ручеек, и ждать, когда разблокируют Дмитровку, они не могли. И разблокируют ли ее вообще - кто тогда мог сказать это точно? Спустя год после смерти ребят выяснилось, что в их сгоревшей машине была еще женщина с двумя детьми. Пытались спасти, вывезти из зоны боев. Если обойтись без громких слов, трагическая гибель трех журналистов получила совсем другой смысл. Андрея Стенина похоронили в Москве, но на место гибели, к поклонному кресту, я приезжаю чаще, чем к его могиле на Троекуровском кладбище. А значит, он остался там навсегда, на этом выгоревшем от солнца склоне пологого холма, среди заброшенного яблоневого сада. Красивое место. Смерть как специально его выбирала. *** Андрей Стенин (22 декабря 1980 - 6 августа 2014) - российский журналист, специальный фотокорреспондент объединённой дирекции фотоинформации международного информационного агентства (МИА) "Россия сегодня". Специализировался на съёмке чрезвычайных происшествий, массовых беспорядков, военных конфликтов, судебных процессов. Работал в Сирии, секторе Газа, Египте, Ливии, Турции и других регионах. Погиб в районе Донецка 6 августа 2014 года. Автомобиль, в котором он ехал на редакционное задание, был расстрелян и сожжен на шоссе. Стенин стал четвёртым российским журналистом убитым в ходе вооружённого конфликта на востоке Украины. Его смерть вызвала большой общественный резонанс. Посмертно награждён орденом Мужества. ЛуганскИнформЦентр — 14 июня — Луганск

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: