Сегодня

Герои того еще труда

0
Герои того еще труда Герои того еще труда

Знаете ли вы, что в нашей области жили две женщины, получившие это высокое звание именно за шахтерский труд, — Ольга Скачкова из Антрацита и Прасковья Александрина из Красного Луча? По информации из СМИ, Героями Социалистического Труда стали еще две шахтерки: Вера Логвина из Донецкой области и Надежда Григоренко из Ростовской. Четверо на всю отечественную угольную отрасль. И хотя наши землячки этой высшей оценкой государства были отмечены в 1960 году вместе с большой группой советских женщин — передовиков производства различных отраслей в ознаменование 50-летия Международного женского дня, было понятно: в первую очередь страна благодарила женщин-шахтеров за то, что именно они приняли на свои плечи основную тяжесть восстановления шахт в военные и послевоенные годы. Героями официально признали нескольких, а медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса» заслужили тысячи женщин.


Что собой представлял Донбасс в 1943 году, после изгнания оккупантов? «В общей сложности было разрушено и затоплено 882 шахты, 2,5 тыс. км горных выработок. Полностью или частично были выведены из строя 92% надшахтных промышленных строений и сооружений, 98% сортировочных и подъемных машин, 95% котельных и угольных бункеров», — пишет донецкий историк Лариса Мазитова. Сопоставьте это со следующим фактом из книги «Восстановление угольной промышленности Донецкого бассейна», которую цитирует газета «Зеркало недели» в замечательной статье Сергея Махуна «День шахтера — мужской праздник?»: в четвертом квартале 1949 года Донбасс достиг довоенного уровня добычи и превзошел его.


Если учесть, что мужчины были на фронте, а та молодежь, которую присылали на освобожденную от врага Всесоюзную кочегарку из других концов страны, никогда не работала в шахтах, то не надо доказывать: этот трудовой подвиг совершили главным образом женщины, старики и подростки наших шахтерских городов и поселков. Старики могли подсказать, показать, подростки — подсобить, а работали — навальщицами, отбойщицами, бутчицами — именно жены, сестры и дочери шахтеров. Работали тяжело и самоотверженно. В словарях нет названий таких профессий в женском роде, и понятно почему, но в жизни — были. Вынужденно были. И это тоже стало одной из «военных тайн», благодаря которым наш народ победил в той страшной войне.


К сожалению, об этой странице советской истории написано мало. Скажем, в академическом издании 1976 года «История городов и сел Украинской ССР. Ворошиловградская область» приводятся лишь некоторые конкретные примеры работы на шахтах женских бригад, нередко же информация ограничивается лишь короткой общей констатацией, как, например, по городу Ровеньки: «Активное участие в восстановительных работах принимали женщины, успешно овладевавшие шахтерскими профессиями». По Антрациту упоминается «бригада женщин-навалоотбойщиц, организованная из домохозяек О.М.Скачковой». О Перевальске сказано: «Большинство рабочих в 1943 году составляли женщины, заменившие ушедших на фронт мужей, братьев и отцов. Впереди шла комсомольско-молодежная бригада шахты № 5-бис, руководимая А. Г. Кудряшовой. Навалоотбойщица шахты № 2-бис Д. С. Терешкова была награждена орденом Трудового Красного Знамени. В 1948 году звания почетного шахтера удостоена Е. И. Богданова. Многие женщины стали настоящими мастерами горняцкого дела».


Немного больше — о Краснодоне: «Подлинный героизм проявляли в те дни жены и дочери шахтеров. Многие из них работали в шахтах наравне с мужчинами. Пример самоотверженного труда показывали комсомольско-молодежные бригады. Одну из них — в Таловском шахтоуправлении — возглавляла Валентина Толкачева, на шахтах №12 и 22 — Анна Федченко, Любовь Яворская, Ольга Замакосова и другие. Сразу же после освобождения Краснодона городской Совет депутатов трудящихся с помощью своего актива создал бригады из домохозяек, которые работали на отгрузке угля, очистке шахтных дворов, ремонте жилых зданий и бытовых предприятий. Женская бригада во главе с домохозяйкой Клавдией Провоторовой проложила узкоколейные железнодорожные ветки на шахты №№ 1-бис, 21 и 2-9».


Еще удалось найти информацию о комсомольско-молодежных бригадах тех лет на свердловских шахтах, но она написана в таких бравурно-оптимистических тонах, что не хочется и цитировать: как будто завклубом, пионервожатая, регистратор амбулатории не в мрачную шахту спускались для изматывающего ручного труда, а выходили в парк на субботник осенние листья сгребать… Больше правды в строках из очерка о Прасковии Александриной, которая рассказывала:


— На шахте меня оформили плитовой. В первый день пришлось вручную крутить барабан лебедки: надо было вытаскивать из ствола вагонетки с углем. Так прошло три дня. На четвертый день десятник повел в лаву знакомиться с шахтой. После этого я стала навальщицей. Условия труда были тяжелые. Всюду плескалась вода, она лилась сверху, по колени в ней приходилось работать. Крепление тоже никуда не годилось. О механизации не было и речи.


Стояла осень 43-го, Паше было 26…




«Они верили


в Победу»


Этот очерк — из книги «Герои гвардии труда» Николая Романова, известного журналиста, почетного гражданина города Красный Луч, основателя и многолетнего руководителя патриотического клуба «Подвиг». К сожалению, других источников информации о Прасковье Александриной найти не удалось. И в горсовете, и в ГП «Донбассантрацит», и местные журналисты отсылали к Романову, к скупым сведениям из его книг.


Об Ольге Скачковой в Антраците знают больше. Материалы о ней собирал для готовившейся в Донецке, но пока не вышедшей книги о женщинах-шахтерах здешний историк Петр Верста, писала о Героях Соцтруда города бывший редактор газеты ГП «Антрацит» Марина Гриб. Она лично знала Ольгу Михайловну, беседовала с ней на заре своей журналисткой карьеры. «Женщина была довольно высокого роста, сильная, простая и общительная. Жила в двухкомнатной квартире в районе автовокзала» — вспоминает Марина Викторовна. Экспозиции, посвященные О.М. Скачковой и ее соратницам-шахтеркам, есть в школе, где она училась, и Антрацитовском историческом музее.


Трудовая книжка Ольги Скачковой — бесстрастная фиксация ее нелегкого и доблестного трудового пути. На шахту 6-10 треста «Боково-Антрацит» была принята навалоотбойщицей 27 декабря 1943 года, в 22 года от роду, через пять лет переведена подземным горным мастером. В 1957 году Постановлением Совета Министров СССР было запрещено применение труда женщин на подземных физических работах в горнодобывающей промышленности, но она продолжала спускаться в шахту: была подземным диспетчером, короткое время — телефонисткой на поверхности, но в основном — подземным горным мастером, вплоть до выхода на пенсию в 1966 году.


Что помогало им — молодым женщинам и девушкам — выстоять в те самые трудные военные годы, вернуть шахты к жизни и вручную, без механизмов, не только выполнять, но и значительно перевыполнять планы по добыче и отгрузке угля? Ведь никто не забирал у них их домашних обязанностей, традиционных женских дел и забот. Как этих беззаветных тружениц хватало на все? Беседуем от этом с директором Антрацитовского исторического музея Тамарой Кутовой.


— Наверняка, силы давало то, что наши гнали врага с родной земли, и понимание, что война скоро закончится, вернутся домой мужчины, а пока надо налаживать на руинах мирную жизнь, — говорит Тамара Петровна. — Да, они верили в Победу.


И Ольга Скачкова, и Прасковья Александрина в горняцких коллективах были приняты в партию (тогда она была единственная — коммунистическая), участвовали в общественно-политической жизни, избирались депутатами различных советов, делегатами партийных и профсоюзных конференций и съездов. Добросовестные работницы, неравнодушные люди, не жалеющие себя, своего времени и сил ни в профессиональном труде, ни в общественном. Таких было в те времена много. И присвоение звания Героя Социалистического Труда нескольким женщинам-шахтерам — это признание великих заслуг всех героинь подземного трудового фронта. Родине — воюющей и возрождающей свое хозяйство — уголь был крайне необходим, и они его давали своими хрупкими, как принято говорить, женскими руками.




А во что верим мы?


А что же мы, сегодняшние — помним ли, благодарны ли за все сделанное для счастья будущих поколений, то есть для нас с вами? Марина Гриб свою статью назвала так: «Герои Соцтруда уходят в никуда». Два года назад она искала могилу Героя Социалистического Труда В.И. Щебетовского — знаменитого бригадира шахты имени 50-летия Советской Украины, коллектив которого в 60 — 70-х годах ставил всесоюзные рекорды по добыче угля. Нашла заброшенное надгробье, металлический обелиск со звездочкой и коряво написанной масляной краской фамилией и инициалами — и все. Привлекла внимание руководства города, ГП «Антрацит», и на могиле появился достойный памятник. По крайней мере, теперь видно, что там похоронен Герой Социалистического Труда, о котором не забыли.


Могилу Ольги Михайловны Скачковой мы искали на кладбище поселка Нагорный с помощью историка Петра Версты и местных жителей. Нашли, сфотографировали, рассказали вам, в каком она виде. Остальное — за громадой города Антрацита.


К сожалению, где похоронена Прасковья Федоровна Александрина, подсказать нам никто не смог. Николай Романов знает: на кладбище шахты 4-бис, недалеко от шахты «Княгининской», а где именно — пока ответа нет. Наши попытки поисков не увенчались успехом — кладбище большое, густо заросшее в старой части, много могил без табличек — то ли от времени, то ли от рук охотников за металлом. К тому же и год смерти Героя нам неизвестен.


Конечно, есть люди, которые все помнят и могут провести, показать — не такая уж это глубокая история, но нам они, к сожалению, не встретились. Более того, не исключено, что и сама могила ухожена и достойна человека, который в ней похоронен. Это было бы замечательно! Хотя, честно говоря, слабо верится…


Мы обязаны беречь память о людях, которые шли на огромные жертвы ради того, чтобы мы сегодня жили и трудились, не зная таких неимоверных тягот. Четыре года назад усилиями энтузиастов, создавших «Фонд памяти женщин, восстановивших угольные шахты Донбасса», в центре Донецка был установлен памятный знак с такой надписью: «Здесь благодарными потомками будет сооружен памятник женщинам Донбасса, совершившим трудовой подвиг при восстановлении угольных шахт, разрушенных в годы Великой Отечественной войны». Правда, камень этот сиротливо стоит до сих пор — нет средств на памятник, проект которого уже готов. На издание книги о подвиге женщин-шахтеров тоже.


Если же посмотреть на нашу область, и не только с угольной стороны, то, по информации областного краеведческого музея, 214 ее жителей стали Героями Социалистического Труда. Это константа — больше не будет, социалистический труд закончился. Давайте вспомним их, уважаемые земляки, поименно и не только теоретически: на каждый город или район ведь припадает их не так уж много — единицы. В Антраците, например, всего семь человек. А сколько у вас? Как они живут, если еще здравствуют, как покоятся, если уже завершили земной путь? Особенно когда нет близкой родни, которая могла бы об этом заботиться.


Быть равнодушными очень легко. В центре Красного Луча, например, недавно обновили стенды с портретами земляков — Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда. На этой малой архитектурной форме есть и барельефы, изображающие атрибуты почетных званий — медаль «Золотая Звезда» и золотая медаль «Серп и молот». Ну и что, что у этих знаков отличия красные колодки с желтыми краями? Местные умельцы сделали их желтыми с черными краями. Мелочь? Нет — показатель безразличного, более того — пренебрежительного отношения к выполненной работе и к людям, которым она посвящена и для которых сделана.


Давайте попытаемся не быть равнодушными. Стыдно обнаруживать такие могилы, как на кладбище поселка Нагорный.

Зоя ПУТРЕНКО

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: