Сегодня

Астана изменила Рогозину с Илоном Маском

Астана изменила Рогозину с Илоном Маском

К многочисленным напастям, обрушившимся на Роскосмос, кажется, добавилась еще одна — от нас побежали самые верные заказчики. Казахстан выведет на орбиту два научно-технологических спутника с помощью ракеты Falcon-9 американской компанией Space X. Запуск состоится 20 ноября с военной базы Ванденберг в штате Калифорния.
По словам пресс-секретаря министерства оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана Асета Нуркенова, причина такого выбора кроется в цене. Услуги Илона Маска обходятся дешевле. Правда, назвать точную сумму Нуркенов отказался, сославшись на просьбу американцев.
В будущем подобные спутники Астана планирует запускать и с космодрома «Байконур». «Думаем, что космические аппараты такой конфигурации возможно запускать ракетами-носителями типа „Союз“, „Протон“, пуски которых производятся у нас с „Байконура“», — пообещал представитель космического ведомства Казахстана.
Решение Астаны выглядит странно. В то время как казахстанцы готовятся к запуску в Калифорнии, с их собственной территории российской ракетой-носителем «Союз-СТ» произведен успешный запуск европейского метеорологического спутника. «Ракета и „Фрегат“ отработали по плану», — порадовался глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин в своем Твиттере.
Ориентировочную стоимость такого запуска можно оценить, исходя из недавнего сообщения «дочки» Роскосмоса — компании «Главкосмос пусковые услуги». В случае близкородственной модификации — «Союз-2.1», она составляет около 48,5 млн. долларов. Цена же запуска ракеты Falcon 9, по словам Рогозина, колеблется от 40 млн. до 60 млн. долларов.
Впрочем, возможно, запуск 20 ноября не является рядовым. В октябре вице-президент SpaceX Ганс Кенигсман заявлял, что до конца года компания впервые проведет запуск ракеты Falcon 9 с уже дважды летавшей первой ступенью. То есть старт может быть экспериментальным, а в таких случаях клиентам предоставляют значительные скидки.
В 2016 году, еще при старом начальнике, Роскосмосом было принято решение сделать облегченную версию ракеты-носителя для коммерческого использования — «Протон-Лайт». Стоимость ее запуска должна была составить 50−55 млн. долларов. Очевидно, уже тогда Илон Маск наступал России на пятки. Однако о реализации этого проекта ничего не слышно.
Определенная инертность россиян ведет к потере позиций в космосе. Еще в 2012 году глава Казкосмоса Талгат Мусабаев захотел вывести «Байконур» из-под российской юрисдикции и переподчинить космодром Казахстану. Доставшееся наследство Астана планировала эксплуатировать совместно с арабскими странами. А теперь, выходит, и вовсе сбежала под крыло Илона Маска.
— Эти два небольших спутника идут в пакетном запуске, — пояснил руководитель Института космической политики Иван Моисеев. — Как правило, тот, кто их запускает, пытается выбрать оптимальный вариант по стоимости и по времени запуска.
«СП»: — Про время запуска поясните, пожалуйста…
— Чем чаще, регулярнее подрядчик запускает ракеты, тем в более удобном положении он находится. К нему чаще обращаются. Ведь одно дело произвести попутный запуск на «Союзе» — ждать два года, а другое — попутный запуск на Falcon-9 и ждать два месяца. Это важный параметр.
Ну, и стоимость, конечно, учитывается. Поскольку предложение на рынке очень большое, то заказчик выбирает то, что ему удобнее.
«СП»: — А нет ли в этом политики?
— Не думаю. Выбор делается по технико-экономическим параметрам. Но обратите внимание — Казахстан подчеркнул, что у SpaceX дешевле. Это любопытно. Таким образом, там намекают, что если они потом захотят запустить свои спутники на «Протоне», им надо предоставить услуги подешевле. Друг — не друг, а деньги считать в Казахстане умеют очень хорошо.
«СП»: — Есть еще какие-нибудь преимущества у SpaceX?
— Основное в том, что они запускают очень много и очень часто. И для многих заказчиков именно скорость вывода таких вот нагрузок важнее всего. Иногда даже важнее, чем цена. Ведь хранить хорошую аппаратуру нужно в специальных условиях, а это дорого.
«СП»: — Какова судьба проекта «Протон-Лайт»? Он же как раз готовился для конкуренции с Falcon-9…
— Этот проект закрыли. Чтобы сделать новую ракету, даже если не с нуля, нужно потратить много средств на разработку и тестирование. Потом надо продемонстрировать заказчику, что она достаточно надежна. Это все затраты. А сейчас уже ясно, что много заказчиков не будет, а значит, разработка не окупится.
«СП»: — Видимо, начинать такую разработку следовало раньше, пока SpaceXне успела развиться и занять рынок. А у нас предпочитали смеяться над Маском…
— Да, наши «Союзы» и «Протоны» хорошо смотрелись по стоимости из-за того, что они были сконструированы давно и все расходы на разработку, которые всегда выше стоимости ракет, уже были списаны. Поэтому можно было сильно играть ценой. А при разработке любой новой ракеты стоимость запусков увеличивается на стоимость разработки.
По мнению член-корреспондента Российской академии космонавтики Андрея Ионина, России теперь предстоит учиться у американцев работать на рынке.
— Казахстан выбирает условия, которые ему более интересны. А сейчас именно SpaceX предлагает лучшие условия по цене. А на рынке это главное, а вовсе не техническое совершенство ракет, как считают у нас в Роскосмосе. Маск, очевидно, это понял. Причем, давно, когда создавал компанию SpaceX.
«СП»: — В «Роскосмосе» его упрекают в демпинге…
— Да, а еще в том, что он живет на госсредства. Но Маск предлагает низкую цену за запуск потому, что его ракеты по себестоимости самые дешевые. Он мог бы предложить еще ниже, но ограничивается той ценой, которая обеспечивает ему лидерство на рынке. Иначе, меньше заработает. Все правильно он делает.
Маск, по сути, полностью изменил производственную модель ракетной отрасли, сложившуюся с 1950-х годов. Причем, сложившуюся и в США, и в России, и в Европе. Этим он добился себестоимости в несколько раз ниже, чем у его американских конкурентов и ниже, чем у российских конкурентов.
Кроме того, на Маска работает созданный им имидж визионера космоса. Все хотят работать именно с ним.
«СП»: — Вот, и Казахстан — наш стратегический партнер, захотел…
— С Казахстаном у нас есть общий «Байконур». Хотя мы его только арендуем, а не владеем. Мы до сих пор оттуда запускаем пилотируемые «Протоны», ведем свою пилотируемую программу. Иметь с этой страной крупные проекты и впредь было бы правильно. Если мы ничего не предложим Астане, они будут искать других партнеров. Задача на высокотехнологичное развитие страны там поставлена давно и реализуется.
Возможно, России стоит перейти к трехстороннему формату сотрудничества в космосе: Россия-Китай-Казахстан. А может быть, добавить туда и других наших партнеров из той же ШОС. Это поможет распределить финансовые затраты и проектные риски.
Ну, и попутно развивать новые технологии. Привлекать, как это сделал Маск, частный бизнес. Может быть, у него сотрудничество с Казахстаном пойдет лучше, чем у «Роскосмоса».
Например, компания «S7 Space», выкупившая проект «Морской старт», предлагала совместить его с проектом «Наземный старт», который передан Казахстану. Это улучшило бы положение на рынке обоих проектов. Но тут влез Роскосмос…
Гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев уверен, что Казахстан надежно привязан к России общими интересами.
— Думаю, что большого политического аспекта в этой истории не существует. Казахстанская сторона заинтересована в сотрудничестве с Россией как минимум потому, что одни они «Байконур» никак не потянут. Кстати, когда мы строили космодром «Восточный», у них была нервная реакция. Они боялись, что мы совсем уйдем с «Байконура», а им содержать его будет дорого.
Ведь это имеет смысл, если постоянно идут запуски и за них платят. А не факт, что казахстанскому космосу станут платить. Пока, как видим, они на чужих Falcon-9 запускают. Чем дальше от экватора, тем запуски дороже. Именно поэтому французы и построили свой космодром в Гвиане. Противостоять французам или американцам казахи не смогли бы. Мы то держимся до сих пор только благодаря уже существующим разработкам.
Американцы свою программу Space Shuttle закрыли, а нового ничего не предложили. Поэтому и появился Маск. Он решил «окучить» свободное место.
«СП»: — Окучил и удачно. Астана теперь с Маском, а не с Рогозиным…
— Это все-таки не попытка уйти от нас. Да, Астана действительно всеми силами постоянно подчеркивает свой суверенитет, но не в вопросах космоса. Ну, не настолько велик Казахстан. Даже количественно. Кто сейчас развивает свои космические программы? Индия и Китай, где население в сто раз больше, чем в Казахстане. Заметьте, ни Германия, ни Британия своих космических программ не имеют. А Франция имеет исключительно из-за генерала де Голля, который этого хотел. Это все очень дорого.
Сергей Аксёно

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: