Сегодня

Женщины на подземном фронте

0
 (голосов: 0)
Женщины  на подземном фронте Женщины на подземном фронте

Была война…
Боевой фронт Великой Отечественной — передовая линия схватки с фашистом. Вторым фронтом считался труд шахтерский. Ибо без угля не выплавить металл, не отковать оружие Победы.
Луганщина. Ее шахты пережили несколько этапов военного лихолетья. 28 ноября 1941 года постановлением военного совета 18-й армии под угрозой оккупации шахты приказано взорвать. В декабре фронт стабилизировался. Приказ: восстановить! Июнь 1942 года. Фронт не устоял. К 11 июля шахты снова взорваны.
2 — 3 сентября 1943 года — конец оккупации, начало восстановления.

А на войне — как на войне
Труд подземный считался вторым фронтом еще и потому, что сопровождают его до тридцати факторов риска, опасных для самой жизни работника. И факты, которые приведу, не из мультяшных страшилок, они из самой жизни военного, послевоенного времени, из памяти моей по перевальской группе шахт, по моей Девятой.
Подруга моих родителей съезжала по лаве рештаками скребкового конвейера. Выдавленная силой горного давления стойка крепления кровли торцом вдавилась ей в грудь, разорвала молодую плоть.
Трагический конец другой землячки: пышная коса лебедчицы опадает из-под головного платка, затягивается во вращающийся барабан…
Еще одна история. У юной пары дело шло к загсу. Она попросилась съездить домой за родительским благословением. В последнюю смену перед отъездом попала в завал…
Взрыв газа метана в лаве соседней шахты. Десять обугленных трупов. Среди них и насыпщица под лавой.
Подобное можно привести по любой шахте Луганщины, всего Донбасса. Возникает вопрос: зачем женщинам надо было лезть в преисподнюю?

Во имя, ради чего?
Попробую объяснить предельно высокое и плотское: во имя Победы над иноземцем и ради хлеба насущного для себя, семьи, детей.
Женщины — в шахту! Это движение родилось не стихийно, не на голом месте. Коллективизм — примета того времени. Взрыв стахановского движения. Первая женская тракторная бригада Паши Ангелиной родила призыв: «Девушки на трактор!» Вслед за Валентиной Гризодубовой и Мариной Расковой на крыло самолета поднялись тысячи подруг. Массовая здача норм ГТО (готов к труду и обороне).
15 апреля 1939 года слет горнячек Боково-Антрацита призвал женщин области овладевать шахтерскими профессиями. И уже в апреле сорок первого по тому призыву трудились на подземных горизонтах 2090 женщин, 1400 освоили горную технику.
Когда грянула война, почва была вспахана. По доброй воле и долгу совести, по комсомольской путевке и оргнабору, да и по приказу женщины шли строить оборонительные сооружения, вступали в народное ополчение и сандружины, собирали вещи для солдат, сдавали кровь для госпиталей, опускались в забой. Уже в июле до 10 тысяч женщин заменили шахтеров, ушедших на фронт. К концу года их количество возросло до 50 тысяч. В июле же на шахте №17-17-бис Боково-Антрацита Александра Бабич создала первую в Донбассе бригаду навалоотбойщиц — передового звена в многозвенном процессе добычи угля. Вскоре на шахтах этого района в забоях работали 110 навалоотбойщиц, 10 врубмашинисток, 55 проходчиц, 50 электрослесарей. (Шахтерские профессии чисто мужские даже по своему названию — и не всегда удобно перевести их в женский род). На шахте №4-6 «Карбонит» в Первомайске по инициативе Лидии Павловой и Анны Маслюк организован женский участок по добыче угля.
Даже в прифронтовых условиях 26 апреля 1942 года в Ворошилов-граде проводится Вседонбасское совещание женщин-горнячек с многочасовым обсуждением производственных и бытовых проблем, с трехчасовым концертом шахтерских ансамблей.
Статистика. На восстановлении шахт Донбасса в 1944 году занято 90893 рабочих, из них женщин 35988, или 39,6 процента. Непосредственно в угольных и проходческих забоях трудились 9694 горнячки, свыше четверти всех забойщиков.
Наивысший показатель по комбинату «Ворошиловградуголь», где женщины составляли 42,7 процента от списочного состава.
Местные и прибывшие из ближних и дальних областей Союза.

Под государственным началом
7 июля 1941 года Секретариат ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов) принял постановление «Об оказании помощи домохозяйкам и служащим, пришедшим на производство…». 18 октября 1942 года Совнарком СССР определил порядок снабжения продовольственными и промышленными товарами рабочих промышленных предприятий. 26 октября 1943 года ГКО (Государственный комитет обороны) за подписью И.Сталина издал всеобъемлющий документ «О первоочередных мероприятиях во восстановлению угольной промышленности Донецкого бассейна».
Как воплощалась в жизнь женщин-тружениц угольного фронта сухая строка тех документов? Создавалась система общественного питания, сеть детских садов, яслей и других бытовых учреждений, позволяющих совмещать обязанности матери с трудом на производстве.
Всего лишь через месяц после оккупации на 12 октября 1943 года в нашей области восстановлено 45 больниц, 14 поликлиник, 92 амбулатории, 6 туберкулезных и вендиспансеров, 26 венпунктов, 12 лабораторий, 2 дома грудного ребенка, 13 детских консультаций. К 1945 году почти 200 тысяч детей учились в 1041 школе, 1400 сирот определены в детские дома, детские приемники.

Оценка их труда
Суточная норма подземному работнику — 1200 граммов хлеба, иждивенцу — 300. На поверхности — 400 — 800 граммов в сутки. Доппаек, сухой паек за перевыполнение норм выработки. Карточки на прод— и промтовары. Бесплатная выдача угля для бытовых нужд, семенной материал для посадки огородов… В десятке первых приказов по угольным трестам определялись задачи по заготовке картофеля, овощей в зиму.
Ноябрьский 1943 года приказ по перевальской группе шахт:
«Победителями соцсоревнования в честь 25-летия ВЛКСМ и 26-й годовщины Великого Октября признать бригаду воротковых Агафии Кудрявцевой с шахты №2-бис и бригаду Анны Ивкиной с шахты №9-бис, выполнивших план месяца на 180 и 150 процентов. Премировать: Кудрявцеву и Ивкину шерстяными платьями, членов бригад в количестве тридцати пяти женщин по 2 пары чулок каждой».
Воротковые вручную крутили огромный барабан, с помощью которого опускали в ствол, поднимали людей, грузы.
Вместо лошадей, лебедок, подземных машин, коих еще не было. Но воротковые это все же поверхность, под небушком. Внизу же весь ад кромешный. Чаще всего без выходных, отпускных… даже по беременности. Но зато у подземных и заработок вдвое — втрое выше.
О зарплате. В 1944 году среднемесячная зарплата в промышленности Союза составляла 573 рубля. У угольщиков — 729 рублей, наивысшая. Вслед за шахтерами — металлурги — 697 рублей. Много это или мало? На рынке буханка хлеба стоила до 100 рублей. Т.е. говорить о сытости шахтера — значит грешить против истины. Но правда в том, что труд его оплачивался по высшей шкале. При всей его скудности шахтерский паек был сытнее, чем у других работников.
Правда и в том, что не все выдерживали испытания шахтой. По законам военного времени побег с трудового фронта, как и с боевого, считался дезертирством, карался тюремным заключением. (Не массово.) Статистика определяет количество побегов среди женщин в 4 процента. У мужчин этот показатель выше — 5 — 7 процентов. Женщины-горнячки были дисциплинированнее, послушнее, выносливее. 2 — 3 откатчицы могли поставить забурившуюся вагонетку с породой «лимонадкой», т.е. плечом, спиной, обдирая кожу до крови, как из лимона выжимая силы. Не всем мужчинам такое было под силу.
Материальные стимулы сочетались с моральными. 1 декабря 1943 года Наркомат углепрома и ЦК профсоюза угольщиков Донбасса утверждает звание «Мастер угля в дни Отечественной войны». На слете шахтерок-передовиков комбината «Ворошиловградуголь» 18 марта 1944 года отмечалось: уже более 400 горнячек комбината получили звание «Мастер угля». К званию — денежное вознаграждение в размере 200 — 500 рублей.
В сентябре 1947 года Указом Президиума Верховного Совета СССР учреждается медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса», устанавливается празднование Дня шахтера.

Устами политиков
А.Неандер, ФРГ: «Готовность к самопожертвованию рабочих, главным образом женщин, поскольку многие мужчины были направлены на фронт, была безграничной».
А.Верг, Англия: «Особого восхищения заслуживают советские женщины, сознающие, что они работают на своих мужей, сыновей и братьев, сражавшихся в рядах Красной Армии. Этот колоссальный по масштабам трудовой подвиг, совершенный женщинами как в сельском хозяйстве, так и в промышленности, не имел еще себе равного!»
И от Президента Украины Л.Кучмы на 8 мая 1995 года: «То, что совершили женщины военной поры, беспримерно и не может быть забыто».

Итог усилий
Самые оптимистичные прогнозы зарубежных политиков, экономистов отводили на восстановление Донбасса 20 — 25 лет. Жизнь отринула эти прогнозы. Всего за два года после освобождения Донбасса восстановлены 123 основные шахты из 306. Причем споры специалистов — на какой основе (довоенной или новой технической) возрождать углепром — завершились выбором второго пути: на новой технической. Наряду с возрождением основных строились мелкие шахты треста «Месттопрома» (местной топливной промышленности). Привлекались другие формы собственности: колхозные, кооперативные, артельные. Отсюда шахты «Крымвинпром», «Азоврыба», «Сахар-трест» и т.д. Мелкие шахты в народе назывались «мышеловки». (Запомним это слово.)
Уже в 1949 году Донбасс превысил довоенную добычу: выдал на-гора 80 млн. 120 тыс. тонн угля.
Всесоюзная кочегарка была восстановлена усилиями всех народов великой страны. И в первых рядах трудового строя стояли горнячки.

Что имели, что поимели?
Истаивает уходящее племя трудоголиков. Говоря о себе «мы были дурные до работы», они не сетуют на судьбу. То была их молодость. И в угольной пыли горнячки оставались женщинами. Зеркальце, «губнушка», кружевной платочек в кармане грубой спецовки, кудряшки из-под каски. Любовь и ревность, танцы до полуночи, свидания до утра. В помощь — тихая молитва и громкая песня. Мы, тогдашние шахтарчуки-малолетки, помним, как пели девчата на погрузке и откатке, на уклоне и на плитах. Их жизнь шла по восходящей. Обзаводились семьями, обустраивались. В детях видели лучшее будущее. В начале 60-х их выводили из шахты. Многих — со слезами, ибо теряли в заработке.
Увы, их настоящее — доживать в депрессивной зоне. Депрессия — угнетенное состояние. Многие их шахты погублены топором бездарных «реформаторов». Удел сыновей — «добыча» медяшки на мусорных свалках, «копанки». От мизерной пенсии надо выделить гривеньку бедствующему сыну, дать внукам — деткам дочери.
Родина-мать посылала их в шахту во имя Великой Победы. Нынешние хозяева жизни тысячами бросают своих сограждан в нарко-, порно-, секс-бизнес, выталкивают в зарубежное рабство, опускают в пьянь, безнадегу.
Под восторженные всхлипы «Строим новую страну!» нам обещают, обещают…
Сколько лет обещали строительство мощных шахт, в том числе на Луганщине! Теперь заявляют: госбюджет не потянет, сделаем-ка упор на мелкие шахты силами частника.
Хочу через газету спросить авторов этой идеи, ее страстных защитников из числа нардепов-земляков: мелкие шахты — мышеловки» — ваш личный вклад в реализацию курса президента на модернизацию экономики, ориентация на любимые вами европейские стандарты? В тех «мышеловках» будут задействованы современные горная техника, системы безопасности, промсанитарии, социальных гарантий? В историческом плане наше время — время разрухи после фашистского нашествия? Да, «копанки» нанесли моей перевальской земле, и не только ей, ущерб больший, чем бомбардировки стервятников с черными крестами на крыльях.
Мелкие шахты — быстрый уголь, быстрая прибыль для бизнеса, быстрое зачатие новых миллионеров и миллиардеров. Их высшие ценности, их мораль — деньги превыше всего.
Судьбу шахтера вручают инвестору. Если обличье вашей шахты-доходяги покажется привлекательным толстосуму, тогда он ее поимеет. Да, есть примеры и удачных «браков» на сей счет, видели и другое — доворовал остатки, смылся и нет на него суда.
Скажете, автор отклонился от темы. Нет. Все та же боль о шахтерской судьбе. В системе ценностей утверждаемого в стране дикого капитализма нет места памяти о тех же труженицах подземного фронта. Журналист Зоя Путренко деликатно обронила: на памятник горнячкам военной поры денег пока не нашлось… Автор идеи установления памятника Юрий Петрович Иванов (родился в нашем Ирмино, живет в Донецке) свою статью по теме озаглавил прямее: «Спонсоры спрятались… в кусты». Толстосумы, заявлявшие, что их матери тоже из того племени тружениц, не дали денег ни на памятник горнячкам, ни на книгу о них.
Жалко. На гранитные надгробия своих издохших любимых «мосек» и «мусек» раскошелятся, не пожалеют.
Власть вспоминает творцов Великой Победы в День Победы, участников подземного фронта — в День шахтера, и далеко не всех. Власть молча наблюдает, как те и другие (и многие другие льготники) судятся с государством по поводу выплат узаконенных льгот. На массовом процессе наваривают барыши и судейские мантии, и юридические фирмы-прилипалы. И все туже затягивается долговая петля на бюджете и обворованного государства, и бедолаги льготника. А не приведи Господи старушке заболеть, медики, аптекари обдерут ее как липку. А случись старику отдать Богу душу — похоронщики разденут его донага.
В убогих поселках умерщвленных, пребывающих в агонии шахт власть, как тать в нощи, пытается вырезать ради копеечной экономии убогие школы, больнички, почтовую связь… Такой вот задницей повернулось к ним их «светлое будущее».


* * *
В очередной раз приеду на свою малую родину — поселок шахты №9 на Перевальщине. У калитки встречу бабушку Олю Асламову. Семнадцатилетней пришла она на шахту. Лесогон — загоняла крепежный лес в лаву. Старик-забойщик попросил: «Оля, деточка, я сегодня сильно за-хворал, помоги мне, подай пару стоечек». Стала помогать. Обрушилась кровля — старика насмерть, ее раздавило. Но выжила! И не оформила положенную ей инвалидность. Ибо был жених, как же могла она предстать перед ним инвалидкой?! Через два месяца снова в шахту. В семье доживает свои далеко за восемьдесят. Живет верой в Христа. О погромщиках родных шахт говорит по-христиански кротко: «Прости им, Господи! Они не ведают, что творят». Жестче о погромщиках углепрома сказал экс-премьер-министр Витольд Павлович Фокин: «Говорят — Бог простит. Возможно, но люди — не должны».
Такой вот отклик на публикацию в «НГ» получился. Примите и простите. А о трудовом подвиге женщин-горнячек, да и мужчин-шахтеров, помните. Живем на фундаменте, сработанном их руками.
Алексей ЧЕПУРНОВ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: