Сегодня

Пять лет ЛНР. Депутат Народного Совета Светлана Алешина: "Если у человека есть стержень – он все преодолеет и всему научится"

Пять лет ЛНР. Депутат Народного Совета Светлана Алешина: "Если у человека есть стержень – он все преодолеет и всему научится"


О подготовке референдума, боевых действиях 2014 года, становлении парламента и сегодняшней жизни прифронтовых городов и районов Республики в рамках проекта "ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце" ЛИЦ рассказывает депутат Народного Совета ЛНР, руководитель общественного штаба по работе с прифронтовыми территориями Светлана Алешина.
ПРОВЕРКИ НА ПРОЧНОСТЬ
– Светлана Яновна, как складывалась ваша жизнь до войны?
– Я получила образование пищевика-технолога, жила в Стаханове. В 1986 году, вскоре после аварии на ЧАЭС, попала в Чернобыль. Мы, 30 человек от Луганской области, тогда отработали 15 суток в зоне поражения, я работала поваром. Это стало первой серьезной проверкой на прочность, на умение не только выживать в сложной ситуации, но и помогать другим. Потом были "лихие 90-е", которые тоже закалили характер. Я стала частным предпринимателем и занималась этим вплоть до 2014 года.
– Как тогда развивались события в Стаханове?
– В 2013 году мы уже понимали, в каком направлении развивается ситуация. Мы ведь выросли в СССР, наши деды воевали с фашистами. Внимательно следили за событиями 2013 года в Киеве. А с февраля 2014-го, когда ситуация накалилась и в Луганской области, я, будучи одним из активистов Стаханова, вышла на площадь вместе с другими неравнодушными людьми.
У нас все началось, когда прошла информация о том, что в Лисичанске радикалы повалили памятник Ленину. Это было в конце февраля. Мы в Стаханове собрали людей, я даже не знаю, сколько их было, вся площадь была запружена. Мои земляки брали с собой какие-то палки, дубинки, чтобы в случае угрозы остановить националистов, защитить наш памятник. Но, видимо, прошла обратная информация о том, что стахановчане достойно встретят радикалов, и те побоялись к нам ехать.
А 1 марта на центральной площади города состоялся первый митинг в поддержку России, идей Русского мира. Потом такие митинги проходили каждую субботу, мы поставили палатку, создали дружину, участники которой патрулировали по улицам Стаханова, охраняя порядок.
Мы понимали, что надо было действовать, как-то показывать наше неравнодушие и единство. И с 16 марта мы начали выпускать видеоролики Армии Юго-Востока. Сделали их несколько, четвертый, наверное, помнят все: в нем будущий глава ЛНР Валерий Болотов впервые снял "балаклаву". Дело в том, что с 4 на 5 апреля начались аресты наших ребят-активистов – арестовали шестерых и увезли в подвалы областного управления СБУ в Луганск. Тогда-то Болотов и пришел к нашей палатке на площади, и 6 апреля мы сделали этот известный ролик, в котором он впервые показал свое лицо.
САМЫЙ ПРОЧНЫЙ ЩИТ
– В 20-х числах апреля, когда жители Луганщины, в числе которых было и немало стахановчан, уже взяли под контроль здание управления СБУ, от каждого города начали выдвигать делегатов для создания координационного совета. На стахановской площади имени Ленина тогда собралось очень много народа, и люди прямо там выдвигали своих представителей в этот совет. Выбрали троих, в число которых попала и я.
Когда координационный совет был создан, мы сразу же начали ставить палатки возле здания управления СБУ, там были представители всех городов. Это было время удивительного единства, удивительной сплоченности людей, которое я до сих пор вспоминаю очень тепло.
– Что вам особенно запомнилось из тех дней?
– Самый запомнившийся мне момент: когда нам сказали, что украинские силовики идут "зачищать" СБУ, все, кто были там (в основном, женщины), взялись за руки и образовали живой щит, прикрыв собой здание. Примерно полчаса мы стояли в страшном напряжении, не зная, чем это все закончится. Однако силовики, увидев нас, поняли, что будет серьезное сопротивление. Они не рискнули стрелять в мирных людей, развернулись и уехали от здания управления СБУ. А мы, когда выстояли, поняли: наше спасение в том, чтобы быть плечом к плечу, всегда помогать друг другу – в любой ситуации.
Помню, горели костры, в храме в парке напротив здания сутками шли молебны, только менялись люди, которые читали молитвы. В ночь до тысячи человек возле здания оставались, днем их, конечно, было еще больше.
А к палатке, которая стояла на площади Стаханова, горожане постоянно несли деньги, даже бабушки-пенсионерки по 50 копеек приносили. В течение дня этот ящик с деньгами наполнялся, вечером его открывали, собирались 8-10 машин и уезжали в Луганск. Отдежурят у СБУ, возвращаются – и едут другие. Было удивительное взаимопонимание между людьми, эти события очень всех сплотили.
– Вам тоже приходилось постоянно ездить?
– Конечно, я тогда буквально колесила между Луганском и Стахановом. Мы подвозили ребятам на СБУ еду и одежду, контролировали ситуацию на городской площади Стаханова, было и много других дел.
А 2 мая, когда произошла трагедия в Одессе, мы все увидели истинное лицо украинского неофашизма и поняли – все, назад дороги быть не может. И активно занялись подготовкой референдума. Я, как могла, помогала, и не только организационно. К примеру, отдала тогда на нужды референдума всю бумагу, всю канцелярию, которая была в моем магазине. Помню, земляки смеялись: приехала хозяйка и ограбила свой собственный магазин.
Результаты референдума подтвердили правильность избранного нами пути. И начался новый этап жизни – становление Луганской Народной Республики.
ПЕРВЫЙ ПАРЛАМЕНТ
– Вы стали депутатом Народного Совета первого созыва. Каким он был?
– Народный Совет был сформирован, в него вошли представители всех территорий, это были те активисты, которых выдвинули города и районы. Этот созыв насчитывал 120 человек, многие из них потом ушли на передовую, несколько человек погибли.
Это был, конечно, не профессиональный парламент. Но без этих первопроходцев не было бы ни второго, ни третьего созывов, ни многих законов, по которым Республика живет до сих пор. Мы многого не знали, но работали все слаженно, было и взаимопонимание, и взаимовыручка. Я видела такое единение людей только в Чернобыле.
Один раз в неделю, по четвергам, мы проводили пленарные заседания. Приняли Временный Основной закон (Конституцию) ЛНР, законы "Об оружии", "О полиции", утвердили герб и флаг Республики. Очень много спорили, каждый высказывал свое мнение, но все равно в итоге приходили к единому решению.
Кроме того, депутаты выезжали в деревни, поселки, объехали тогда буквально все населенные пункты Республики. Там собирали людей и призывали активистов начинать работу. Люди на местах ведь не понимали, в какую сторону будет развиваться ситуация, им нужно было рассказывать о Республике, ее перспективах, помогать, чем было возможно. Потом эти общественники приезжали в Луганск, их собралось около 160 человек, каждый отвечал за какую-то территорию. Так что все начинали практически с нуля, выстраивали целую систему работы.
Параллельно надо было привозить гуманитарную помощь, очень многие города Российской Федерации тогда нам помогали – передавали и продукты, и одежду, и лекарства. Мы выезжали, забирали и целенаправленно раздавали нуждающимся. А еще нужно было периодически объезжать блокпосты, чтобы узнать, не требуется ли какая-то помощь. Так что иногда приходилось не спать по двое-трое суток. Я никогда не думала, что такое возможно: кофе выпили – и поехали. Когда уже было совсем невмоготу, останавливались, где придется, немного спали и ехали дальше.
– В день, когда произошел авиаудар по зданию Дома правительства, вы были в Луганске?
– Да, 2 июня должно было состояться очередное пленарное заседание Народного Совета. А мы только вернулись из России с гуманитарной помощью, и в машине в числе другого был инсулин, который требует определенной температуры хранения. Поскольку на улице было уже жарко, я зашла в Дом правительства и предупредила, что мне нужно уехать, чтобы быстро отвезти лекарство в больницу. Только мы успели отъехать от здания, раздался взрыв.
А потом, когда начались боевые действия, мы стали организовывать вывоз детей из Первомайска и других городов. Колонны формировались в Стаханове. Сначала ездили по прямой – Стаханов-Луганск-Изварино, потом, когда дороги перекрыли, – через Красный Луч.
ДОРОГА К ЖИЗНИ ЧЕРЕЗ АД
– Стаханов тогда не обстреливали?
– Обстрелов, как таковых, тогда не было, но люди выезжали, закрывались магазины, все пустело. И возникал вопрос: где брать продукты, чем кормить оставшихся людей? Когда пришли самые первые "белые "КамАЗы", я, как представитель этой территории, выступила на совещании с просьбой выделить 15 тысяч продуктовых наборов для жителей Стаханова. Тогдашний глава ЛНР меня спросил, как мы собираемся их доставлять, ведь добраться до Стаханова с грузом в тех условиях казалось нереальным. Я ответила: "Вы дайте, а мы уж как-нибудь довезем". Решили, что 10 тысяч наборов мы оставим для Стаханова, а пять тысяч отдадим Первомайску, потому что там уже полным ходом шли боевые действия, и не было машин и людей, готовых доставить туда гуманитарную помощь.
Доставка этого груза – это был просто кромешный ад. Мы везли продукты из Луганска в Стаханов пять дней – в объезд, через Петровское, Красный Луч, по каким-то полям, попадая под обстрелы "Градов". Нас было около 20 практически "смертников", никто не верил, что мы сможем довезти этот груз. Колонну при бомбежке разорвало на три части: первая ушла, я со своей командой осталась в середине, а одна груженая машина отстала где-то в районе Красного Луча. Но, к счастью, нам удалось дозвониться Павлу Дремову, и он помог нам доехать и забрать весь остальной груз. Довезли его и в Стаханов, и в Первомайск. Из-за того, что удалось накормить столько людей, было огромное моральное удовлетворение, потому что душа болела за каждого – старика, инвалида, ребенка…
Сейчас вспоминаю одну забавную историю, которая произошла во время этого страшного путешествия. После одной из бомбежек, когда все вокруг было в пыли и копоти, мы ночью вышли из машины, и ко мне подошла собака, русская борзая. Сначала я думала, что это волк, она была вся серая от грязи и пыли. Я села в машину, а пес лег поперек дороги. И я не смогла уехать, вышла из машины, взяла собаку на руки и положила в багажник. Так это несчастное, до смерти перепуганное животное уехало с нами. Вокруг творилось такое, что мы даже забыли про этого пса в багажнике. Но когда все-таки добрались, отдали собаку в зооуголок в Алчевске. А потом ее забрал один из военнослужащих, так что, думаю, сейчас у этого пса все хорошо. А вообще в этом аду досталось не только людям, но и животным.
А когда в Стаханове совсем не было воды, Луганск нам предоставил три водовоза, каждый – по девять кубометров. Мы привезли эти машины, воду передали на Горводоканал, который начал ее развозить. А водовозы мы через время вернули обратно. Так что и от жажды наш город удалось уберечь.
МЫ ПРОДОЛЖАЕМ УЧИТЬСЯ
– Сейчас вы вновь являетесь депутатом Народного Совета, теперь уже третьего созыва. Как оцениваете его состав?
– Уже когда был второй созыв, начали подбирать профессионалов, в Народном Совете появились юристы. Мы все время старались совершенствоваться, изучали российское законодательство, учились адаптировать его к нашим условиям. Когда сейчас я смотрю на депутатов третьего созыва, понимаю, насколько парламент вырос за эти пять лет. Все стараются что-то делать, если у кого-то что-то не получается, консультируются с более опытными коллегами, приходят со своими вопросами на заседания комитетов. И председатель Народного Совета Денис Мирошниченко – молодой, очень выдержанный, умный, перспективный руководитель, к которому всегда можно обратиться с любым вопросом или предложением.
Уверена, что можно всему научиться, главное, чтобы у человека была совесть, отзывчивость, умение понимать людей. А если чего-то не знаешь – почитаешь, послушаешь коллег и, в конце концов, научишься. Когда у человека есть стержень, он обязательно все преодолеет. Это закон жизни.
В ЗОНЕ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ
– Помимо депутатской деятельности, вы возглавляете штаб по работе с прифронтовыми территориями. Какая помощь оказывается их жителям?
– Поскольку в Республике до сих пор неспокойно, в 2017 году мы вышли с инициативой о создании штаба по прифронтовым территориям. Это Кировск, Брянка, Первомайск, Славяносербск и Славяносербский район. Нашу инициативу поддержал глава ЛНР Леонид Иванович Пасечник. Меня назначили руководителем этого штаба. Такой же штаб существует и в ДНР, но они работают немножко по-другому, у нас более широкий диапазон деятельности, мы пытаемся решать абсолютно все проблемы прифронтовых территорий.
Аппарат штаба возглавляет руководитель администрации главы ЛНР Ольга Бас, в него входят мэры четырех городов, депутаты, закрепленные за этими территориями, председатель Федерации профсоюзов Олег Акимов, председатели территориальных отделений общественного движения "Мир Луганщине" в прифронтовых городах. Заседания штаба проводятся раз в две недели, мы приглашаем на них руководителей министерств и ведомств, рассматриваем обращения граждан, оперативно решаем вопросы, возникающие у глав администраций.
Штаб создавался для того, чтобы вести постоянный мониторинг происходящего на прифронтовых территориях, чтобы оперативно оказывать их жителям помощь в любых вопросах. Это касается оформления документов, самых разных видов социальной и гуманитарной помощи, психологической поддержки. Мы привозим людям бытовой уголь, проводим во всех, даже самых отдаленных деревнях и поселках Дни здоровья, туда для обследования местных жителей выезжают лучшие медики, приезжают психологи из Луганского национального университета имени Тараса Шевченко, работают с людьми, которые практически постоянно находятся в стрессовой ситуации, там восстанавливаются ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты). Словом, делается все для того, чтобы снять социальную напряженность в населенных пунктах прифронтовой зоны.
Мне приходится много ездить по прифронтовым территориям, я регулярно провожу там приемы и как депутат Народного Совета, и как руководитель штаба. Знаю уже чуть ли не каждую семью – их новости, их проблемы.
У меня до сих пор болит душа из-за гибели 17-летней девочки и ее мамы в Марьевке. В октябре прошлого года в их дом попал снаряд, обе погибли. Девочка всегда участвовала во всех конкурсах и концертах, проводимых в Первомайске, успешно училась в медицинском колледже в Стаханове, была очень активной. А мама работала поваром в Народной милиции. Во время похорон жители Золотого, Первомайска, Стаханова были просто возмущены беспределом украинских силовиков, люди кулаки сжимали, говорили: "Ангелочка убили… ".
Я вообще часто бываю в прифронтовом поселке Золотое-5, частью которого является Марьевка. Там были серьезные проблемы с электроснабжением. Золотое-4 и Золотое-5 разделяются железнодорожным полотном, на одной стороне электричество подается из Республики, а на другой подавалось из Украины. И там постоянно перебивали линии электропередачи. Мы уже устали, и людей боялись посылать для ремонта, потому что в ответе за каждую жизнь. Поэтому пришлось прокладывать ЛЭП из Золотого-5 на Золотое-4. Это было очень непросто. Помню, ждем, пока ВСУ отстреляются: ага, затишье, наверное, пошли обедать – давайте быстрее столб ставить. Так за неделю полностью переключили электроснабжение, решив тем самым важнейшую для местных жителей проблему.
Мы всегда искренне радуемся, когда на прифронтовых территориях происходят какие-то, пусть и небольшие, перемены к лучшему. К примеру, в ФАП поселка Голубовка под Кировском приехала девочка-фельдшер, теперь есть, кому оказать первую помощь жителям, измерить давление, вызвать скорую. Это очень важно, учитывая, что поселок регулярно обстреливается.
Я вообще считаю, что главное в жизни – помогать другим. К примеру, нашей команде удалось найти средства для того, чтобы приобрести протезы для 25 человек – и гражданских, и военнослужащих. Средняя цена протеза – 125 тысяч. Так что это большое дело, и я чувствую себя счастливей от того, что это получилось.
Но работы впереди еще очень много. Поэтому у меня в багажнике постоянно лежит "походная" сумка, там "берцы", свитер. На всякий случай я ее не убираю, жду, когда у нас воцарится мир. А пока бывают разные ситуации, и она всегда со мной.
Мы делаем все для того, чтобы наша Республика строилась. И она постепенно восстанавливается. Уверена, что свою жизненную позицию мы уже не поменяем. И все у нас обязательно будет хорошо, потому что мы сделали главное – выбрали правильную дорогу.
08 мая — Луганск

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: