Сегодня

Пять лет ЛНР. Активистка Любовь Шамардина: "Это была победа. Да здравствует Республика!" (ФОТО)

Пять лет ЛНР. Активистка Любовь Шамардина: "Это была победа. Да здравствует Республика!" (ФОТО)






О начале Русской весны, проведении референдума и волонтерской работе в трудные месяцы начала войны в рамках проекта "ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце" ЛИЦ рассказывает педагог и литератор, активистка Русской весны Любовь Шамардина.
ПЕРВЫЙ ЮБИЛЕЙ
Со времени создания нашей Республики прошло пять лет. Сейчас мы уже можем оглянуться и подвести некие итоги, проанализировать свои поступки и спросить у себя: "Все ли мы сделали для того, чтобы наша Республика родилась, состоялась?".
Вспоминаю, что делали, как делали. Вроде бы надо рассказывать о себе, о своих решениях и поступках, а хочется сказать "мы". Да, именно мы, жители рабочего Антрацита, как и жители других населенных пунктов Луганской области, все вместе проголосовали на нашем референдуме за создание и независимость ЛНР. И это было архиважно!
Я родилась и выросла в Антраците. Здесь училась, работала, жила и живу. Я педагог. Профессия, наверное, оставляет на каждом свою печать. Вот и во мне утвердилось понятие, что человек всю жизнь должен учиться и учить, а еще не оставаться равнодушным к тому, что происходит вокруг него. Меня очень волнует судьба моего города, судьба нашего Донбасса, неравнодушна я всегда была и к судьбе Украины, но…
С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ
С конца 2013-го вся Украина была прикована к экранам телевизоров, кроме, наверное, тех кукол и кукловодов майдана, которые приехали тогда в Киев для создания беспорядков по сценарию цветных революций. После государственного переворота "укровояки" и так называемый "Правый сектор" открыто сообщали о своих намерениях приехать и разобраться с нами – теми, кто не предал свою историю, язык и веру.
В душе кипело возмущение и негодование, в голове крутились мысли: "Что делать? Как остановить этих разбойников?". На Януковича надежды больше не было, он предал свой народ, побоялся дать отпор, побоялся малой крови, а в результате кровь рекою полилась по стране.
НАРОДНАЯ ДРУЖИНА АНТРАЦИТА
С 23 февраля почти во всех городах Луганщины молодежь создавала группы, дружины для охраны городских памятников и госучреждений от возможных нападений "Правого сектора".
В нашем городе такую дружину "Восточный округ" собрал Александр Ткаленко. Со своей группой активистов он встречался с единомышленниками и в других городах области.
По общему решению всех лидеров протестного движения, впоследствии получившего название Русская весна, с 1 марта в городах Донбасса стали проходить митинги. Эти митинги в Антраците проводили члены штаба дружины. Мы – люди старшего поколения – не претендовали на участие в молодежной дружине, но в митингах принимали самое активное участие. Поворотным моментом, заставившим меня пересмотреть свой возрастной ценз, стал очень короткий разговор с Алексеем Мозговым.
ШЕСТОЕ АПРЕЛЯ
Очередной митинг в нашем городе должен был пройти 6 апреля. К назначенному времени на площадь у здания администрации стали подходить люди. Нас становились все больше, но митинг не начинался. Наконец кратко выступил Ткаленко и сообщил, что мы ждем представителя из Луганска. Все согласились подождать. Приехал Мозговой. В ходе митинга после телефонного разговора Мозговой заторопился. Он быстро подошел к своей машине, к которой был прикреплен флаг, если я не ошибаюсь, Новороссии. По стечению обстоятельств, машина стояла недалеко от нас. Я поспешила к нему и спросила: "Алексей, скажите, что нам теперь делать?" И он ответил следующее: "Я же не могу вам повторить все, что только что говорил, но поймите главное – надо всем вместе объединяться, распространять информацию, агитировать и поднимать народ. Чем больше людей будет в нашем движении, тем лучше". И он уехал. Уже после выяснилось, что Мозговой торопился в Луганск, где, как ему сообщили, Болотов и группа активистов взяли здание СБУ.
РАЗГОВАРИВАТЬ С ЛЮДЬМИ
Первым делом нашей группы было написание и распространение листовок по всему нашему городу и по Антрацитовскому району. Затем был распространен второй информационный листок. Не лишней была и устная агитация жителей в преддверии референдума, о котором уже давно шли разговоры на митингах. Люди колебались, не зная, к какому берегу пристать. В городе вовсю шли приготовления к незаконным выборам президента Украины, инициированным хунтой, а мы агитировали бойкотировать выборы и идти на референдум. И у нас все вышло! Люди поверили нам.
РЕФЕРЕНДУМ
На референдуме я была членом координационного совета и окружной комиссии референдума в Антраците. Сложностей было море: нет точных списков избирателей, нет правильного деления территории на участки, не хватает председателей и членов комиссий, опасно ездить по району, властные структуры нас не поддерживают, среди нас мало людей знакомых с кухней выборов. Но в день референдума желающих проголосовать было столпотворение. Подсчет голосов шел до самого утра. 97% "за" – это была победа – да здравствует Республика!
"ПЕРВАЯ КОМНАТА"
Первый референдум прошел удачно. Надеялись на второй - за вхождение в Россию. Но! Сказали подождать. Мы же понимали, что они, наши мальчики, сами ждать ничего не будут и отправятся как боевые единицы в ополчение или в казачество, чтоб с оружием в руках защищать наш общий выбор. А нас, выходит, они пытались таким образом спрятать от опасности, которая могла угрожать активистам референдума? Да, нам сказали разойтись по домам и ждать. Чего ждать? Внутри меня возник какой-то протест. А как же люди, которые нам поверили?! Выходило так, что мы ударили в набат, а сами спрятались? И тогда мы, несколько человек из информационной группы, уже по своей инициативе решили продолжить работу с населением. Для этого нам нужна была комната в здании горадминистрации. Такую комнату наши дружиновцы нам выбили. Это была небольшая комната на первом этаже. К ее двери мы прикрепили листочек с номером "1". На других кабинетах горисполкома не было никаких номеров и надписей. Работу свою мы начали 14 мая 2014, а закончили 14 января 2015 года.
Лично для меня это было самое трудное время, как и для большинства простых жителей города. Хунта во главе с Турчиновым уже развязала кровавые разборки, назвав их "АТО". Уже шли бои в Славянске и Краматорске, уже был сожженный Дом профсоюзов в Одессе, уничтоженная милиция Мариуполя, униженные, арестованные, убитые активисты Запорожья и Харькова. Что ждало нас, если бы вдруг хунте все удалось? Не трудно представить. Но люди нам поверили. Мы не могли их предать. Удалось убедить несколько человек, и мы пошли в эту комнату в здании администрации.
Сначала наша группа из четырех, потом пяти человек называлась общественной приемной Народного Совета и вела прием граждан по всем вопросам. Со временем работы добавилось, и мы набрали еще одну группу. Это была первая в городе волонтерская группа. Теперь люди нас знали просто как "первую комнату". У нас всегда было очень шумно, к нам шли толпы людей. Они приходили с проблемами, просьбами, жалобами. А в остальных кабинетах горадминистрации было довольно тихо. Люди шли почему-то именно к нам. Очень часто они просили организовать встречу с Ткаленко – народным мэром, которому, как говорили, они доверяют. И тогда мы звонили, а он приезжал и старался по возможности выполнить их просьбы.
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
Ситуация усугублялась. С первого июня только что избранный президент Украины Порошенко вместо мирного урегулирования конфликта усилил военную операцию против двух Республик. Везде шли бои, нас окружали по границам, стараясь полностью отрезать от России. Началась также экономическая и финансовая блокада непокоренного Донбасса. С 13 июня 2014 года было заблокировано казначейство, все остались без пенсий и зарплат. Некоторые горожане шли к нам уже с требованиями и даже угрозами разобраться с нами, если мы не вернем их деньги. Вновь приходилось успокаивать людей, объяснять причины того, что происходит. Но люди были расстроены, напуганы особенно после того, как появились известия о первых погибших ополченцах и мирных жителях.
Гражданское население стало массово покидать свои дома. Сначала уехали все, кто хотел и мог себе позволить уехать. Но потом захотели уехать и те, у кого не было денег и собственных машин. Все желающие шли в нашу комнату. Автобусы тогда были в ведении казаков. Мы с ними сотрудничали, создавали списки желающих уехать и отдавали казакам или владельцам частных микроавтобусов.
ВОЛОНТЕРСКИЙ КРЕСТ
Город почти опустел. Остались те, кто добровольно не захотел покинуть Родину. Среди них были старики и инвалиды. Те, на чьем попечении они раньше были – дети, опекуны – выехали под страхом войны и голода. Вот здесь и понадобились наши волонтеры. Они обслуживали тех, кто не мог прийти сам, носили им хлеб и кашу из бесплатной столовой.
Что мы делали еще? Просто перечислю. Через нашу комнату передавали потерянные вещи, документы – так называемое бюро находок. К нам приносили объявления, которые мы передавали в наше местное телевидение "Антел". Помогали найти пропавших или задержанных родственников. Создали "обменный фонд вещей", разместив их в гардеробной исполкома. Вели работу по выяснению адресов бомбоубежищ, проверяли их готовность принимать людей. Составили списки незащищенных слоев населения, а на тот момент таких было порядка одной тысячи человек. Организовали перепись населения города. Выявляли точки продажи наркотиков и алкоголя и передавали в военную комендатуру. Через актив организации налаживалась связь между потенциальными спонсорами и людьми, нуждающимися в адресной помощи. Не говоря уж о том, чтобы просто поговорить с людьми.
Мы действовали восемь месяцев, сотрудничая с казаками и ополчением, работниками поселковых советов и коммунальной сферы, а также со служащими городской администрации, которые так же, как и наш актив, болели душой за город и его жителей. Поэтому с полным правом можно сказать, что мы все совместными усилиями не дали остановить жизнь города как части Луганской Народной Республики.
А потом я написала об этих событиях свой первый очерк.
11 мая — Луганск

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: