Сегодня

В«НезалежнуюВ» трубу погубила жадность, а не В«ГазпромВ»

В«НезалежнуюВ» трубу погубила жадность, а не В«ГазпромВ»

Украинская газотранспортная система стоит на пороге чрезвычайного положения. Об этом сообщил в минувшую субботу оператор ГТС «Укртрансгаз».
В связи с дефицитом средств компания не может своевременно рассчитываться по контрактам закупок газа для собственных производственно-технологических нужд. Задолженности перед поставщиками исчисляются миллиардами гривен, некоторые из них отказываются передавать прописанные в контрактах объемы голубого топлива. Того, что осталось, хватит украинской ГТС для бесперебойной работы до 24 июня.
Руководство «Укртрансгаза» подняло на уши буквально всю страну. О проблеме проинформированы Государственная служба чрезвычайных ситуаций, Совет национальной безопасности и обороны Украины, Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). С последней оператор газотранспортной системы ведет разговор на повышенных тонах, требуя «немедленно исправить ситуацию» и обвиняя Нацкомиссию в непродуманной тарифной политике, которая и спровоцировала кризис.
«Критическое финансовое состояние оператора ГТС вызвано рядом факторов, о чем в течение 2018 и 2019 годов руководство „Укртрансгаза“ постоянно информировало регулятора», — говорится в заявлении.
Главную причину своего бедственного положения компания видит в экономически необоснованных тарифах на услуги транспортировки газа для точек входа и выхода: в конце 2018 года они были снижены вдвое. Так Украина пыталась подготовиться к переговорам по вопросу заключения нового транзитного договора с Россией. Когда о решении НКРЭКУ стало известно, глава «Нефтегаза» Андрей Коболев уверял, что это решение должно удивить как западных партнеров Киева, так и «Газпром».
Впрочем, «Газпром» сильно не удивился. Сегодня стороны по-прежнему далеки от заключения нового соглашения, не факт, что украинский транзит после 2019 года сохранится. Зато оператор ГТС с проблемами сталкивается уже сейчас.
Ухудшение своего финансового положения «Укртрансгаз» связывает еще и с тем, что участники рынка занимаются несанкционированным отбором газа из системы. А её балансировкой, то есть устранением разницы между объемами газа, поступившими в систему через точки входа и отобранными через точки выхода, по закону занимается оператор ГТС. В результате долг перед «Укртрансгазом» за услуги балансирования с 2016 по февраль 2019 года составил 38 миллиардов гривен.
Об этой же проблеме «Укртрансгаз» сообщал 5 июня. В пресс-релизе приводились другие интересные сведения: отрицательный баланс компании, сформированный преимущественно в результате несанкционированного отбора газа, только в марте-апреле этого года превысил 2,5 миллиарда гривен.
Цифры поражают, но насколько реален сценарий чрезвычайного положения, который рисует руководство компании? В конце концов, многие государственные и международные организации уверяют общественность, что их трудности чреваты катастрофическими последствиями. Делается это с конкретной целью: привлечь к себе внимание и «выбить» деньги на решение проблем.
Сопредседатель Фонда энергетических стратегийДмитрий Марунич допускает, что «Укртрансгаз» решил воспользоваться именно такой тактикой:
— Конец света, конечно, не наступит. Другое дело, что проблема есть, и её причина весьма банальна. Регулятор НКРЭКУ в свое время утвердил такие тарифы, которые не позволяют эффективно работать распределительным компаниям (бывшим облгазам). То есть для них установлен неадекватный тариф на газ, который идет на производственно-технологические нужды.
Распредкомпании его отбирают из системы — «Укртрансгаз» фиксирует несанкционированный отбор, начисляет пени и штрафы. С марта, когда начала работать система суточного балансирования газа, накопились огромные долги.
Теперь в «Укртрансгазе» подняли хай: дескать, у нас нет денег. Их можно понять, но это не отменяет того факта, что проблема создана искусственно. И создали её действия государственных органов Украины.
«СП»: — То есть винить стоит конкретно Комиссию по госрегулированию в сфере энергетики?
— Выходит, что так. Проблема возникла именно из-за гигантского долга, никто не знает, что с ним делать. У операторов газорегуляторных пунктов стоимость газа на производственно-технологические расходы в тарифе — порядка 5,7 тыс. гривен за тысячу кубометров. Рыночная цена зимой была порядка 12 тысяч.
«СП»: — Разницу посчитать нетрудно.
— Да, а с пенями и штрафами она вообще космическая. Так и образовался долг, который продолжает расти.
Все это произошло после запуска системы суточного балансирования. До этого тоже были трудности, долги накапливались, но не нужно было каждый день покрывать небалансы. Сейчас есть закон, по которому ежедневно в случае небаланса либо участники рынка доплачивают «Укртрансгазу», либо «Укртрансгаз» выкупает излишки газа.
До этого долги покрывались помесячно. Система функционировала плохо, но функционировала. Когда 1 марта запустили систему суточного балансирования, проблема вылезла на свет Божий.
Если говорить об «Укртрансгазе», им это выгодно. На самом деле, они должны заработать больше. Но чтобы больше заработать, сейчас им кто-то должен доплатить. А платить пока некому. У участников рынка элементарно не хватает денег.
«СП»: — На Украине, как правило, в таких ситуациях платить приходится обычным гражданам. Возможно ли ситуация, при которой накопленные долги будут прямо или опосредованно выплачиваться за счет населения? Если вы говорите, что тариф маленький, то его нужно поднять?
— Нормальный вариант решения проблемы — это перераспределение долей внутри текущего тарифа. То есть НАК «Нефтегаз» не должен забирать 92% полученных средств, как это происходит сейчас, а распределительные компании должны получать больше, чем 8%. Нужен другой баланс. Как в Европе, например, где до 30% идет на распределение газа.
Смысл не в том, чтобы поднять тарифы. Можно, конечно, пойти и по такому пути, но вы же понимаете, что это не сработает. Кто должен платить, если поднимут тарифы? Конечный потребитель. А у конечного потребителя нет желания погашать даже текущие задолженности.
Перераспределение выглядит разумным, «Нефтегазу» нужно просто поумерить свои аппетиты, но он этого делать не хочет. Правительство молчит, НКРЭКУ тоже отмалчивается. В Нацкомиссии только сделали заявление, что мы пересмотрим нормативы.
Распредкомпании судятся с ними (НКРЭКУ — прим. ред), и уже даже выиграли несколько судов. «Днепропетровскгаз», к примеру, выиграл дело на более чем миллиард гривен. Требуют компенсации. Но проблема не решается, просто растут долги. Ничем хорошим это не закончится.
«СП»: — В прошлом году «Нефтегаз» и «Укртрансгаз» презентовали масштабный десятилетний план модернизации ГТС. Вероятно, в нынешней ситуации, когда денег не хватает даже на закупку газа для производственно-технологических нужд, о ремонте украинской трубы можно забыть?
— Это не имеет отношения к проблеме, о которой мы говорим. Да, она ухудшает экономическое положение «Укртрансгаза», но некритично.
Вообще, деньги на модернизацию всегда брались из транзита. А здесь стоит вопрос выживаемости системы распределительных газопроводов по Украине. Даже к «Укртрансгазу» это имеет довольно опосредованное отношение. Суть вопроса мы уже обозначили: неадекватный тариф, который не учитывает реальные расходы на распределение газа и поставку его конечным потребителям. Россия, «Газпром», транзит здесь ни при чем.
Алексей Ильяшевич

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: