Сегодня

Пять лет ЛНР. Журналист Артем Порвин: "Наш путь – домой, в Россию!" (ФОТО)

Пять лет ЛНР. Журналист Артем Порвин: "Наш путь – домой, в Россию!" (ФОТО)


Пять лет ЛНР. Журналист Артем Порвин: "Наш путь – домой, в Россию!" (ФОТО)
















О первых днях войны, страшном лете 2014 и будущем мире в рамках проекта "ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце" ЛИЦ рассказывает луганский журналист Артем Порвин.
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ФРОНТ
Родился и вырос я в Луганске, в семье педагога и правоохранителя. Учился в школе № 24, после поступил на юрфак Далевского университета (Луганского национального университета имени Владимира Даля – примечание ЛИЦ). Окончание выпало как раз на 2014 год.
Мать мечтала, чтобы я стал адвокатом, а отец – судьей. Но поскольку я не умел держать оружие в руках, а в 2014 году хотелось принести хоть какую-то пользу в борьбе с украинским фашизмом, то стал журналистом. Вот с тех пор мое место на информационном фронте.
КОКТЕЙЛИ МОЛОТОВА
В целом явление майданов для Украины не новое. Поэтому изначально воспринимал его как очередной политический балаган с отличными пиар-технологиями, которыми просто взяли да промыли мозги радикально настроенной молодежи. До последнего не верил, что может произойти что-то серьезное. Теперь понимаю, что значительно ошибся.
За всеми событиями следил из многочисленных стримов. Для меня стало шоком, когда в "Беркут" полетели коктейли Молотова. Тем более, что отец работал в правоохранительных органах: эти события для меня стали особой дикостью. Молодые ребята выполняли приказ вышестоящего руководства, никого не трогали, а просто стояли в оцеплении, стараясь сдержать разъяренную толпу, но толпа оказалась слишком неадекватной.
Помню, как в эфире одного из стримеров наблюдал ужасное видео, когда лежащему, уже беспомощному "беркутовцу" выкололи шилом глаз. И ладно бы это был единичный случай. Нет же – пытки над пленными на Майдане были само собой разумеющееся.
Так что я до последнего надеялся, что рано или поздно весь этот цирк шапито, а ведь иначе его не назовешь, наконец, разгонят. Но видимо кое-кому смелости не хватило. В итоге получили то, что получили: преступников у власти и пятый год полыхающую гражданскую войну. Таковы итоги майдана: Украина безвозвратно потеряла Крым и развязала бойню в Донбассе - с сотнями, тысячами убитых да искалеченных и миллионами беженцев.
РУССКИЙ КРЫМ
Русская весна для меня началась с Крыма. Лично участником крымских событий не был, но пристально наблюдал за ними по новостям в телевизоре и по впечатлениям моих знакомых.
После событий на майдане возвращение Крыма домой зародило в моей душе чувство надежды, что это счастье случится и с нами.
САКРАЛЬНАЯ "ИЗБУШКА"
С конца февраля во всех крупных городах Луганщины создавались народные дружины, предназначенные для охраны памятников, административных зданий.
1 марта начались митинги, на которые я ходил как на работу. Ключевым для меня стал захват здания (управления) СБУ (в Луганской области). Он прошел в буквальном смысле слова у меня на глазах, я в это время был в парке и думал, что все… началось и у нас. Но, в отличие от майдановцев, наши активисты все делали без какой-либо лишней агрессии. Зашли, без каких-либо жертв взяли под контроль и ждали.
Собственно, с 6 апреля "избушка" (вошедшее в обиход Луганска наименование здания управления СБУ в Луганской области) стала сакральным местом для всех сторонников России, а это были практически все луганчане. Именно оттуда Русская весна стала разрастаться на весь наш край.
НАШ РЕФЕРЕНДУМ
В итоге пришли к тому, что необходимо провести референдум. Тогда уже большинство определилось, чью сторону принимает. Мы заявили, что мы люди, полноценные граждане, мы хотим, чтобы с нами считались и учитывали наше мнение. И явка на референдуме все это продемонстрировала более чем наглядно. Я не знаю ни одного человека, ни одной семьи, где бы люди не голосовали. И все это происходило не под дулами автоматов, а по зову сердца, по горящему в груди желанию вернуться домой – в Россию!
Окончательной точкой невозврата для меня стало 2 июня. В тот день начался штурм погранотряда, и занятия в университете отменили. Мы с товарищами поехали посидеть в кафе в центре города у сквера имени Героев Великой Отечественной. Где-то в 14.50 мы вышли на улицу покурить, то есть фактически стояли через дорогу от здания администрации.
Пока общались, пролетел самолет, а за ним второй – и выпустил ракеты. Страшный, оглушающий грохот взрывов… Дальше я потерялся во времени. Было ощущение, что попал в какой-то американский боевик. Вокруг крики, плач, поваленные деревья, воронки от снарядов, тела людей.
В этот день я впервые увидел трупы на улице… простые люди, наши луганчане, стали первыми жертвами украинских карателей. Я побежал туда, вдогонку мне что-то стали кричать наши пацаны, но я все равно ринулся на место трагедии. Все происходило как-то машинально. Подбежал ближе. Первое, что бросилось в глаза, – лужи крови и изувеченные тела. И этот выворачивающий наизнанку запах гари… До сих не переношу. А когда слышу, то аж мурашки по коже.
Быстро приехала скорая. На крыльце администрации стали складывать тела тех, кому уже нельзя было помочь: руководитель военно-патриотического объединения "Каскад", ветеран-афганец, один из опытнейших поисковиков Украины, историк и общественный деятель Александр Гизай, занимавшая тогда пост министра здравоохранения ЛНР Наталья Архипова, специалист Пенсионного фонда Инна Кукурудза и другие.
Так, для кого-то точкой невозврата стала Одесса. Моя точка невозврата – 2 июня. Моя граница – та самая вереница воронок от авиаудара, ведущая к детской площадке. Мой потолок терпения – слезы родственников погибших. Поэтому, когда говорят про кондиционер, то хочется в рожу плюнуть. Я никогда не забуду этой страшной картины и никогда не прощу этого вероломного злодеяния.
ТРУПЫ НА "ПОЛТИННИКЕ"
После 2 июня наступило некое затишье… В основном угнетали бесконечные звуки артиллерийской канонады в районе Металлиста, Станицы. Под них со второй половины июня засыпали, под них просыпались. Уже даже на сирены переставали реагировать. В первое время как-то прятались, а потом уже шли себе спокойно.
Но когда 18 июля обстреляли перекресток на квартале 50 лет Октября, появились еще трупы гражданских, и опять все поблизости от меня. Я живу как раз на "полтиннике" (местное название квартала), и был в момент удара в районе клуба "Диско" (расположен в 300 метрах от эпицентра взрыва). Поэтому слышал это все очень сильно. И опять этот запах гари… Было ощущение, что он растянулся по всем восточным кварталам. Уже зайдя домой, я не мог сказать ни слова, а в носу все тот же запах.
РАЗМИНУТЬСЯ СО СНАРЯДОМ
Дальше уже последовала блокада, взятие город в кольцо, отключение света и воды. Весь август набирали воду на улице Смоленской. Даже сдружились со многими местными, которых раньше даже не замечал. В основном, конечно, старики остались, но и молодежи хватало.
А потом 10 августа обстреляли улицу Королева, район клуба "Диско", где была своего рода точка дозвона до уехавших родных и близких. От снаряда разминулся буквально в пару минут. Уже возле подъезда услышал, что замолчали птицы. Это был первый признак того, что начинается обстрел. Сразу на пол. За спиной разрывы снарядов. Обстрел закончился, и я пошел посмотреть, что случилось. Дошел до ресторана "Печь", а там под деревом женщина… Уже не дышит, вся в крови, оторвана рука и буквально на изнанку вывернуты щиколотки… Я не знал, как ее зовут, но мы часто встречались на Смоленской, когда набирали воду. Собственно, до сих пор не знаю ее имени, но эта жуткая картина была гораздо страшнее виденного ранее. Подъехала "скорая", ополченцы, женщину забрали. В итоге запретили всем звонить на "Диско"… Мол, по "пеленгу" ВСУ ведут обстрел.
КОГДА ХОЧЕТСЯ РЫДАТЬ
Вообще, когда 2014 год вспоминаешь, то рыдать хочется. Нет ни сигарет, ни денег. Продукты покупаешь только сегодня на сегодня, чтобы не пропали. В одной и той же воде моешься, убираешься в квартире, а потом смываешь в туалете. И, казалось бы, а за что это все нам было? За то, что свое мнение решили высказать и не смирились с навязываемыми нами неприемлемыми условиями – отказа от веры, языка, истории и своего мировоззрения?!
Спасибо России. Если бы не их конвои, не их всесторонняя помощь, то мы бы вообще не выжили. Помню 22 августа, как встречали первые белые КамАЗы - как приветствовали их…
ЖУРНАЛИСТСКАЯ СТЕЗЯ
В журналистику я попал уже в ноябре 2014 года. Как раз сразу после выборов. Редакций было немного, но все равно решил твердо идти в газету "XXI век". Их листовки были каким-то глотком информации летом 2014 года. За ними прямо очереди выстраивались, люди их копировали, давали соседям. И сегодня дома храню их.
Начинал с простых детских утренников, но всегда старался зацепить истории из страшного 2014 года. Сам же это все пережил и понимал, что народ уже понемногу возвращается, а они должны знать, что здесь происходило на самом деле. В итоге стал военным корреспондентом, освещал Дебальцево, ездил на все обстрелы по территориям. В общем, удавалось попадать в эпицентр событий.
Помню обстрел Стаханова, если не ошибаюсь в 2015 году, вместе с руководством Республики поехали туда. Посещая одного из пострадавших, услышал историю о том, как с неба падали голуби.
Потом освещение Дебальцевской операции. Я практически не вылезал с передовой в тот период. Приезжал поздно под вечер и старался написать материал. Всего и не упомнить уже, ибо много всякого было, включая случаи, как мы под обстрелы попадали.
За работу и серию очерков о наших ополченцах был награжден медалями, почетными грамотами, один раз стал "журналистом года".
Когда война перешла в политическую плоскость, то принял решение уйти в "Мир Луганщине". Сейчас тружусь в Министерстве труда и социальной политики ЛНР на должности пресс-секретаря, но все равно иногда пишу статьи в родной "XXI век".
ДЕГРАДИРУЮЩЕЕ БУДУЩЕЕ
Размышляя о будущем Украины, я серьезно сомневаюсь, что её политика как-то поменяется. Да, отрадно осознавать, что им все-таки удалось убрать (бывшего президента Украина Петра) Порошенко, но украинцы возлагают на (недавно избранного президента Украины Владимира) Зеленского слишком большие надежды. Украинский раскол длится уже не одно десятилетие, и один шоумен не переломит процессов системной деградации. Так что вполне возможно появление новых непризнанных республик, политических потрясений и социально-экономических катастроф. Так что дальше будет все только хуже и хуже.
ДОМОЙ В РОССИЮ
Что же касается Донбасса и ЛНР в целом, то у нас будущее одно – возвращение домой, в Россию. И для этого делается все возможное в наших обстоятельствах. Недавний указ (президента России Владимира Путина) об упрощении получения российского гражданства, бесконечные вереницы гуманитарки, политическая поддержка на международной арене. И это закономерно: другого пути у нас нет - наше будущее в Российской Федерации.
25 июня — Луганск

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: