Сегодня

Пять лет ЛНР. Профсоюзный лидер Константин Бутримов: "Остались с людьми, потому что чувствовали ответственность за них"

Пять лет ЛНР. Профсоюзный лидер Константин Бутримов: "Остались с людьми, потому что чувствовали ответственность за них"


О критической ситуации, сложившейся на машиностроительных предприятиях Республики в 2014 году, участии профсоюзных организаций в их возрождении, сегодняшнем состоянии и перспективах отрасли в рамках проекта "5 лет ЛНР: с Республикой в сердце" ЛИЦ рассказывает заместитель председателя Федерации профсоюзов ЛНР, председатель Общереспубликанского профсоюза работников машиностроения и металлообработки Константин Бутримов.
САМЫЙ БОЛЬШОЙ УДАР
– Константин Александрович, до войны вы возглавляли первичную профсоюзную организацию Стахановского вагоностроительного завода. И наверняка не понаслышке знаете, какой урон нанесли события 2014 года машиностроительным предприятиям Луганщины…
– Я возглавлял первичную профсоюзную организацию Стахановского вагоностроительного завода 12 лет, помимо этого, входил в состав областного профсоюзного комитета, так что вся работа была на моих глазах. Поэтому могу ответственно сказать, что тогда машиностроение было одной из самых процветающих и развитых отраслей нашего региона. Здесь работали такие крупные и успешные предприятия как Луганский тепловозостроительный завод, Стахановские вагоностроительный и машиностроительный заводы, "ЛугЦентроКуз имени Монятовского", завод "Маршал", многочисленные ремонтно-механические и многие другие предприятия. Продукцию наших машиностроителей знали и уважали не только на Украине – ее можно было увидеть по всему бывшему Советскому Союзу и даже в странах дальнего зарубежья.
Соответственно, и профсоюз работников машиностроения был, наверное, одним из самых масштабных и процветающих. Ведь только на "Лугансктепловозе" трудились более 15 тысяч человек, на Стахановском вагоностроительном заводе – 5,5 тысячи человек и так далее. Каждое предприятие обязательно поддерживало социальную сферу, это были детские оздоровительные лагеря, санатории, профилактории и многое другое. Мы постоянно общались с другими предприятиями отрасли, проводили шикарные совместные мероприятия, где каждая первичная профсоюзная организация показывала свою работу. И нам было, что показать! У нас было даже своего рода соревнование: кто больше оздоровит своих работников, их детей, кто проведет самые интересные конкурсы…
Но война внесла свои коррективы. И самый большой удар, наверное, пришелся именно по машиностроению. Потому что эта отрасль работала большей частью на экспорт своей продукции. К примеру, у Стахановского вагоностроительного завода из 100% заказов украинских было максимум 5%. 85-90% – это были заказы Российской Федерации. Остальные 10% – Казахстан, Туркмения, страны Прибалтики и дальнее зарубежье.
В связи с военными действиями у нас практически сразу приостановились все сертификаты, границы были закрыты. И все машиностроение, а также металлообработка полностью остановились. Кроме того, что мы в один момент потеряли рынок сбыта, процентов 70% собственников просто сбежали с предприятий, бросив своих работников на произвол судьбы. Они забыли, что у них есть какие-то обязательства перед людьми.
Стахановский вагоностроительный, увы, не стал исключением: в июле 2014 года вся его администрация уехала в один момент. А профсоюзная организация как работала, так и продолжала работать, мы остались со своими людьми, потому что чувствовали ответственность и за них, и за судьбу завода. И так было практически на всех предприятиях машиностроительной отрасли.
ВСЕ, ЧТО МОГЛИ
– Чем же занимались профсоюзы в этот сложный период, ведь предприятия не работали?
– Правового поля не было практически вообще. Был определенный промежуток, когда Украины здесь уже не было, но и официальных законодательных документов о деятельности профсоюзов ЛНР еще не было. Образовался своего рода вакуум, но профсоюзные активисты выходили на работу – бесплатно, по очереди. Мы прекрасно понимали, что бросать людей нельзя – их бросили украинские власти, бросили собственники. Если бы от них отказались еще и профсоюзы – на машиностроительных предприятиях можно было поставить крест. Мы потеряли бы специалистов – они просто разбежались бы, а профсоюзы лишились бы доверия как организация.
Мы занимались в тот момент всем, чем было возможно. Выдавали справки с места работы (хотя обычно этим занималась кадровая служба), чтобы люди могли оформить хоть какую-то материальную помощь, получить какие-то продукты питания. Кроме того, профсоюзные организации занимались поиском гуманитарной помощи для своих людей, ее получением и выдачей. И получали ее не только по линии Совета министров ЛНР, но и сами выходили с ходатайствами на Российскую Федерацию – на профильные профсоюзы Ростовской, Воронежской и других областей, на представителей православной церкви, на организации казачества. И все они откликались, охотно нам помогали, спасибо им большое за это. За счет этой гуманитарной помощи наши люди тогда выжили. Девять месяцев они не получали зарплату, собственник не платил ни копейки. Профсоюзные организации не давали людям остаться один на один с этими проблемами.
К примеру, мы обратились к представителям ростовского казачества, они нам помогали мукой. Мы привозили эту муку сюда и выпекали для людей хлеб, договорившись с одним из частных предпринимателей Стаханова, у которого была пекарня. Через день выдавали бесплатно горячий хлеб каждому работнику вагоностроительного завода. Это было на тот момент огромное подспорье людям!
Благодаря этому, я считаю, сохранилось и предприятие. Охранники, слесари, не получая заработной платы, но получая хотя бы гуманитарную помощь, оставались на своих рабочих местах. А производство у нас такое, что если оно остановлено, то потом восстановить очень сложно. Например, крановое хозяйство – если кран периодически не включать, не двигать, то через полгода он не двинется вообще. Были у нас и уникальные высокоточные станки, с которыми могла бы произойти аналогичная история. Специалисты выходили на работу и сохраняли оборудование, чтобы оно в любой момент могло заработать, а профсоюз помогал этим людям, как мог.
У нас возникла и еще одна проблема, когда собственники уехали: ранее заработанная зарплата на карточках вроде как и была, но банки на нашей территории закрылись. А у многих карточек срок годности истекал уже в июле-августе. Такой вот нонсенс: у человека есть честно заработанные деньги, а он не может их получить. Профсоюзы взяли на себя решение и этой проблемы. Мы меняли карточки на Украине, втайне возили их – по 300-400 штук. Это было небезопасно. Но в результате люди смогли получить свои деньги, которые заработали еще до войны.
НОВАЯ ЖИЗНЬ ПРОФСОЮЗА
– Когда был создан профсоюз работников машиностроения и металлообработки ЛНР?
– Наша общереспубликанская организация была зарегистрирована в ноябре 2015 года. И практически сразу же в общереспубликанский комитет профсоюза работников машиностроения и металлообработки ЛНР начали подтягиваться наши "старички" – те организации, которые были в составе отраслевого профсоюза до войны. На тот момент профсоюз возглавлял Виктор Абраменко. Это человек, который лично объехал все предприятия отрасли, для каждого нашел нужные слова и смог сделать так, что в наш профсоюз даже пришли новички. Именно Виктору Андреевичу удалось сохранить профсоюзную организацию машиностроителей. Сейчас он ушел на заслуженный отдых. А я возглавляю общереспубликанскую организацию почти два года.
В 2015 году стояла задача укрупнить этот профсоюз, потому что чем крупнее профсоюзная организация, тем больше силы и влияния она имеет. У нас получилось так, что в профсоюз машиностроителей вошли даже те предприятия, которые напрямую не относятся к отрасли. Ведь, по закону "О профсоюзах" ЛНР, каждая профсоюзная "первичка" сама определяется, в какую республиканскую отраслевую организацию она войдет. Для этого изучается устав, деятельность того или иного профсоюза. Так вот, в наш профсоюз вошли ГУП "Луганскстандартметрология", Луганский химфармзавод (как производитель лекарств и медицинских препаратов), транспортная компания "Праймтранс компани", которая занимается железнодорожными перевозками, два учебных заведения – стахановские колледж технологий машиностроения и машиностроительный техникум, институт "Гипромашуглеобогащение". Все они приняли решение прийти в наш профсоюз, и мы этому очень рады.
СПАСАЯ ПРЕДПРИЯТИЯ
– Как удалось найти выход из тупика, в который попали предприятия отрасли в результате военных действий?
– Самым тяжелым периодом для машиностроителей оказались 2014-2015 годы. Собственники уехали, а любому предприятию, как ни крути, нужен руководитель, определенная выстроенная структура. Поэтому в 2015 году руководством ЛНР было принято решение о введении временных администраций на тех предприятиях, которые остались без собственников.
Первая временная администрация была введена на Стахановском вагоностроительном заводе. И инициаторами этого процесса стали первичная профсоюзная организация и Федерация профсоюзов ЛНР. Мы собрали митинг, на который пришли не менее 700 человек (это в тот момент, когда на заводе работали до 100 специалистов). Народ тогда очень переживал за свое предприятие, рядом стреляют – а люди на митинг пришли. На нем присутствовали депутаты Народного Совета, представители Совета министров, руководство Министерства промышленности и Федерации профсоюзов ЛНР. Тогда общим голосованием люди приняли решение о введении временной администрации. Но вначале мы обратились к собственнику с вопросом, не планирует ли он возвращаться на предприятие. Дали ему две недели на размышление, но, увы, собственник так и не откликнулся.
Тогда первичная профсоюзная организация собрала конференцию трудового коллектива, где и было принято окончательное решение о введении на заводе временной администрации. Людям было дано право самим выбрать руководителя предприятия. Единогласно на эту должность был избран Валерий Шапарь, человек, который прошел трудовой путь от мастера до директора по производству.
Такие же временные администрации в отрасли машиностроения были введены на Луганском ремонтно-механическом заводе, Луганском химфармзаводе, Свердловском машиностроительном заводе. Ввод временных администраций тогда дал толчок для того, чтобы предприятия начали оживать. И производство стало подниматься! В 2016 году предприятия заработали – да, это были не довоенные мощности и даже не основная продукция, но это были запчасти к вагонам, тепловозам, горно-шахтному оборудованию и многое другое. Главное – машиностроение начало дышать.
Уже в 2017 году понемногу заработали практически все предприятия машиностроения и металлообработки. А в настоящий момент некоторые из них вышли даже на довоенный уровень. Например, "Лугцентрокуз имени Монятовского" в конце прошлого года продемонстрировал практически довоенные показатели. В основном, это кузнечное производство. Они вообще молодцы, планируют еще наращивать объемы, говорят: мы можем!
Сейчас в наш профсоюз входят 19 предприятий и учреждений, это около 3,5 тысячи человек. Мы работаем еще с четырьмя предприятиями, уже встречались с их руководителями, готовим встречи с трудовыми коллективами. И, я думаю, скоро они вольются в наш профсоюз.
ПРИОРИТЕТ – ИНТЕРЕСЫ ЛЮДЕЙ
– Что вам удалось сделать за это время?
– 5 мая 2018 года мы заключили отраслевое соглашение. Для рабочего человека это немаловажно, потому что такое соглашение является фундаментом для дальнейшего создания коллективного договора, в котором оговариваются все социальные, экономические и другие гарантии для работника, а также обязанности работодателя на конкретном предприятии. Отраслевое соглашение мы подписали с Министерством промышленности и торговли и объединением работодателей промышленных предприятий ЛНР. В документе оговорены все моменты – от приема на работу до увольнения, высвобождения работника. Мы постарались ввести в отраслевое соглашение даже те положения, которые не оговорены в Трудовом кодексе. Это льготы, предоставляемые сверх тех, которые уже законодательно утверждены. Документ подписан на три года.
Сейчас мы работаем со всеми предприятиями по заключению коллективных договоров. Ездим на каждое из них, общаемся с работодателями, с трудовыми коллективами, помогаем каждому предприятию создать свой колдоговор, который не был бы шаблонным. Стараемся сделать каждый договор специфичным, с учетом особенностей того или иного предприятия или учреждения. Проводим консультации, семинары, на которых обучаем наших членов профсоюза, как правильно составлять коллективные договоры, что нужно в них обязательно обозначить. Занимаемся с нашим профактивом также вопросами правовой и социальной защиты и многими другими. Приглашаем на такие семинары и представителей профильных министерства и ведомств.
Кроме того, отраслевой профсоюз представляет интересы своих работников на всех уровнях. Если по какой-то проблеме не находим понимания с работодателем, обращаемся в профильное министерство. Не получается и там – выходим на прокуратуру, на суды, обращаемся к главе Республики, Совету министров, депутатам Народного Совета. Профсоюзная организация имеет право отстаивать интересы человека труда на всех уровнях – и мы делаем это.
– А занимаетесь ли организацией летнего отдыха для членов профсоюза и их детей?
– Конечно. Сейчас организовывается отдых за счет Фонда социального страхования по временной потере трудоспособности и связи с материнством ЛНР, но мы понимаем, что всех желающих охватить этими путевками просто невозможно. И многие профсоюзные организации берут на себя еще и приобретение путевок на оздоровление своих людей и их детей. В Трудовом кодексе и в нашем генеральном отраслевом соглашении есть соответствующая статья о средствах на культурно-массовую, оздоровительную и спортивную работу. Работодатель перечисляет на профсоюзный комитет сумму по данной статье – это целевые деньги, а профсоюзная организация приобретает на них путевки.
Мы вели переговоры с турагентами, ездили в Республику Абхазия и договорились, что определенные профилактории там будут для наших членов профсоюза и всех членов их семей предоставлять скидки от 20 до 25%.
Кроме того, удалось договориться с несколькими турфирмами в Луганске, которые являются представителями российского туроператора, что для членов нашего профсоюза при покупке путевок тоже будут определенные скидки. И многие наши работники уже поехали на отдых с такими скидками.
Естественно, занимаемся и оказанием материальной помощи, причем на каждом предприятии определяют для себя, в каких именно случаях она оказывается. И таких случаев много – рождение ребенка, похороны близкого родственника, свадьба работника предприятия или его болезнь и многое другое.
Помимо этого, наши "первички" еще занимаются благотворительной помощью. Например, профсоюзная организация "Луганскстандартметрологии" ежегодно оказывает помощь детскому дому в Луганске. Даже в самые сложные времена, когда было тяжело самому предприятию, о детях они не забывали.
НОВЫЕ СТАРЫЕ СВЯЗИ
– Поддерживаете ли контакты с украинскими коллегами?
– Да, регулярно общаемся по телефону, в соцсетях. И убеждаемся, что с каждым годом их отношение к происходящему меняется. В 2014 году во многих вопросах было определенное непонимание. В 2015-м даже наблюдалась некая агрессия. А сейчас они видят, что у нас все совсем не так, как описывают СМИ. Ведь, к счастью, есть интернет. Как бы их ни обманывали, как бы ни ломали их понимание, народ ведь все видит, там тоже есть умные грамотные люди. Многие переживают, когда ВСУ обстреливают наши города, звонят: "Как вы там, никто ли не пострадал?". Так что украинские коллеги внимательно следят за тем, что у нас происходит, а многие поддерживают нас.
С НАДЕЖДОЙ НА ЛУЧШЕЕ
– А с российскими профсоюзами сотрудничество наладили?
– С российскими коллегами, профильными профсоюзами мы сотрудничаем очень тесно, постоянно встречаемся. Это профсоюзы машиностроителей Московской, Ростовской, Воронежской и других областей России. Они приезжают на многие наши мероприятия, оказывают нам огромную помощь – и по обучению профактива, и в вопросах оздоровления, и в предоставлении новогодних подарков для наших детей, и во многом другом.
Я очень надеюсь, что благодаря активным интеграционным процессам с Российской Федерацией наше машиностроение со временем вернется на тот уровень, который был раньше. Предпосылки к этому есть. На наших предприятиях осталось хорошее оборудование, уникальные специалисты, да и многие из тех, кто уехал, хотят вернуться. Пока проблема заключается в сертифицировании нашей продукции, но я думаю, что она будет решена. И тогда машиностроение Республики задышит полной грудью, а продукция наших предприятий вновь будет востребована.
06 июля — Луганск

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: