Сегодня

Крымчанка просит вывезти из Сирии обращенную в ислам дочь

Крымчанка просит вывезти из Сирии обращенную в ислам дочь

Фото предоставлены Татьяной Шматовой
Екатерина Шматова и ее муж Сергей — крымчане из благополучных семей. Сергей закончил харьковскую академию МВД, Екатерина - факультет туризма в Симферополе. Сергей попал под вербовку исламистов из запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ еще в 2006 году. Девушку завербовали, когда она поступила в аспирантуру в Харькове: приехав оттуда, она сообщила родным, что приняла ислам. В 2008 году игиловцы свели в Симферополе уже обращенных в ислам Екатерину и Сергея, чтобы больше их не отпустить.

Мама Екатерины Татьяна Шматова живет в Мисхоре. По ее словам, узнав, что дочь приняла ислам, она пыталась бороться: девушку запирали дома, пытались не давать общаться с вербовщиками. Но спустя какое-то время родные поняли, что если применять такие методы, то Екатерина может покончить с собой.
«Однажды отец забрал все ее хиджабы, но потом мы осознали, что это все бесполезно. Она ударила себя в грудь и сказала: «Мама, ты не знаешь, как мне там хорошо», — вспоминает Татьяна. — Мы приняли решение отпустить ее».
В 2008 году, чтобы отвлечь дочь от ислама, родители купили ей билеты в Прагу. В Симферополе, когда 22-летняя Екатерина ждала поезда в Киев, откуда стартовал экскурсионный тур, вербовщики познакомили ее с Сергеем из Ялты, принявшим ислам в 2006 году. На вокзале в Киеве девушку также встретили связные с террористами люди, сопровождавшие ее до отправки в Прагу. С тех пор, говорит мать, хиджаб на людях Екатерина Шматова уже не снимала.
Сергей ждал новую знакомую в Крыму. «Они сыграли на тяге к семейным ценностям, что мужчина должен быть рядом с женой не пить, не гулять, — делится Татьяна. — Уже после поездки, после нескольких встреч с Сергеем Катя сообщила, что выходит замуж».

Противиться браку Шматовы не стали, да и понимали, что бесполезно. Родители Екатерины надеялись, что вместе с семьей Сергея общими силами они смогут вытянуть молодых людей из религиозной ловушки. Екатерина и Сергей путешествовали, общались с православными священниками, психологами, но радикальные исламисты не отпускали их, и все принятые методы срабатывали лишь на короткое время.
Через год после свадьбы у пары родился первенец — Микаэль. Радикалы ослабили хватку: Екатерина и Сергей стали идти на контакт с родителями и знакомыми. Но оказалось, это была лишь передышка.

«Появлялись просветы, на время беременности и родов, появлялось ощущение, что они спасены, — говорит Татьяна. — Катя даже однажды пришла на юбилей к отцу не в хиджабе, а в сарафане, только представьте, как мы обрадовались. Но потом все началось по новой». Когда через три года родился Адам, история повторилась: радикальные исламисты отдалились, но упущенное время, чуть позже наверстали с лихвой.
В 2013 году Сергей и Екатерина молча собрали детей, вещи и покинули свою квартиру в Ялте и отправились в Донецк - там их ждали новые загранпаспорта и поездка в Турцию. За день до побега Екатерина позвонила маме и предложила прогуляться по набережной.
«Я тогда не понимала, что это так она со мной прощается, — рассказывает Татьяна. — А на следующий день мне позвонила сваха и сказала, что квартира пустая и они съехали. Никто не знал, куда».
Шматовы обращались в СБУ, в украинскую полицию, но везде слышали почти один и тот же ответ: ее дочь взрослая и сама вправе решать, как и где ей жить. Стоит отметить, что при Украине вербовщиков из радикальных исламских сект в Крыму было много, и часть из них – например Хизб ут-Тахрир – были легализованы.
Через некоторое время родители получили от дочери смс-сообщение. Она написала, что находится в Турции, у нее все хорошо и попросила родителей не искать ее. Следы Екатерины надолго затерялись. Лишь через несколько лет вновь пришло сообщение: у Екатерины с Сергеем родилась дочь Ася, они находятся в Сирии.
Информацию о новой жизни дочери Татьяна Шматова собирала по крупицам. В 2019 году Екатерина вновь объявилась — в апреле пришло смс: «Мама, забери меня!».
Выяснилось, что в марте этого года Сергей погиб. Через неделю после его смерти, 18 марта, когда Екатерина вместе с детьми бежала от боевиков из города Багуз в лагерь «Аль Холь», войска западной коалиции во главе с США нанесли по боевикам авиаудар, Екатерину ранило в голову. С тех пор она не знает, где ее дети.
«Ее ранило в область виска, она то приходила в сознание, то его теряла, — рассказывает Татьяна. — Говорила, что слышала голоса своих мальчишек, но когда очнулась, их уже рядом не было. С поля боя ее вывезли в лагерь «Аль Холь», там ее нашла русская девочка, которая, как и Катя, приняла ислам. Она за ней ухаживала и смогла привести ее в чувство, в когда в ране завелись черви, она смогла упросить, чтобы Катю прооперировали».
Почему Екатерина до этого времени не могла покинуть лагерь боевиков вместе с детьми, Татьяна не знает, но предполагает, что даже после смерти зятя на дочь оказывалось давление.
Уже при России Шматовы обращались во все возможные инстанции. По словам Татьяны, в отличие от украинских государственных ведомств, российские идут на контакт, но механизмов для возвращения дочери домой не хватает. Недавно встревоженная мать попросила вмешаться в ситуацию главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова, и тот откликнулся.
По поручению Кадырова из лагеря «Аль Холь», куда свозят детей и жен боевиков, раненную крымчанку вывезли курды. Сейчас Екатерину Шматову повторно прооперировали в больнице Эль-Хасака, но из-за упущенных четырех месяцев состояние женщины тяжелое.
«Требуется еще одна операция, так как начался абсцесс мозга, и в Сирии такую высококвалифицированную помощь оказать не могут. Единственная возможность ее спасти — экстренно вывезти в Россию», — говорит мать.
К спасению крымчанки и ее детей подключилась правозащитница, член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова. По ее словам, в подобных «Аль Холю» лагерях находятся тысячи россиян, в том числе женщин и детей. По запросам родственников, которые, как и Татьяна Шматова, ищут своих детей и родных, сформированы списки. В них значатся около 3,5 тыс человек. Заявления о помощи поступают практически ежедневно. Практика, когда женщин и детей возвращали домой, в РФ уже есть, заявила правозащитница в интервьютелеканалу RTVI. Только недавно в РФ смогли вернуть 35 детей, чьи мамы были осуждены в Ираке пожизненно. Курды согласились вернуть их без определенных условий.

Сейчас информации о Мише, Адаме и Асе, у Шматовых нет, но они всем сердцем надеются, что внуки живы и смогут вернуться домой — в российский Крым. «Я очень благодарна Рамзану Кадырову и Хеде Саратовой за их помощь, — плачет Татьяна. — Я прошу власти страны и власти Крыма не проходить мимо нашей беды, мы все граждане России, это наши дети и внуки. Я прошу найти их и вернуть нам. Дети будут благодарны великой державе, если подарит им шанс жить как нормальные люди, без понимая, что убить их могут в любой момент».
Юлия Соколова

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: