Сегодня

Вашингтон объявил, что В«крымский вопросВ» будет вечным

Вашингтон объявил, что В«крымский вопросВ» будет вечным
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС
Госсекретарь США Майк Помпео объяснил, почему Вашингтон отказался признавать Крым российским, но при этом признал Голанские высоты израильской территорией.
По словам госсекретаря, есть набор международных норм и понятий, есть фактические обстоятельства, которые им противоречат, кроме того, в мире есть много «спорных мест», и «у каждого есть свои фактические обстоятельства».
«Там, где эти нормы выстраиваются, мы должны признать их», — подчеркнул он.
При этом Помпео не уточнил, какие именно обстоятельства сыграли для Вашингтона решающую роль в случае с Крымом и в случае с Голанскими высотами.
Напомним, суверенитет Израиля над Голанами, сирийской землей, Вашингтон признал 25 марта этого года, вызвав осуждение мировой общественности. Президент России Владимир Путин, в частности, подчеркнул, что действия Вашингтона противоречат резолюциям Совбеза ООН.
Присоединение Крыма к России также было встречено шквалом критики. Можно ли сравнивать эти ситуации?
— В чем-то можно и сравнить, конечно, — считает обозреватель МИА «Россия сегодня» Владимир Корнилов.
— Хотя коренная разница заключается в том, что в Крыму за присоединение к России проголосовало подавляющее большинство населения, а Голанские высоты были попросту захвачены силой в ходе военной кампании. А сравнить можно позицию США по этим вопросам (как и по Косово) с тем, чтобы выявить двойные стандарты Вашингтона по отношению к международному праву.
Своим заявлением Помпео лишний раз подчеркивает тот факт, что для США не существует никаких ограничений во внешней политике, в том числе, не являются таковыми и нормы международного права. И история здесь совершенно не при чем.
— Если бы речь шла не о России и Украине, как бы отреагировали бы США? Если бы вообще речь не шла об их союзниках?
— Мы видим, что США во внешней политике всегда руководствуется старым принципом «друзьям — все, врагам — закон». Достаточно вспомнить, как Вашингтон и его западные союзники закрывали глаза на военные преступления своих союзников в Югославии (хорватов, косоваров и др.) и нещадно бомбили сербов по любому поводу. Украинцам тоже многое готовы простить, пока они «воюют против России», но гневно бьют по рукам, если те позволяют себе вмешиваться в американские выборы или посягают на права поляков или венгров.
— Помпео говорит, что в мире есть много «спорных мест» и разных обстоятельств. Не приведет ли эта политика к очередным случаям нарушения норм? И где, например?
— США иначе и не умеют. Мы же видим, как они чихали на международное право, когда напали на Ирак или — более свежий пример — когда признавали «президентом Венесуэлы» своего марионетку там. Я не исключаю, что в случае обострения отношений с Китаем Вашингтон пойдет на признание независимости Тайваня, который и без того де-факто признается американцами.
— Признание Крыма или Голан что-то меняет?
— Тут нужно понимать, что официальное признание принадлежности части какой-то страны не требуется. Например, мало кто знает, что Фолкленды не признаны частью Великобритании теми же США. Что не помешало американцам выступить на стороне Лондона во время Фолклендской войны. То есть Россия может нормально выстраивать свои отношения с разными странами, которые нигде официально не будут заявлять о признании или непризнании Крыма российским. Точно так же, как признание Голанских высот израильскими не изменило в корне взаимоотношения США с арабскими странами. Никто за это санкций не вводил, ограничились лишь возмущениями в прессе.
— О признании итогов общекрымского референдума 2014 года или об одобрении присоединения полуострова к России заявляли официальные лица нескольких государств, в основном, находящихся в сложном международном положении (в том числе, Сирия, КНДР, Венесуэла), — напоминает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.
— Не исключено, что подобные заявления прозвучат со временем от руководителей или дипломатов некоторых других государств, например, в рамках пакета ответных мер на оказание масштабной поддержки со стороны России. Заявление или, тем более, официальное решение о признании суверенитета государства над территорией, которая не признается подавляющей частью мирового сообщества — это тоже политический «товар».
Если руководство самой Украины не откажется от претензий на полуостров (а это вряд ли произойдет в ближайшем будущем) или несколько влиятельных держав не будут нуждаться в поддержке России настолько, что вопрос о принадлежности Крыма станет частью пакета ответных уступок, (такой ситуации пока не просматривается), то подавляющая часть государств в этом вопросе не будет занимать сторону Москвы. Но при этом некоторые «держат в уме», что уступку когда-нибудь можно «продать Москве подороже».
По мнению историка, публициста, постоянного эксперта Изборского клуба Александра Дмитриевского, сколько бы мы ни пытались объявить вопрос Крыма раз и навсегда закрытым и не подлежащим обсуждению, желающие пересмотреть итоги событий марта 2014 года всегда найдутся.
— Тем более что история не раз доказывала одну простую истину: Крым принадлежит тому, кто контролирует междуречье Дона и Днепра в полосе от морского побережья до рек Орель и Северский Донец. Это к тому, что только установление российского контроля над вышеназванным плацдармом сможет раз и навсегда поставить точку в споре о принадлежности Крыма.
— Как понимать слова Помпео про «реальность на землю и историю»?
— Проблема в том, что тех, у кого были претензии на Крым — слишком много, ведь полуостров представляет собой важный в военном отношении плацдарм. Помню как в перестроечные годы то ли академик Лихачёв, то ли академик Сахаров, на вопрос о том, кому должен принадлежать Крым, очень туманно ответил: «Тем, чьи могилы древнее…». Знатоки Крыма без труда поймут, что намёк был отнюдь не на Элладу, и даже не на Турцию… И подобные этим заявления мы услышим ещё не один раз.
— Насколько сравнимы ситуации в Голанах и в Крыму?
— Голаны для Израиля — не только военный плацдарм, но источник пресной воды: это самый холодный уголок Израиля, зимой там несколько месяцев стабильно лежит снег. Для тех, кто не знает: в Израиле всего четыре (!) реки, которые не пересыхают в летний период, и все они берут начало на Голанах, а земледелие на всей территории Палестины может быть исключительно поливным. Для страны, находящейся во враждебном окружении, и более того — никогда не дружившей с прежним хозяином Голанских высот — Сирией, вопрос Голан, по сути, равнозначен вопросу продовольственной безопасности, плавно переходящему в вопрос выживания.
Ну а там, где речь идёт о выживании — там рано или поздно дело дойдёт до неприкрытого разбоя. Понятное дело, что Соединённым Штатам совсем не хочется, чтобы их ближайший союзник на Ближнем Востоке загнулся, поэтому Вашингтон будет оправдывать любые действия Тель-Авива.
А насчёт сравнимости ситуации с Крымом… Ответьте, пожалуйста, на вопрос: куда делись те, кто населял Голаны до того, когда туда пришли израильтяне? Правильно, эти люди в большинстве своём покинули родные места. А куда делись те, кто населял Крым в 2013 году? Правильно, продолжают жить там же, где и жили…
— Не приведет ли политика «двойных стандартов» США в этом вопросе к тому, что нормы будут нарушаться повсеместно?
— «Двойные стандарты» — это главный повод для нарушения международных норм. Если с точки зрения США то же самое Косово может бороться за самоопределение, а Южная Осетия даже не смеет об этом помышлять, то где здесь справедливость? И почему тогда бороться за самоопределение могут только те, кто находится в фарватере внешней политики Вашингтона, а все находящиеся за её пределами моментально становятся «террористами-сепаратистами»? Так вот, дядюшка Сэм стареет, рука его потихоньку ослабевает, и это значит, что в мире число недовольных будет только расти…
— Кстати, какие еще точки в мире могут стать предметом подобных противоречий в обозримом будущем?
— Я бы поставил вопрос иначе: а много ли в мире мест, которые не станут предметом таких вот противоречий? Если посмотреть историю взаимоотношений разных стран, историю того, как формировались территории и как прочерчивались границы, то сложнее найти место, которое нельзя поджечь, чем то, откуда можно раздуть вселенский пожар. И остаётся только молиться, чтобы грядущий передел обошёлся без войны, которая достаточно быстро отбросит человечество лет на 200−300 назад, или просто уничтожит.
Дмитрий Родионо

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: