Сегодня

Украина уже празднует победу в В«газовой войнеВ» с Россией

Украина уже празднует победу в В«газовой войнеВ» с Россией

Киев будет договариваться с Москвой о газе дальше, но возможно — на фоне «газовой войны». Так переговоры в Париже в «нормандском формате», затронувшие и газовую тему, прокомментировал премьер-министр Украины Алексей Гончарук.
«Мы достигли своей цели в газовом вопросе — вывели вопрос транзита газа за пределы обсуждения ситуации в Донбассе. Не договорились о контракте, но этого и не должно было состояться в Париже. Украина будет договариваться о газе дальше, возможно, просто, — с „газовой войной“. Но мы полностью готовы к этому: наши хранилища наполнены, нашу логику поддерживают ЕС и решение Стокгольмского арбитража, а „Северный поток-2“ не достроен», — написал он на своей странице в Facebook.
Он также подчеркнул, что Украине нужен долгосрочный газовый контракт.
Еще более оптимистично прокомментировал результаты переговоров президент Украины Владимир Зеленский. По его словам, вопрос «удалось разблокировать», и теперь на уровне советников будут обсуждаться детали. В частности, удалось снять вопрос о компенсации 3 миллиардов долларов по решению Стокгольмского арбитража — Киев согласен получить ее газом. При этом он отметил, что выросла вероятность подписания транзитного контракта на выгодный для Украины срок в 10 лет.
Напомним, первый за три года саммит лидеров стран «нормандской четверки» завершился в Париже в ночь на вторник. После встречи глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев сказал, что, по его информации, Москва и Киев не достигли никаких договоренностей, а исполнительный директор компании Юрий Витренко заявил, что стороны «договорились продолжать договариваться».
Позже Витренко написал, что президент Владимир Зеленский на переговорах с Россией о транзите газа в ходе «нормандского» саммита был «жестким».
Судя по оптимизму Зеленского, он считает, что Украина близка к разрешению спора в свою пользу. Только непонятно, на чем этот оптимизм основан.
— Хоть Зеленский и назвал результат переговоров в Париже ничьей, Меркель именно Путина определила победителем саммита, — считает заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.
— И сделала это с тяжелой миной на лице. Для украинского президента подобная оценка, данная главным европейским покровителем Украины, означает одно: Европа разочаровалась в Зеленском. Транзит газа — единственный козырь, который до ввода в строй «Северного потока-2» еще остается на руках у Украины в споре с Россией. Но это и самое неприемлемое для Европы антироссийское «оружие», потому что напрямую затрагивает интересы европейских потребителей.
Ожидать яростной поддержки со стороны Европы украинской позиции по газу накануне окончания контракта было бы наивным. Зеленский поздно спохватился. Но он вынужден хвататься за эту соломинку еще и потому, что иначе будет выставлен оппозицией перед избирателем в невыигрышном свете, как прогнувшийся перед Путиным и сдавший интересы страны. Шантаж и угрозы в адрес России позволяют прикрыться, оградить себя от обвинений со стороны политических противников.
«СП»: — Какова вероятность новой «газовой войны», и кто от нее больше пострадает?
— От «войн» с транзитером всегда страдает конечный потребитель. В данном случае это Европа. И именно Европе сейчас придется делать все для того, чтобы «газовой войны» не случилось. Уверен, что эти вопросы поднимались на встречах Путина с Меркель и Макроном, и они нашли какой-то совместный механизм предотвращения кризиса.
«СП»: — По словам Гончарука, Киев достиг своей цели в газовом вопросе — вывел тему транзита за пределы обсуждения ситуации в Донбассе. Транзит кто-то пытался увязать с Донбассом?
— Именно Украина и рассчитывала завязать в этих переговорах все в один узел. Не вышло. И, делая хорошую мину при плохой игре, Гончарук теперь пытается выдать поражение за победу, заявляя, что тем самым разрушены коварные планы России.
Готова ли Украина к зиме без российского газа, покажет только время. Но расчет на поддержку со стороны ЕС, как я сказал выше, выглядит, как минимум, странным. И юридические аспекты здесь ни при чем. Кто прав с точки зрения Стокгольмского арбитража — «Газпром» или «Нафтогаз» — это вопрос бизнеса, вопрос отношений между хозяйствующими субъектами, вопрос правового регулирования этих отношений.
Но у политиков другая логика. Политики нередко вынуждены принимать решения, противоречащие логике бизнеса. Их к этому побуждают интересы избирателей. Избирателя мало волнует кто прав, а кто виноват в каком-то там хозяйственном споре, главное, чтобы были обеспечены его права, в частности, зиму он провел в тепле. Именно поэтому, кстати, не всякий бизнесмен способен стать политиком. Так вот, если Европа по вине Украины зимой лишится российского газа, Киеву не удастся спрятаться за решениями Стокгольмского арбитража.
«СП»: — Зеленский после переговоров был оптимистичен: газовый вопрос разблокирован и теперь остается обсудить детали.
— Разблокирован переговорный процесс по Донбассу. А по газу он, по-моему, и не прекращался. Но даже если и по газу именно разблокирован — это не значит, что решен. Чёрт всегда кроется в деталях, тем более если эти детали — цены и объем, то есть самое важное, что есть в любом договоре.
«СП»: — Как думаете, будет ли контракт подписан до конца года? И в каком виде?
— Даже если новый контракт не будет подписан до Нового года, мне почему-то кажется, что транзит продолжится. Атмосфера, в которой проходила встреча в Париже, вселяет осторожный оптимизм, свидетельствуя, что Европа заинтересована в диалоге Украины и России. Так что Европе стоит постараться и склонить Зеленского к конструктивным переговорам и по газу, а до той поры удерживать Киев от неосторожных действий. Это в интересах самой Европы. Со своей стороны, Россия всегда готова к диалогу и разумным компромиссам.
— Все заявления украинской стороны в контексте газовых переговоров — это если и не шантаж, то попытка разговаривать с «Газпромом» с позиции силы, — уверен эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.
— Вообще, в последнее время у украинских политиков, экспертов и журналистов появилась новая идея-фикс: Россия нуждается в заключении нового транзитного договора больше, чем Украина. Она уже загнана в угол — нужно её добивать. Гончарук, видимо, тоже так считает. Но он или ничего не понимает, или пытается делать хорошую мину при плохой игре.
«СП»: — Гончарук утверждает, что они готовы к зиме, хранилища полны газом. Кстати, чей этот газ? Их или транзитный?
— Хранилища действительно заполнены. Не под завязку, но в теории этих объемов достаточно, чтобы пройти отопительный период. Почему в теории? Потому что на практике никто не знает, как будет работать украинская газотранспортная система в случае полной остановки транзита. Энергоэксперты предрекают серьезные трудности с энергоснабжением юго-восточных регионов Украины, но это отдельная тема.
Вы задаете правильный вопрос о принадлежности газа. Не совсем корректно говорить, что Украина накопила рекордные объемы газа. Накопила не Украина, а украинские подземные хранилища. И часть этого «голубого топлива» принадлежит иностранцам.
Когда запасы перевалили за 20 миллиардов кубов, «Укргаздобыча» отчиталась, что примерно 6,7 миллиарда принадлежит иностранным трейдерам, которые просто пользуются услугами ПХГ. Наверное, украинский потребитель может рассчитывать на этот газ: на пике спроса его начнут распродавать. Но в случае отсутствия транзита и энергодефицита в Европе цены будут просто космические. Откуда деньги брать?
К тому же, весь газ выкачивать нельзя. Чтобы система работала стабильно, в ней нужно оставить несколько миллиардов кубов. Поэтому «полную боевую готовность» Украины к прохождению отопительного периода даже без нового транзитного контракта можно поставить под сомнение.
«СП»: — Какова структура пресловутого реверса? Они получают газ от Европы обратно или покупают газ, уже находящийся в трубе? Насколько судьба реверса зависит от транзита?
— Реверс неслучайно называют виртуальным. По факту никакого «европейского» газа Украина не получает: его отбирают из трубы, а по бумагам эти поставки проходят через словацкие, венгерские, польские «прокладки». Руководство «Нафтогаза» на этих схемах нагревает руки. И коррупционная маржа — одна из причин, по которой Коболев и компания явно не заинтересованы в прямых поставках газа из России. При прямых поставках трудно придумать какие-то прибыльные схема.
Понятно, что без транзита через территорию Украины виртуального реверса не будет. Тогда его придется заменять реальным, то есть качать газ из Европы. Здесь возникают вопросы чисто технического характера, связанные с готовностью газовой инфраструктуры работать в таком режиме, и вопрос цены. Повторюсь, без продолжения транзита цены в Европе резко пойдут вверх. Украинские бытовые и промышленные потребители рискуют это почувствовать.
«СП»: — А насколько Европа готова к срыву транзита и газовой войне?
— Европа тоже накопила внушительные объемы газа в своих ПХГ. Отчасти это было осознанное решение, вызванное опасностью срыва газовых переговоров между Киевом и Москвой. С другой стороны, ценовая конъюнктура из-за проседания рынка в Азиатско-Тихоокеанском регионе была очень благоприятной: и СПГ, и трубопроводный газ сильно подешевели. Из-за этого «Газпром» в уходящем году недосчитался прибыли, но он все-таки работал на уровне рентабельности. А поставщики СПГ ушли в минус: по оценкам экспертов, с каждой тонны реализованной продукции они теряли примерно 100 долларов.
В трехсторонних переговорах в последние месяцы Европа чувствовала себя достаточно уверенно. Напомню, что поляки осенью добились искусственного ограничения сухопутного отвода первой нитки «Северного потока». Эпизод весьма показательный, хотя и не факт, что сильные морозы при отсутствии украинского транзита не заставят ЕС использовать обходной трубопровод на полную мощность.
Теоретически Европа может вообще отказаться от сотрудничества с «Газпромом», который сегодня занимает примерно треть её газового рынка. Вопрос диверсификации поставок уже решен: российские трубопроводный газ можно заменить катарским, американским, норвежским или российским же СПГ. Но это очень дорогое удовольствие. Только в извращенных фантазиях главы польской PGNiG Петра Возняка американский сжиженный газ на 30% дешевле, чем продукция «Газпрома». Немцы, к примеру, деньги считать умеют: планы строительства СПГ-терминала в Германии пока существуют только на бумаге, а вторая нитка «Северного потока» заработает уже в следующем году. Не берусь судить, готова ли Европа раскошелиться на «газовую» войну, но для неё это тоже нежелательный сценарий.
«СП»: — Зеленский после переговоров заявил, что газовый вопрос разблокирован. При этом он отметил, что выросла вероятность подписания транзитного контракта на выгодный для Украины срок в 10 лет. Откуда такой необоснованный оптимизм?
— Думаю, Зеленский особо не вникал в тонкости газовых переговоров. После встречи лидеров «нормандской четверки» он просто был заинтересован в том, чтобы продемонстрировать успех переговоров. Поэтому в его интерпретации «все ОК».
Насколько я помню, о возросшей вероятности подписания долгосрочного контракта Зеленский не говорил. Его позиция следующая: мы хотим 10 лет, Россия — 1 год, а компромисс где-то посредине. Это разумный подход. Если по тарифам и объемам стороны будут придерживаться такого же принципа — найти решение где-то посредине — то вопрос можно решить. Вопрос выплаты долга по решению Стокгольмского арбитража повис в воздухе. Трудно сказать, насколько компромиссным в «Газпроме» считают вариант компенсации путем поставок газа. Но упираться в требование списать все долги Москве явно не стоит — это тупик.
«СП»: — Можно ли ожидать, что новый контракт теперь все же подпишут?
— Пока что нет оснований говорить, что встреча в Париже приблизила стороны к заключению контракта. Информация о якобы заключенных предварительных договоренностях между Путиным и Зеленским — всего лишь домыслы. Хотя мы не знаем, что происходило за закрытой дверью.
Не рискну предположить, продолжится ли украинский транзит. Но если продолжится, то только в результате пакетного соглашения. «Газпрому» нет смысла заключать новый договор, оставляя нерешенной проблему Стокгольмского арбитража. Кроме того, Россия настаивает на прямых поставках Украине, а Украина согласна получить долг газом. Здесь тоже есть почва для компромисса. Давайте также не сбрасывать со счетом Европу. В Берлине и Париже хотят, чтобы Россия и Украина заключили прочный газовый мир. Условия их особо не интересуют, но этот «мирный договор» должен по возможности устранить как можно больше потенциальных точек конфликта. Для этого нужно пакетное соглашение.
Дмитрий Родионо

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: