Сегодня

Россия довела Польшу до истерики

Россия довела Польшу до истерики

Вмешательство Владимира Путина в историческую дискуссию о роли Польши во Второй мировой войне спровоцировало руководство этой страны на серию истеричных заявлений. По сути, можно говорить об информационной битве на уровне первых лиц, которой в Варшаве не ждали. Особенно тяжела для поляков та мысль, что они в этой битве проигрывают.
Не слишком корректно говорить подобное о лидерах 38-миллионного государства, но в блогах Рунета такую реакцию обычно описывают мемом «бомбануло».
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий пишет для издания Politico статью и обвиняет СССР в том, что он был «пособником нацистской Германии», оккупировавшим Польшу на 45 лет, а Красную армию – в том, что концлагерь Освенцим был освобожден так поздно. «Спасение евреев никогда не было приоритетом Сталина», – сообщает он.
Президент Польши Анджей Дуда (полномочий у него поменьше, чем у Моравецкого, потому цитируем вторым номером) сыпет эмоциональными заявлениями, в которых обвиняет уже лично Владимира Путина в «распространении лжи» с целью «снять со Сталина ответственность России совместно с нацистской Германией за начало войны». А параллельно – требует от главы МИД Израиля Исраэля Каца извинений.
Ведущие польские издания и вовсе ударились в постыдную конспирологию. Например, Rzeczpospolita выдвинула тезис, что президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Моше Кантор является «тузом в колоде Путина», с тем обоснованием, что Кантору дают вести бизнес в России, а он «в благодарность» «замалчивает российский антисемитизм» и приглашает российского президента выступать на статусных международных мероприятиях.
Вообще-то это называется «поиск еврейского заговора» – традиционное занятие для Польши. Причем не какой-то исторической Польши, а в том числе и современной Польши. Предыдущий министр обороны Антоний Мацеревич, состоящий в той же партии, что и Моравецкий с Дудой, не сомневался, например, в том, что давно разоблаченная фальшивка под названием «Протоколы сионских мудрецов» – реальный «исторический документ».
Что-то подобное, собственно, и имел в виду министр Кац, подчеркнув, что поляки «впитали антисемитизм с молоком матери». Именно из-за этой реплики Дуда теперь требует от него извинений.
Все это наглядно демонстрирует, что польское руководство находится в состоянии истерики, поскольку происходящее стало для него неприятным сюрпризом. А ведь так хорошо все складывалось...
Расчет польских ультраконсервативных кругов можно описать следующим образом. В республике проходят масштабные международные мемориальные мероприятия, посвященные 75-летию освобождения концлагеря Освенцим. На эти мероприятия демонстративно не приглашаются представители России, хотя Освенцим освобождала Красная армия, а не приглашаются потому, что, со слов поляков, «Рейх и СССР – это примерно одно и то же», а Гитлер и Сталин «равно ответственны за войну». Эта пропагандистская псевдоисторическая концепция, в которой Польша – невинная жертва нацистов и коммунистов, и в то же время доблестный герой, спасавший евреев от уничтожения, должна была соло провозглашаться на протяжении всего юбилея, утверждая польское видение событий тех лет как базовое для Европы.
Зачем Варшаве все это нужно – вопрос не из простых, поскольку не имеет однозначного ответа. Тут и принципиальная политическая русофобия, замешанная на польском гоноре. Тут и попытка придать себе особую значимость – как историческую, что греет национальный дух, так и актуальную политическую, чтобы все поверили, что Варшава сдерживает имперские амбиции России, и что-нибудь за это вручили. Тут и привычная конкуренция с Москвой, но если прежде Речь Посполита и Московское царство конкурировали за роль главного центра силы в Восточной Европе, то теперь – за роль главного идеолога европейского консервативного проекта как альтернативы глобальному либеральному проекту.
В любом случае Владимир Путин неожиданно спутал полякам карты. «Неожиданно», поскольку руководство РФ (не только Путин, но и другие высокопоставленные политики) ранее не имело привычки вступать с поляками в исторические споры, как бы передоверяя это историкам и журналистам.
Польшей в России в принципе интересуются значительно меньше, чем Россией в Польше (мы нужны полякам как консолидирующий образ вечного врага). Для польского государственного деятеля привычно распространять заявления о «злой и страшной» исторической России, на которые реагируют только аккаунты МИД РФ в социальных сетях и Мария Захарова.
Но ситуация резко изменилась – полякам ответил сам Владимир Путин. Возможно, ввиду грядущего юбилея Победы. Возможно, в силу возмущения отсутствием приглашения в Освенцим для освободителей Освенцима. Возможно, по каким-то еще причинам. Главное, что ответил – в рамках сразу нескольких мероприятий подряд выступил с рассуждениями на историческую тему, острие которых было направленно против официальной Варшавы.
В самой Варшаве с непривычки этому сперва искренне поразились и долго не могли подобрать слов для реакции, а потом скатились в ту самую истерику, которая описана выше.
Нынешнего особо высокого градуса она достигла благодаря Израилю, вставшему на сторону Путина в оценке как исторического антисемитизма поляков, так и их современной наглости. Наглядное подтверждение этому – не только слова Каца, но и тот факт, что Путин приглашен в Израиль выступить на Мировом форуме Холокоста, посвященном все тому же 75-летию освобождения Освенцима, а Дуда – демонстративно не приглашен. «Покушай-ка собственной каши».
Вес мнения Израиля по вопросам Освенцима и Холокоста таков, что отмахнуться от него никак нельзя – оно вроде как первичное, базовое. Как следствие, у польского руководства сдают нервы. Продуманная пиар-акция по обелению себя и очернению России трещит по швам, складывается обидное ощущение «украденного праздника». Мир услышит мнение Путина, вице-президента США, президентов Франции и Германии, наследника британского престола (а главы более чем десятка европейских стран услышат их, сидя в зрительном зале), а мнение Польши не услышит, причем через «и слушать не хотим».
Это, кстати говоря, удачно накладывается на имидж польского руководства как архаичных мракобесов и ретроградов, давно уже сформированного в либеральных СМИ Европы. Для них Польша, наряду с Венгрией, «больной ребенок Евросоюза», который при этом орет какую-то чушь – спросите хоть у Израиля.
Впрочем, Путин и без Израиля для польского руководства – крайне неудобный оппонент. Во-первых, он, будучи юристом, оперирует историческими документами, а не публицистическими образами, как привыкли поляки. Во-вторых, его слова привлекают внимание как слова одного из топовых мировых лидеров, которому Моравецкий и Дуда в плане влиятельности и узнаваемости на международном уровне – вообще не конкуренты.
Даже те политические круги Европы, что воспринимают Путина негативно – как угрозу, за ним в силу этого следят. Польские лидеры подобным похвастаться не могут, но еще хуже, что им попросту нечем крыть.
Довоенная Польша действительно была системно антисемитской страной с отдельными партами для евреев в училищах (что-то вроде отдельных мест для негров в американских автобусах периода сегрегации). А ее плодотворное сотрудничество с Германией было основано не только на любви к захвату чужих земель (например, Чехословакии), но и на идеологической близости, о чем открыто заявляли польские чиновники тех лет.
Их наследники просто врут, когда заявляют, что Красная армия специально тянула с освобождением Варшавы, чтобы «обескровить польских патриотов» – эта легенда давно разобрана историками. Они паясничают, утверждая, что советские солдаты могли освободить Освенцим раньше, поскольку в это время они освобождали другие польские города. Они намеренно забывают то, что, вынося «одинаковую оценку действиям Сталина и Гитлера» сейчас, поляки не делали этого во время Второй мировой, иными словами, так и не объявили войну «подлому советскому агрессору», продолжая искать его заступничества и помощи.
С польским гонором всегда так: в какой-то момент он самозабвенно переливается через край, после чего терпение лопается даже у политических патронов Варшавы. Всей душой ненавидя коммунистов, Уинстон Черчилль открыто оценивал союзную Британии Польшу как «гиену Европы». А современные британские историки (причем в СМИ США), несмотря на весь свой негатив к СССР и к России, спокойно признают то, что роль Варшавы в событиях конца 1930-х годов была весьма неприглядной, так что обвиняемый ею во лжи Путин не грешит против истины.
На таком фоне хочется пожелать полякам только одного – продолжайте в том же духе! Нам нужно от Польши еще больше «исторических открытий», от которых у профессиональных историков глаза лезут на лоб. Нам нужно больше предположений о заговоре между Путиным и европейскими евреями. Нам нужно больше обвинений от людей, которые давно уже разучились оценивать себя адекватно и хронически злят этим политический истеблишмент ЕС.
Налицо полноценный сеанс саморазоблачения от польского руководства, спровоцированный президентом России. В плане борьбы с фальсификацией истории Второй мировой войны сложно придумать что-нибудь более эффективное.
Полякам осталось заявить разве что о том, что главная жертва Холокоста – это они, а не евреи. Пока что до такого дело не дошло, но дайте им срок.
Станислав Борзяко

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: