Сегодня

Украинский В«шпрехенфюрерВ» готовит новую атаку на русский язык

Украинский В«шпрехенфюрерВ» готовит новую атаку на русский язык

Похоже, Зеленский, несмотря на предвыборные обещания, собирается еще больше ужесточить политику насильственной украинизации. По крайней мере, именно так можно воспринять появление нового кандидата в «мовные омбудсмены» страны. Чем известен этот крайне одиозный человек и как он уже демонстрировал ненависть к русскому языку?
Эпидемия коронавируса, а затем и бурные события в США как-то совершенно отвлекли от важного события из украинской повестки: тихо и незаметно подала в отставку Татьяна Монахова – «мовный омбудсмен». Но свято место пусто не бывает, а не свято – стократ. Замену уже подыскали, да еще какую.
Святослав Литинский – личность на Украине известная. Пока лишь в узких кругах. Но если украинское правительство утвердит его в должности, то у российских политических ток-шоу появится новый enfant terrible и стабильный генератор новостей в одном лице.
Главное, чем знаменит вероятный новый «мовный омбудсмен», – профессиональное сутяжничество по языковым вопросам. Впервые он прославился еще пять лет назад, когда отсудил себе право иметь паспорт без странички с информацией на русском языке. В общегражданских паспортах на Украине первая страничка традиционно на украинском языке, вторая, дублирующая ее – на русском. Т. е. у Литинского эта страничка, по всей видимости, пустая.
То ли первый опыт вдохновил Литинского, то ли ему просто нравится судиться, но заниматься этим он стал регулярно и весьма успешно. Судился с чиновниками, целыми органами власти, частными компаниями, банками. Обычная претензия к бизнесу – интернет-сайт на русском языке, к чиновникам и органам власти – использование русского языка в рабочем процессе или публичной деятельности. Судился даже с МВД, по поводу выступлений главы министерства Авакова на русском.
Впервые должность омбудсмена возникла в Швеции в начале XIX века, а в следующие сто лет появилась и во многих других странах. Изначально в полномочия государственного правозащитника входит надзор за соблюдением общегражданских прав органами власти. И, в случае необходимости, посредничество при решении конфликтов. Уже в новейшее время в дополнение к обычному омбудсмену в некоторых государствах начали появляться финансовые/налоговые/бизнес-омбудсмены, чья задача – поддерживать бизнес в конфликтах с фискальными и разрешительными органами.
Кстати, как раз на Украине подобных должностей больше всего. Кроме налогового и бизнес-омбудсмена там есть даже омбудсмен в сфере образования, уполномоченный по правам детей, обсуждается возможность назначить уполномоченного по вопросам здравоохранения. Ну и языковой, конечно, тоже имеется.
Впервые должность учреждена уже при Зеленском – в ноябре прошлого года. Впрочем, вешать всех собак на действующего президента было бы неправильно, поскольку правовая основа для языкового омбудсмена – закон о языке, принятый в последние дни президентства Петра Порошенко при активном содействии его парламентской фракции.
Важный нюанс: закон на самом деле не о языке, а об обеспечении функционирования украинского языка как государственного. Поэтому и омбудсмен занимается не соблюдением гарантий взаимных языковых прав украинцев и национальных меньшинств (что зафиксировано в Конституции Украины или в Европейской хартии о языках – обязательной для исполнения всеми членами ЕС, куда Украина так стремится). Языковой омбудсмен на Украине – фактически цербер, у которого даже в обязанностях прописан мониторинг выполнения законодательства о госязыке и рассмотрение жалоб на нарушение этих законов. Как раз поэтому сразу же после появления новой должности острословы придумали ей более меткое название – шпрехенфюрер.
Правда у прошлого шпрехенфюрера следить за исполнением языкового законодательства не очень получалось. Полгода она занималась не борьбой с посягателями на статус украинского языка, а борьбой с бюрократией. Ей не удалось даже собрать команду: «Проблемы начались сразу, поскольку в законе не прописано, что секретариат (уполномоченного по защите государственного языка – прим. ВЗГЛЯД) является юридическим лицом. «Создается секретариат». Кем создается? Каков его статус?.. Только после создания секретариата казначейство выделяет финансирование, только выбрав руководителя секретариата, можно создать штатное расписание и начать получать заработную плату», – жаловалась экс-языковой омбудсмен. Но не смогла выбить даже свою зарплату.
То ли дело новый кандидат. Этот выбьет. А нет, так по судам затаскает – на Зеленского он тоже успел подать в суд. Правда, пока безуспешно.
Любопытно, что как раз сейчас у Зеленского собрались заняться законом о языке. Тем самым, из-за которого должность шпрехенфюрера вообще появилась. Сначала об этом во время недавней пресс-конференции упомянул сам Владимир Зеленский. Мол, нужно пересмотреть квоты использования украинского языка и языков нацменьшинств в медиасфере (при этом сам языковой вопрос, по его мнению, искусственный и надуманный).
В конце мая эти намерения в интервью подтвердил и спикер ВР Дмитрий Разумков: «...любой политик, особенно в условиях войны и непростой ситуации в государстве, должен думать не о том, как положительно или отрицательно будут восприняты его слова о языке, а понимать – объединит это украинское общество или нет». Правда, дело, скорее всего, не в войне, а в выборах депутатов местных советов (состоятся 25 октября 2020 года). У Зе-команды плоховато с рейтингом, а якобы искусственный и надуманный языковой вопрос в такие моменты всегда традиционно играет роль палочки-выручалочки. Хотя задача непростая, ведь нужно создать видимость революционных изменений, при этом максимально ничего не меняя. Для этого, очевидно, и понадобился новый шпрехенфюрер, с репутацией.
Чтобы, глядя на него, ни у кого из «патриотов» не повернулся язык сказать: вот, Зеленский идет на уступки тем, у кого русский язык является родным. По факту же подкрутят немного квоты на контент и объявят это устраивающим всех законом.
Между тем начинать действительно стоит с омбудсмена, вернее, с его полномочий и обязанностей. Омбудсмен не должен быть цербером и надзирателем, который бегает за госслужащими и считает, сколько те русских слов на работе произнесли. Языковому омбудсмену (если допустить, что он вообще нужен) стоило бы заняться защитой прав нацменьшинств и их языков. Хотя бы потому, что, в отличие от украинского, они сейчас не защищены вообще никак.
По счастью, понять, что именно выберет команда Зеленского, не составит труда. Остается дождаться назначения.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: