Сегодня

В«ГазпромВ» отказал Белоруссии в дешевом газе

В«ГазпромВ» отказал Белоруссии в дешевом газе
Фото: Егор Алеев/ТАСС
«Газпром» не планирует менять цену поставок газа в Белоруссию на 2020 год, согласованную в феврале этого года, а поставки на 2021 год готов обсуждать после погашения долга.
«При условии полного соблюдения белорусской стороной уже достигнутых договоренностей в 2020 году, „Газпром“ подтверждает готовность начать переговоры в отношении условий поставки газа с 1 января 2021 года», — сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу компании.
Контракт на 2020 год был заключен в феврале, по нему цена за 1 тыс. кубометров составляет $ 127.
В начале июня Минэнерго Белоруссии сообщило, что направило письмо главе «Газпрома» Алексею Миллеру с предложением обсудить, в частности, условия поставок газа в 2020 году и методику ценообразования на газ с 1 января 2021 года. Ранее глава российской компании сообщил, что задолженность Белоруссии за газ составляет почти $ 165,6 миллиона. В Минске этот факт отрицают.
«Республика Беларусь не имеет задолженности за импортируемый природный газ. …В настоящее время между субъектами хозяйствования имеются разногласия по определению стоимости поставляемого природного газа с учетом его калорийности», — говорится в сообщении Минэнерго страны.
Белоруссия импортирует ежегодно около 20 млрд. кубометров газа из России. При этом из Минска постоянно звучат заявления о необходимости пересмотра цены. Однако, как дал понять глава Минэнерго России Александр Новак, пересматривать эту цену в Москве не намерены.
Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков отмечает, что вряд ли Белоруссия всерьез рассчитывала на скорейшее изменение контракта и удовлетворение всех требований Минска.
— В целом, сигнал Белоруссии был послан президентом Владимиром Путиным. Он четко обозначил, что если Минск хочет какие-то дальнейшие скидки и выход на внутрироссийские цены на газ, то надо проводить дальнейшую плотную интеграцию с выходом на создание, по сути, единых структур управления, чтобы внутри этого интеграционного управления стороны жертвовали и частью своего суверенитета.
Минск изначально настаивал на том, чтобы взять нынешние котировки на европейских хабах, спотовых рынках (там сейчас от 40 до 70 долларов за тысячу кубов), установить их как цену для Белоруссии на долгосрочную перспективу. То есть установить жесткую цену на таком низком уровне. На это не стоило рассчитывать ни при каких условиях, и «Газпром» на это не пошел.
«СП»: — На что был готов «Газпром»?
— «Газпром» был готов пойти на подписание стандартного европейского договора с привязкой к спотовым рынкам. В 2020 и, возможно, начале 2021 года это дало бы Белоруссии понижение цены до 40−50 долларов. Но когда цены на спотовых рынках пошли бы вверх, то и цена для Белоруссии пошла бы вверх.
Если бы в предыдущие годы действовал такой контракт, то Белоруссия заплатила бы в реальности больше. Например, в прошлом году средняя цена экспорта «Газпрома» была выше 200 долларов за тысячу кубов. Белоруссия при этом платила 127 долларов, и сэкономила больше 1,5 миллиарда долларов только за 2019 год, когда цены в Европе уже были довольно низкие.
Сейчас на европейском газовом рынке огромный переизбыток предложений, низкий спрос, поэтому цены низкие, и весь этот год будут низкими. Но дальше они могут пойти вверх. Белорусы не соглашаются на то, чтобы у них, как и в Европе, была плавающая цена. А «Газпром» не согласен давать скидки.
Основная проблема в том, что Минск, вероятно, начал считать по-своему цену газа, что он делал и несколько лет назад. Тогда стороны также разошлись во мнениях, цены считали по-разному, в итоге только личная встреча Лукашенко и Путина привела к компромиссному решению: белорусы выплатили нам долг за газ, мы дали определенные послабления в нефтяной сфере. Сейчас такой сценарий, на который может быть рассчитывают в Белоруссии — усугубить конфликт, а потом решить его в свою пользу на встрече двух президентов. Я думаю он, не реализуем. Президенты и так уже неоднократно встречались, если бы была возможность выйти на компромисс, то они бы уже договорились. А сейчас Россия явно не хочет уступать.
«СП»: — До суда может дойти?
— Возможно, дело будут уходить в арбитраж. Сейчас мы видим, что белорусская сторона пытается зацепиться за то, что якобы низкая калорийность в российском газе. Здесь надо смотреть коммерческий контракт «Газпрома» и «Белтопгаза», где должна быть прописана теплоемкость поставляемого газа и другие его характеристики. И делать экспертизу того, что поставляется.
Белоруссия пытается уверить «Газпром», что газ не того качества, и они должны платить меньше.
Там еще вопрос долга в 165 млн. долларов. Но чтобы такой долг образовался, если говорить только о 2020 годе, то должен идти вполовину разбодяженный газ. Не может из-за калорийности такая разница в подсчетах выйти. А если это годами продолжалось, то возникает вопрос «почему раньше не говорили, что не того качества газ».
Странно, что они не подают в арбитраж. Возможно, потому что если подадут, то российское руководство воспримет это как враждебную меру.
Думаю, что конфликт не катастрофичен, но по мере того, как стороны по-разному будут считать цены на газ, он будет расти. Если к концу года долг вырастет до миллиарда долларов, то сторонма придется идти в суды.
«СП»: — А для «Газпрома» эта ситуация насколько критична, учитывая непростую ситуацию на европейском рынке, транзитный газопровод через Белоруссию и прочее?
— Вряд ли Белоруссия пойдет на жесткий конфликт и будет, например, национализировать газотранспортную систему. Сейчас ГТС Белоруссии принадлежит «Газпрому», в своем время он ее купил за 5 млрд. долларов и вложил в нее и газификацию Белоруссии несколько миллиардов долларов. Он является одним из крупнейших налогоплательщиков Белоруссии.
В межправительственном соглашении, которое было подписано в момент подписания контракта на покупку 100% акций белорусской ГТС и есть в открытом доступе, написано, что, во-первых, национализация запрещена. Во-вторых, если она все-таки происходит, то белорусы обязаны выплатить «Газпрому» 5 млрд. долларов и сумму инвестиций, которые были сделаны за эти годы. Таких денег, думаю, у Белоруссии сейчас нет.
Но если такой шаг будет все же сделан, то это приведет к полному разрыву Союзного государства, развалу ЕАЭС. Думаю, что вряд ли Белоруссия на это пойдет, потому что ее задача сейчас — не усугублять конфликт, а вывести Россию на диалог. Раньше это удавалось, но сомневаюсь, что удастся сейчас.
Ситуация сложная, Белоруссия явно показывает, что хочет диверсифицировать источники поставки энергоресурсов. По нефти мы это видим, хотя эти акции носят больше пиар-характер. Минск даже перестал публиковать цену нефти из альтернативных источников, говоря, что это коммерческая тайна, хотя раньше публиковали. Это говорит о том, что берут они нефть втридорога.
«СП»: — Может эта ситуация сейчас быть связана с политикой, предстоящими в Белоруссии президентскими выборами?
— Конечно, все переплетается. Но это экономический вопрос, потому что если в Белоруссии газ дороже, чем в России и Европе, то и себестоимость всех товаров выше. А у них едва ли не больше 95% производства электроэнергии идет на газовых станциях. То есть газ заложен буквально во все — в зарплаты, в товары и т. д. Для них стратегически важно иметь дешевый газ.
Белорусы откровенно говорят, что во все интеграционные процессы — Союзное государство, ЕАЭС — они заходили из-за дешевых нефти и газа, без них никакие интеграции они выстраивать не собираются.
Вопрос цены на газ был и до президентской компании, и будет после.
София Сачивко

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: