Сегодня

Немецкий кучер европейской повозки

Немецкий кучер европейской повозки

Давно составлен на четверть века вперёд список председателей Европейского совета, высшего политического органа Евросоюза, без одобрения которого ни один правовой акт не может вступить в силу. В председательском кресле Евросовета с 1 июля будет Германия. В 2007 году, когда чиновникам ЕС надоело производить смены председателя Европейского совета каждые полгода, они решили установить председательство по три страны сразу и на три срока подряд, на полтора года.
Как сообщает Reuters, объединённая программа нового трио председателей – Германии, Португалии и Словении – представило единую программу победы над коронавирусом и социально-экономического переустройства Европы. «Задача состоит в том, чтобы укрепить устойчивость Евросоюза к кризисам пандемии на долгосрочный период», – заявил официальный представитель Ангелы Меркель Зайберт Штеффен после видеоконференции трёх новых лидеров Евросовета. Темп тройке задаёт Германия. С чем она идёт в Евросовет?
С девизом «Совместными усилиями снова сделаем Европу сильной» (Gemeinsam. Europa wieder stark machen). Это категорически не America first. Выступая с заявлением правительства по поводу начала председательства Германии в ЕС, канцлер Ангела Меркель пообещала успешный выход из кризиса. «Мы принимаем на себя ответственность за судьбу сообщества в наиболее сложный период в его истории, – заметила она. – Пандемия показала: наша Европа ранима. По этой причине сплочённость и солидарность играют сейчас особенно важную роль».
Меркель не скрывает, что считает «неблагоразумными» европейские меры защиты от эпидемии. По её мнению, продиктованные исключительно национальными интересами в ущерб общеевропейским, эти меры показали отсутствие прочных общих социальных интересов внутри сообщества.
Программа действий, написанная в Берлине, предусматривает быстрое восстановление экономики, сохранение рабочих мест, рост конкурентоспособности предприятий Евросоюза в обостряющейся борьбе на мировом рынке, переход к новым формам труда. Катализатором экономического восстановления экономики Евросоюза должен был стать созданный Еврокомиссией фонд в 750 миллиардов евро. Канцлер ФРГ считает, что председательство Берлина в Совете ЕС позволит быстро достичь единства в вопросах наполнения фонда и в определении его первостепенных задач. У самих немцев такая уверенность должна вызывать тревогу: достичь согласия в финансировании фонда «единая Европа» может только за чей-то счёт. И, скорее всего, за счёт главного «двигателя и модератора Европы», как назвал Германию её министр иностранных дел Хайко Маас.
Германия намерена произвести переоценку европейских инструментов антикризисного управления. Под этим надо понимать желание Меркель укрепить наднациональное право в ущерб законодательству государств-членов ЕС. Очевидное противоречие намерений Меркель укреплению влияния национально ориентированных партий делает это желание трудновыполнимым, стало быть, за него придётся и больше заплатить.
Гораздо большего понимания заслужит тот тезис новой европейской программы, что отныне всё медицинское оборудование и лекарства должны производиться в Европе, а не ввозиться из-за её пределов, точно так же, как и продукты питания. Это обещает новые рабочие места и рост ВВП Евросоюза.
«Модератор Европы» обещает также цифровой суверенитет, или независимость от «облачных провайдеров» из США, – без этого не сохранить позиции на мировом рынке. Тут первую роль опять-таки играет Германия, которая «создаёт высокоэффективную, суверенную и устойчивую европейскую цифровую инфраструктуру». Берлин учредил компанию по разработке облачных технологий Gaia X, в которой примет участие и Франция.
Меркель хочет, чтобы европейский искусственный интеллект использовался во всех сферах деятельности – и не иначе, как «с целью обеспечения благополучия нашего свободного демократического общества». За этими словами различим скандал, начавшийся две недели назад и связанный с тем, что член бундестага от ХДС Филипп Амтор несколько лет лоббировал интересы американской IT-компании Augustus Intelligence, в чём и признался. Почти сотня членов бундестага обратилась тогда к Ангеле Меркель с письмом, в котором потребовали «установить новые правила и новую культуру отношений, исключающие чрезмерное влияние компаний» на деятельность немецких законодателей.
Одной из самых трудных задач, стоящих перед Германией, является согласование семилетнего бюджета Многолетней программы финансового развития ЕС (Multiannual Financial Framework), связанного с фондом послекризисного восстановления экономики Next Generation EU. Далеко не все государства-члены готовы отдать деньги своих налогоплательщиков соседям победнее и настаивают на максимально высоком проценте погашения таких кредитов.
Германия решительно поддерживает также инициативу министра финансов Олафа Шольца о введении налога на финансовые трансакции и самый спорный в Европе проект введения минимальной заработной платы.
А если говорить не о деньгах, то программа нового триумвирата ЕС предусматривает реформу Общей европейской системы предоставления убежища (CEAS); данная система спровоцировала кризис с мигрантами и не гарантирует единообразия процедуры предоставления убежища на границах ЕС. Берлин и в этом случае увязывает выделение средств Евросоюза с тем, насколько законодательства государств-членов соответствуют брюссельским стандартам. Это составляет основу подхода правительства Меркель к решению всех стоящих перед ЕС проблем.
И ещё очень существенное: во внешней политике новая европейская (по сути – немецкая) программа фокусирует Евросоюз на Китай. О том, как строить отношения с «самым близким партнёром» Германии – Америкой, в Берлине будут думать после ноябрьских выборов президента США.
Елена Пустовойтова

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: