Сегодня

Белоруссия перешла на осадное положение

Белоруссия перешла на осадное положение

Официально Лукашенко выиграл выборы со своим традиционным результатом «около 80% голосов». Первый раунд уличной битвы с теми, кто этим цифрам не поверил, также остался за властями: благодаря отключению интернета и ставке на силу, протесты удалось рассеять. Но это только начало противостояния, которое продолжится в понедельник. Из провинции поступают весьма неприятные для Батьки «сигналы».
Первые протесты и задержания в Минске начались прямо у избирательных участков сразу после их закрытия. Дело в том, что власть настойчиво призывала, а в ряде случаев и принуждала граждан отдать голос досрочно, тогда как оппозиция, объединившаяся вокруг Светланы Тихановской, агитировала за голосование «день в день». Как следствие, возле отдельных столичных избиркомов образовались огромные очереди, работу в части из них продлили, но принять участие в выборах в итоге смогли не все желающие.
Подобная ситуация сложилась также в Москве и Киеве, где всего по одному участку - в посольстве Белоруссии, тогда как количество желающих проголосовать измерялось тысячами. Такого ажиотажа в политической истории республики не было еще никогда, и местный аналог Центризбиркома заявляет об огромной явке почти в 85%.
Конторы, так или иначе аффилированные с властью, опубликовали экзитполы, согласно которым действующий президент Александр Лукашенко набирает от 72 до 84 процентов голосов. Первые результаты, оглашенные Центризбиркомом, тоже крутятся возле показателя в 80%, причем в отдельных районах, по утверждению главы ЦИК Лидии Ермошиной, результат Батьки зашкаливает за 90%, а победил он абсолютно всех районах.
Тут нужно понимать следующее. Независимые экзитполы в Белоруссии не проводятся - запрещено. Без специальной лицензии нельзя организовывать вообще никакие соцопросы на политическую тематику, включая даже «голосовалки» на сайтах. При этом, в отличие от ситуации в России, результаты голосования публикуются только в разрезе районов, но не отдельных участков.
В Сеть были выложены десятки протоколов с участков в Минске, по которым Тихановская опережает Лукашенко в разы, но сравнить эти данные с официальными просто невозможно. Экситполы в Москве и Киеве, проводить которые белорусское законодательство не мешало, также отдают победу Тихановской с огромным преимуществом, но результаты голосования на зарубежных участках обычно не считаются показательными.
В общем и целом, с точки зрения оппозиции, «настоящие результаты» «зеркальные», то есть 80% набрала как раз Тихановская. Якобы об этом свидетельствует альтернативный подсчет голосов по протоколам, выданным непосредственно на участках. Но ЦИК категоричен: в сумме по районам Лукашенко получил столько же, сколько получал всегда - четыре голоса из пяти, а второе место - столь же традиционно - заняла даже не Тихановская, а кандидат «против всех».
Но последовавшие за этим события доказали, что Белоруссия теперь все-таки не та, к какой все привыкли.
Как и предсказывала газета ВЗГЛЯД, многие белорусы официальным результатам не поверили, и ближе к десяти часам вечера стали стягиваться в центры своих городов. В данном случае география протестов поражает именно охватом - сообщения о митингах и столкновениях с полицией поступали не только из областных центров, но и из относительно небольших населенных пунктов по всей территории республики.
В ряде случаев заявлялось о том, что полиция «перешла на сторону народа» - отказалась разгонять протестующих. В этом контексте упоминали, например, Жодино (65 тысяч жителей), Лиду (102 тысячи) и Барановичи (175 тысяч), но подтверждающие видео, где силовики опускают щиты и начинают брататься с оппозицией, пришли только из Кобрино (52 тысячи). Кроме того, глава администрация Пинска (126 тысяч) лично вышел на переговоры к митингующим, оцепившим его резиденцию.
Таким образом, протесты получились, конечно, массовыми - самыми массовыми в истории Белоруссии, но назвать их по-настоящему многочисленными нельзя. По кадрам из Минска (а революции, как известно, делаются в столицах) можно говорить о тысячах протестующих, но не о десятках тысяч.
Другое дело, что ситуация в столице экстремальная - Минск фактически оказался на военном положении. Туда стянуто огромное количество техники и силовиков, многие центральные улицы перекрыты, въезд в город ограничен.
Центром протестов стал проспект Машерова, на котором обычно проводят военные парады. Теперь там развернулись настоящие бои. Попытку возвести баррикады силовики пресекли на корню и ответили протестующим максимально жестко: в ход шли водометы, слезоточивый раз, резиновые пули и светошумовые гранаты, активное применение которых предопределило заголовки о взрывах в центре города.
В конечном итоге «спецура» рассеяла протестующих, и ближе к четырем утра движение на некоторых улицах было восстановлено. Происходящее чем-то напоминало игру в казаки-разбойники - при атаках силовиков толпы рассыпались, чтобы потом собраться в другом месте, но ряды оппозиции редели с каждым часом. Стало понятно, что первый раунд Лукашенко выиграл.
Этим промежуточным успехом власть обязана даже не превращению Минска в город-крепость, а почти тотальным отключением интернета. Проблемы со связью наблюдались в республике на протяжении всего дня, но под вечер усилились, многие сайты - как оппозиционные, так и государственные - были вынуждены прекратить работу. Интернет кое-где все-таки есть, но очень «медленный», ввиду чего пересылать из Белоруссии видео и даже фотографии могут только те, кто располагает спутниковой связью, а оппозиция потеряла возможность координировать протесты.
Видео отдельных жестоких задержаний и фотографии окровавленных людей все-таки утекли в Сеть и теоретически способны подхлестнуть протесты в дальнейшем. В частности, огромный ажиотаж вызвали кадры, на которых автозак сбивает одного из протестующих. Через несколько часов было объявлено о первой жертве - некоем Евгении Заичкине, однако официального подтверждения нет.
На протяжении всех этих событий Лукашенко и другие официальные органы власти, за исключением ЦИК, хранили молчание. Неоднократно появлялись сообщения, что президент вовсе покинул территорию республики, но ни одно и них не было основано на сколь-либо надежном источнике.
Обилие слухов и вбросов при минимуме официальной и подтвержденной реальными свидетельствами информации - отличительная часть белорусской версии «майдана». Это является следствием как «глушилок», так и того, что с журналистами в республике не церемонятся - берут под арест, не делая разницы между корреспондентами либерального «Дождя» и стрингерами Russia Today.
Очевидно, что в понедельник информационная блокада продолжится, а силовиков ожидает второй раунд «казаков-разбойников» на улицах Минска и других городов. Воскресная ночь стала своего рода репетицией, но по количеству протестующих во второй и последующие дни можно будет делать прогнозы на дальнейшее развитие конфликта.
Пока что не видно серьезных предпосылок к тому, что Лукашенко может потерять столицу, как это было на Украине Януковича в 2013-2014 годах. В то же время, Батьке может «выйти боком» ослабление областных и районных центров за счет переброски значительной части силовиков в Минск: вопреки обыкновению, провинция демонстрируют значительный протестный потенциал, а местные власти - некоторую лояльность к митингующим.
Еще один важный фактор - возможность массовой забастовки, с идеей которой носится оппозиция. Официально штаб Тихановской всячески отговаривает протестующих от насильственных действий и призывают к гражданскому миру.
Для режима Лукашенко все это чревато войной на истощение. И если в конечном итоге действующий президент все-таки сможет удержать власть, из конфликта с собственным народом он неизбежно выйдет ослабленным. Его легитимность будет подорвана, отношения с частью элит испорчены, а мосты Западом, спешно возводимые в последние годы, вновь сожжены.
Россию это устраивает.
Дмитрий Бавырин

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: