Сегодня

Украина решила использовать В«ГазпромВ» как вечного спонсора

Украина решила использовать В«ГазпромВ» как вечного спонсора

На днях на сайте ООО «Оператор газотранспортной системы Украины» появилось интервью генерального директора этой компании Сергея Макогона, в котором он рассказал о сегодняшнем состоянии и перспективах украинской газотранспортной системы.
Несмотря на признание факта избыточности существующей мощности украинской ГТС, господин Макогон будущее своей компании видит в довольно радужных тонах. И не в последнюю очередь благодаря грядущим «перемогам» над «Газпромом», которые он рассчитывает одержать при помощи Евросоюза.
Любопытно, что четко озвученное намерение главы «Оператора ГТС» «продолжать борьбу с «Газпромом» отлично уживается в его голове с непониманием сомнений «Газпрома» в своем украинском партнере, а расчет на помощь Евросоюза в противостоянии с «Газпромом» — с продолжением критики «Северного потока — 2», в значительной степени профинансированного европейскими компаниями.
Но дело, конечно, не в высказываниях лично Сергея Макогона — они полностью соответствуют политике украинской власти в газовом вопросе. А вот получится ли реализовать заявленные планы, пока большой вопрос. Две тысячи девятнадцатый год показал, что даже при слабой и непоследовательной позиции украинская сторона может «перемогать» «Газпром» — благодаря инструментам давления Запада, выходящим далеко за рамки экономической конкуренции. В то же время и сам «Газпром» создал условия для своего поражения, попав в юридические силки Стокгольмского арбитража по договору транзита через Украину и не успев достроить «Северный поток — 2».
«Оператор ГТС Украины» — естественная монополия, с 1 января 2020 года обеспечивающая транспортировку природного газа потребителям Украины и стран Европы. ООО было создано в 2019 году, когда был произведен анбандлинг «Нафтогаза Украины» в рамках выполнения обязательств Украины перед Энергетическим сообществом по обеспечению независимости «Оператора ГТС Украины». Владельцем «Оператора ГТС Украины» является государство Украина в лице Министерства финансов. «Оператор ГТС» управляет 33 тысячами километров трубопроводов с 57 компрессорными станциями, 33 газоизмерительными станциями и 1389 газораспределительными станциями.
Кстати, именно из-за выделения «Оператора ГТС» из «дочки» «Нафтогаза» «Укртрансгаза» последний в текущем году потерял более 90 процентов своих прежних доходов. «Укртрансгаз» теперь управляет только подземными хранилищами газа и за девять месяцев получил доход 4,5 миллиарда гривен.
«Оператор ГТС» за тот же срок получил от «Газпрома» более 1,25 миллиарда долларов — при 40-процентном сокращении объемов транзита его оплата сократилась в чуть меньшей степени.
Интервью глава украинского «Оператора ГТС» давал S&P Global Platts — одной из ведущих компаний, публикующей информацию, эталонные цены и аналитические материалы для рынков энергоносителей и сырьевых товаров. То есть рассчитано оно было прежде всего не на внутреннего потребителя.
Основное внимание СМИ привлек ответ Сергея Макогона на вопрос о будущем украинской ГТС после окончания действия контракта с «Газпромом». Начало ответа ознаменовалось нелепым заявлением о том, что Украина, «как и раньше, возможно, является крупнейшим рынком газа во всей Европе» и «наращивает потребление». Лет 25 назад Украина и правда была крупнейшим потребителем газа, а 15 лет назад входила в число крупнейших потребителей, но сегодня утилизировала большую часть своей промышленности и потребляет его в три раза меньше, чем Германия, в 2,5 — чем Великобритания и так далее. Что же касается потребления, то оно на Украине стабильно падает последние десять лет.
Но спустя несколько вопросов правда из интервьюируемого все же полилась. Попугав потерей гибкости в обеспечении Европы газом в случае ввода в эксплуатацию «Северного потока — 2», Макогон проговорился: «Нам не нужна имеющаяся сейчас компрессорная мощность. Нам придется поэтапно отказаться от 60-70 процентов мощностей… Наша ГТС способна транспортировать 145 миллиардов кубометров газа в год из России в Европу, но в следующем году транзит составит всего 40 миллиардов кубометров. Нам нужно будет уменьшить наши мощности для сокращения расходов. Мы имеем детальный план и уже определили компрессорные станции, которые будут сокращены».
Но при таком радикальном сокращении мощностей планируется освоить около 1,5 миллиарда долларов на «критические инвестиции в ГТС». Другими словами, Украина смирилась с утратой как минимум основной части российского транзита после 2024 года.
Основания для смирения есть уже сейчас. Транзит в южном направлении в связи с вводом в действие «Турецкого потока» сократился в 20 раз — по сути, остался только в Молдавию. Тогда как Болгария полностью перешла на поставки по «Турецкому потоку», то же самое делает и Румыния. В будущем Украина разве что может импортировать газ по этому маршруту, хотя его цена и не является привлекательной, даже по словам Макогона. Да и Румыния, в принципе, не реагирует на попытки украинской стороны подписать соглашения о взаимодействии операторов.
Не менее показательным был ответ на вопрос о возможности получения «Газпромом» лицензии для работы на украинском рынке, который остался практически незамеченным. Сергей Макогон заявил, что лицензия для транзита не нужна. И даже участие третьего лица в договоре («Нафтогаза Украины») было излишним, поскольку родившееся прямо в ходе российско-украинских переговоров ООО «Оператор ГТС Украины» — надежный партнер. После чего перешел к обсуждению вопроса торговли российским газом на восточной границе Украины, куда, по его мнению, должна быть перенесена точка передачи газа для всех европейских потребителей.
То есть, с одной стороны, не обсуждается даже гипотетическая вероятность допуска «Газпрома» на украинский рынок. С другой — от России требуют перенести точку передачи газа и декларируют — «будем продолжать борьбу с «Газпромом» и добиваться поддержки Евросоюза, чтобы открыть свободный транзит газа из Центральной Азии в Европу». Последний тезис был повторен несколько раз. Россия, напомним, не является участником Энергетической хартии, которая выписана в интересах стран-потребителей и предписывает участникам давать доступ к своим транзитным мощностям. Но этот факт никого не смущает.
Резюмируя, можно сформулировать основные направления газовой политики Украины на обозримую перспективу:
1) существенно сократить мощности ГТС, смирившись с утратой большей части транзита;
2) продолжить конфронтацию с «Газпромом» и пытаться обеспечить максимально безбедное существование остатков ГТС за счет «Газпрома»;
3) ни в коем случае не препятствовать проникновению европейских компаний на украинский газовый рынок.
По факту с большой долей вероятности безбедное существование остатков ГТС будут обеспечивать местные потребители за счет опережающего роста цен в сравнении с потребителями европейскими. Что на Украине и так наблюдается в последние шесть лет, даже невзирая на действительно имевшую место «перемогу» над «Газпромом».
Сергей Левченко

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: