Сегодня

Новая фаза политического кризиса в Молдавии не оставляет стране шансов на развитие

Новая фаза политического кризиса в Молдавии не оставляет стране шансов на развитие
Не успела Майя Санду вступить в президентскую должность, как в Молдове начался очередной, уж не знаю какой по счёту, политический кризис. И всё идет по-старому – противостояние президента, на сей раз ещё не успевшего занять кресло, и парламента.

Ирония судьбы состоит в том, что Майя Санду сейчас испытывает на себе всё, что и президент Додон за время нахождения у власти. Правда, права президента в Молдове «властью» можно назвать с очень большой натяжкой. Игоря Додона неоднократно отстраняли от исполнения своих полномочий на несколько часов, чтобы протащить в правительство «правильных» министров. Его распоряжения попросту игнорировались. Фактически он не решал совершенно ничего. Должность звучит громко, но по сути за ней ничего нет. И Майя Санду, идя на президентские выборы, наверняка знала, на что идёт.
Правда, в итоге получилось ещё круче. Парламент ещё сильнее ограничил будущего президента в правах, выведя из-под его контроля Службу информации и безопасности. А также принял очень неугодное националистам решение, возвращающее русскому языку статус языка межнационального общения. Кроме того, в Молдову снова вернутся русские телевизионные каналы, которые там были фактически запрещены. Разумеется, Майя Санду и поддерживающие её националисты попросту взбешены этими решениями и призвали народ выходить на улицы. И сегодня площадь Великого национального собрания заполнена людьми. Но всё равно, вряд ли вышедших людей будет достаточно для новой «цветной революции», даже несмотря на то, что в Кишинёв прибыли бастующие фермеры на тракторах, которые также требуют переизбрания парламента.
Проблема в том, что, если они досрочных выборов и добьются, вряд ли это прибавит стабильности политической обстановке в стране.
Народ уже бесконечно устал от политической чехарды, от неустроенности и низкого уровня жизни. Население Молдовы расколото примерно пополам. Одна часть выступает за «европейский путь», по которому Молдову начал вести ещё первый президент Мирча Снегур и который, похоже, бесконечен, другая часть населения хочет сближения с Россией, хотя бы экономического, так как понимает, что это будет означать решение многих проблем. Среди «европейски ориентированных» есть приличная часть граждан, выступающих за объединение с Румынией как с «материнской» державой», что, конечно же, есть историческая неправда. Ну и обычные лозунги — насчёт вступления в НАТО несмотря на то, что в Конституции Молдовы прописан нейтральный статус.
Проблема Приднестровья также никуда не ушла. «Замороженный» статус, наверное, идеален для подобного рода конфликтов, решения которым найти очень сложно даже в течение десятилетий. В какой-то мере Приднестровье достаточно хорошо экономически интегрировано с Молдовой и если бы демократические проевропейские политики Молдовы на самом деле хотели мирного воссоединения, они бы в полную силу старались играть именно на этом факторе, пытаясь привязать Приднестровье к Молдове как можно сильнее. Без давления, без угроз, без напоминаний о том, что в Приднестровье находятся российские войска. Но им этого не нужно. По большому счёту, многие решения молдавских политиков направлены на то, чтобы отдалить Приднестровье от Молдовы как можно сильнее, вернуть ситуацию к той, которая была после военного конфликта в начале 90-х годов. Я очень сомневаюсь, что эта позиция некоторых молдавских политиков самостоятельная, так как Приднестровье достаточно неплохой инструмент давления и на Россию, которым многие хотели бы воспользоваться. Конечно, с Украиной его не сравнить, но хоть что-то.
В общем, скорее всего, масштабный политический кризис в Молдове неизбежен.
Этот кризис будет очень тяжёлым и длительным, так как противостоящие друг другу силы будут примерно равны. Майя Санду, конечно же, очень хочет получить подконтрольный парламент, который сможет изменить статус президента, добавив ему реальных полномочий, но нет никаких гарантий, что Санду получит именно такой парламент. Среди прорумынских и проевропейских политиков нет никакого единства и даже если они получат большинство в парламенте, объединиться им будет очень сложно. Не стоит забывать и бывшего главного молдавского олигарха Плахотнюка, у которого Молдова была практически в личной собственности. Его влияние остаётся очень сильным через массу купленных им политиков в самых разных партиях и Плахотнюк уж точно не заинтересован ни в какой политической стабильности.
Если честно, Молдову даже жалко. В СССР это была одна из самых прекрасных республик: солнечная, зелёная, музыкальная, наполненная запахом фруктов и отличного молдавского вина. Работало множество промышленных предприятий, районы Кишинёва росли как на дрожжах. И вот, почти за тридцать лет Молдова и близко не подобралась к тому, проклинаемому ныне, советскому прошлому по уровню своего развития. И скорее всего, в ближайшие годы, если не десятилетия, ей это тоже не светит.
источник

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: