Сегодня

Почему русский народ не запугать репрессиями? Пётр Акопов

Почему русский народ не запугать репрессиями? Пётр Акопов

Страх — вот главное, что должна вызвать замена условного срока Алексею Навальному на реальный. "Одного сажают, чтобы запугать миллионы" — об этом заявил на суде Навальный, посвятивший изрядную часть своей речи Владимиру Путину. Заявления о том, что Путин его боится и потому отдал приказ об убийстве, перемежались с утверждениями о том, что у президента нет никакой огромной поддержки в народе и он никогда не участвовал в выборах. А предупреждение о том, что "долг каждого человека — не подчиняться вам, не подчиняться таким законам", продолжалось лозунгом "миллионы посадить нельзя" и предсказанием того, что, когда народ осознает весь ужас происходящего, тогда "все это рассыпется". Эту речь пламенного революционера уже называют выступлением "нового Манделы" — и можно согласиться с тем, что нас действительно пытаются запугать. Вот только делает это не Путин, а как раз Навальный и его сторонники. Причем пугают они одновременно и власть, и народ. Каким образом?
Для того чтобы напугать власть, используется главный тезис: у Навального есть массовая поддержка в народе (а еще ведь и на Западе — помни об этом, Кремль!), бороться с ним бесполезно, он вождь оппозиции, и надо вести с ним переговоры. А если вы на это не пойдете, то вас постигнут кары небесные — сначала с Запада, а потом и от собственного народа.
А чтобы испугать народ, изображают власть главной угрозой для его будущего: сначала она все украла у вас — и деньги, и права, а теперь лишит вас и того немногого, что осталось. Сначала посадят Навального, а потом и любого из вас, кто скажет хоть слово против власти! Отберут бизнес, свободу слова и передвижений, закрутят гайки, и будете все ходить строем! Страшно? Тогда выходите на улицы — не за Навального, а за свое будущее, свою свободу!
Оба этих способа могли бы быть эффективными только в одном случае: если бы Навальный был Манделой. То есть представлял бы абсолютное большинство народа и выражал его мнение. Но в нашей ситуации это место занято. Занято Владимиром Путиным, которого поддерживает на порядок больше людей, чем Навального. То есть что получается?
Представитель меньшинства выдает себя за голос большинства, изображая при этом реального представителя большинства вором и самозванцем. Замечательная стратегия — абсолютно жульническая и поражающая своей наглостью. Наш народ пугают репрессиями со стороны власти, но пугает тот, кто не имеет ни одного шанса получить поддержку большинства общества, то есть прийти к власти демократическим путем.
Пугают те, кто представляет интересы заведомого меньшинства, причем меньшинства далеко не бедного и во многом паразитического — меньшинства, которое совсем недавно, по историческим меркам, уже было у власти в нашей стране и которое при Путине теряет свои позиции и несопоставимое со своим масштабом влияние. Оно демонизирует власть и лично Путина, пытаясь противопоставить его народу, который его же и избрал, объяснить этому народу, что он этого не делал и Путин — это самозванец и узурпатор. Политическая шизофрения? Нет, единственно возможная для этой публики тактика — если ты не можешь прийти к власти честным путем, значит, нужно попытаться уничтожить существующую власть: сначала обнулив ее репутацию, а потом и смести ее как таковую с помощью возмущенного народа.
То, что эта схема в России не сработает, не означает, что ее нужно воспринимать как неопасную. Нет, она опасна, но не тем, что власть падет, а тем, что ей приходится уделять массу сил и внимания купированию угроз со стороны провокаторов. А любые жесткие меры автоматически вызывают сочувствие к жертвам и пострадавшим, даже у тех, кто не видит в них "жертв режима", возникает жалость к падшим и заблудшим. Ну а в среде самих "борцов с режимом" будет нарастать радикализация — об этом тоже постоянно говорят (с надеждой) как сами "революционеры", так и некоторые охранители (но они — с тревогой).
Более того, очень распространены, причем в самых разных лагерях, рассуждения о том, что после посадки Навального и жесткого пресечения акций его сторонников все только начинается: сейчас власть закрутит гайки, "подморозит" все и вся, наступят годы реакции, идеологической и политической, ну а с Западом вообще произойдет полный разрыв даже существующих отношений.
Опять-таки для одних это повод для радости ("либералов уберут от власти"), для других — надежды на будущий реванш ("в подполье вырастут новые Ленины"), но у большинства (среди тех, кто верит в подобный сценарий) это вызывает лишь тревогу. Понятно, что ради сохранения стабильности и предотвращения смуты в России можно потерпеть перекрытие на один день нескольких станций метро в центре столицы, но кому охота жить в "полицейском государстве"? А вдруг и правда все к нему скатится?
Не скатится — и даже не собирается катиться. В "закручивании гаек" нет никакой необходимости — ни у Путина, ни у народа. Кого и кто должен запугивать? Путин своих избирателей, то есть большинство народа? Чужих избирателей — коммунистов или социалистов? Их власть будет стращать и не пущать на выборы в Госдуму в этом сентябре, чтобы, не дай бог, не проголосовали за оппозиционные партии?
Смешно — никто не мешает голосовать за Зюганова, Жириновского, обновленную "Справедливую Россию" или массу других партий, вплоть до либеральных. Но это же ненастоящая оппозиция, говорит тот же Навальный, но почему ненастоящая? Только потому, что не выступает за снос власти как таковой, только потому, что признает авторитет и заслуги Путина, будучи при этом несогласной с ним по самым разным социально-экономическим вопросам. То есть системная оппозиция виновата в том, что не хочет называть действующего президента вором и убийцей, не имеющим никакой поддержки в народе? То есть не хочет врать и провоцировать смуту в стране?
Важной частью мифа о том, что Путин боится Навального, являются и рассуждения, что Кремль очень опасается поражения "Единой России", а Навальный изобрел страшно эффективное оружие против этой партии, "умное голосование".
Но, во-первых, это "оружие" (призыв голосовать за самого проходного кандидата от любой другой партии) кое-как сработало только на местных выборах в столице (в которой и сосредоточена основная масса поклонников Навального), а во-вторых, и это самое главное, власть Путина опирается не на партию, а на народ и конституционные полномочия, то есть на доверие людей и вертикаль власти.
Если на выборах в Госдуму победит не "Единая Россия", а, например, альянс КПРФ и "Справедливой России", ни полномочия Путина, ни его популярность не пострадают. Более того, если бы народ действительно был настроен против политики Путина, то он бы уже не один раз в своем большинстве проголосовал на тех же думских выборах за оппозиционные партии, как минимум для того, чтобы показать свое отношение к социально-экономическому курсу президента. Вместо этого народ, наоборот, на парламентских выборах прислушивался к Путину, который фактически делился своим рейтингом с так называемой правящей партией, в которой он никогда не состоял и которая всегда была куда менее популярной, чем он.
Но для "закручивания гаек" нет никаких политических оснований не только у власти, нет и никакого запроса на это со стороны общества. Конфронтация с Западом не касается внутренней свободы — наоборот, чем более самостоятельным (в мышлении, деятельности и ответственности) и свободным (в том числе и от желания паразитировать на государстве, одновременно понося его) будет наше общество, тем более независимыми от внешнего влияния мы будем.
Деанонимизацию получающего внешнее финансирование ничтожного прозападного меньшинства, конечно, можно называть наступлением на свободу — вот только всегда надо уточнять, чью именно свободу.
А то ведь снова говорят, что вот, массовые задержания в Москве означают, что "власть объявила войну гражданскому обществу", но, позвольте, мы слышим это уже двадцать лет. С весны 2001-го, когда был исход "уникального журналистского коллектива" с НТВ, а уж после ареста в конце 2003-го Ходорковского это и вовсе стало мантрой для наших "борцов с режимом". Уже тогда Путин "боялся", потому что "все украл", а вскоре и "убил всех противников", и очень скоро будет новый 37-й год.
Они пронесли эту новость через все эти годы, через борьбу за освобождение "нашего Манделы" Ходорковского, через Болотную и через борьбу против "закона подлецов" (всего лишь запрещавшего усыновление детей иностранцами), через протесты против Крыма — и будут нести еще много лет. Предрекая ужасные последствия от очередного "путинского злодеяния" для властей, страны и всего народа, который со все большим недоумением будет наблюдать за этим странным ритуалом "вызывания репрессий", строго соблюдаемым "лучшими людьми", заключенными, то есть обитающими в пределах Садового кольца.
Пётр Акопо

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: