Сегодня

В«Северный поток – 2В» стал объектом большого торга

В«Северный поток – 2В» стал объектом большого торга
В пятницу появилось сразу несколько хороших новостей относительно «Северного потока – 2». Еврокомиссия расписалась в невозможности ввести санкции против него. А Ангела Меркель заявила, что расхождения с Америкой по газопроводу не такие большие, как кажется, и призвала стороны к переговорам. Удастся ли найти компромисс и на какие уступки придется пойти сторонам в рамках этого торга?

Еврокомиссия, которая изначально настроена недружественно, расписалась в невозможности вводить санкции против «Северного потока – 2» в ответ на ситуацию с блогером Алексеем Навальным. Потому что этот проект реализуется группой частных фирм, и Брюссель не может мешать им, если на это согласна Германия, заявил представитель Еврокомиссии (ЕК) Петер Стано. Тем самым Брюссель признал проект «Северного потока – 2» коммерческим, а не политическим.
Кстати, ни одна европейская страна на практике не внесла предложения о новых санкциях против Москвы из-за ареста Навального. Все призывы к этому пока остаются голословными.
Что касается ЕК, то она признает – все, что она могла сделать, чтобы помешать этому газопроводному проекту, она уже сделала. Там напомнили, что новый газопровод должен работать в соответствии с законодательством ЕС. Тем самым Стано говорит о проблеме ввода газопровода на полную мощность. ЕК внесла изменения в Третий энергопакет и добилась того, что «Северный поток – 2» после ввода в эксплуатацию можно будет запустить только наполовину. Вторую половину мощностей должны забронировать некие другие поставщики – альтернативные Газпрому – якобы ради сохранения конкуренции. То, что других поставщиков в Балтийском море в принципе нет, Брюссель не волнует. В любом случае этот вопрос окажется в повестке дня только после того, как «Северный поток – 2» будет достроен.
Строительство же главного участка в датской акватории, возможно, уже началось с конца января силами трубоукладчика «Фортуна». Ранее судно закончило работы в немецких водах и с 23 января 2021 года находится в водах Дании вблизи недостроенного участка «Северного потока – 2» к югу от острова Борнхольм. Небольшая скорость движения баржи, а также перемещение вспомогательных судов вокруг нее может говорить о том, что строительство уже стартовало. Правда, после медленного движения по маршруту трубы судно резко сместилось и слишком быстро пошло, что не соответствует скорости трубоукладки. Это может значить, например, что «Фортуна» пока только готовится к строительству, отрабатывая все этапы, возможно, в ожидании второго трубоукладчика – «Академика Черского». Глубоководное строительство намного сложнее мелководного. К тому же в районе острова Борнхольм находятся захоронения химического оружия времен Второй мировой войны. Другой вариант – «Фортуне» приходится отходить от места стройки из-за погодных условий, так как Балтика зимой бывает сурова. При этом Дания молчит, не подтверждая и не опровергая возможность строительства.
«С политической точки зрения «Фортуну» остановить уже нельзя. А дальше встает вопрос – справится ли она и «Академик Черский» технически со строительством трубы. «Черский» еще не пришел в Данию, видимо, из-за сложностей с сертификатами из-за санкций США. Но скоро, думаю, и это судно выдвинется в датские воды», – не исключает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.
«Для нас это принципиальный вопрос – либо мы достраиваем «Северный поток – 2» в 2021 году – я думаю, что технически мы подготовили суда к этому, либо считайте, что мы его уже не достроим», – добавляет собеседник.
Одновременно с этим на высшем уровне явно идет торг по поводу «Северного потока – 2». Сначала США впервые заявили о готовности начать переговоры о снятии санкций с проекта. Другое дело, что Вашингтон ставит невыполнимое условие – не допустить сокращения транзитных поставок через Украину.
В пятницу в Германии заговорили о необходимости всем сторонам сесть за стол переговоров. Глава комитета Бундестага по международным делам Норберт Ретген предложил ввести мораторий на строительство «Северного потока – 2», но не в качестве санкций, а чтобы взять паузу для вступления в трехсторонние переговоры. Во время этой паузы Россия, ЕС и США и должны начать диалог. Ретген верит, что в ходе обсуждения удастся устранить серьезную озабоченность Запада, «а именно то, что этот газопровод будет использоваться как геополитическое оружие против государств Восточной Европы».
Судя по всему, в силу переговоров могла уверовать даже канцлер ФРГ Ангела Меркель. По крайней мере, она заявила в пятницу, что расхождения позиций среди стран Запада, в том числе с США, по проекту «Северного потока – 2» не такие большие, как многим кажется. «Что касается «Северного потока – 2», то мы часто говорили о том, что, с одной стороны, это экономический проект, с другой стороны, у него есть политические последствия, и это играет большую роль в трансатлантических отношениях», – сказала Меркель на пресс-конференции по итогам виртуального заседания Совета по обороне и безопасности ФРГ и Франции.
Однако Меркель уверена, что уже приняты необходимые меры, «чтобы не оказаться в односторонней зависимости так, что мы окажемся в «опасных водах». Она имеет в виду законодательные изменения ЕС в контексте Третьего энергопакета. Речь о запуске трубы на 50% мощности. «С другой стороны, мы еще с холодной войны, как с немецкой стороны, но и не только, имели поставки газа, переговоры и контракты с Россией или бывшим Советским Союзом», – добавила Меркель. И с тех пор Германия ни в какую зависимость от России не впала – она по-прежнему сама решает, что будет лучше для ее экономики.
Наконец, объяснила президенту Франции Эммануэлю Макрону Меркель, Германия отказывается от атомной и угольной энергетики, поэтому ей нужен газ как «переходный источник» к возобновляемой энергетике. Франции, у которой есть атомная энергетика, и поэтому роль газа для нее менее весома, это стоит учесть.
Официальные заявления явно намекают на попытку снизить градус истерии вокруг частного проекта «Северный поток – 2», найти компромисс для того, чтобы Россия смогла спокойно достроить трубу, в которую инвестировали в том числе пять европейских компаний наравне с Газпромом. Другое дело, что реальные торги идут за кулисами, и об их сути приходится только догадываться.
«Я не до конца понимаю контуры этой сделки – что Россия должна заплатить США за возможность спокойно завершить строительство трубы? Сохранить транзит через Украину – это фантазийная история. Тогда вообще непонятно, зачем было строить «Северный поток – 2» в экономическом смысле», – говорит Константин Симонов.
Дело в том, что цель проекта «Северный поток – 2» изначально состояла в том, чтобы заменить старый и чужой газопровод на новый современный и собственный. Речь исключительно о замене маршрута. Ни о каком дополнительном газе для «Северного потока – 2» никто не говорил. Спрос на газ в Европе если и рос, то лишь немного, а после 2020 года и вовсе понятно, что потребуется не один год, чтобы вернуться на уровень спроса 2019 года. Если одновременно будет работать и украинская труба, и «Северный поток – 2», плюс еще, не забываем, первый «Северный поток» и «Ямал – Европа» на белорусско-польском направлении, то это будет означать серьезный переизбыток мощностей. Европа просто не купит столько газа, чтобы заполнить все эти мощности. Стагнирующей европейской экономике столько не надо.
Если, предположим, Россия продолжит кормить Украину через оплату транзита газа по советской трубе и качать газ по «Северному потоку – 2», то это означает закрытие либо «Северного потока – 1», либо транзита по «Ямал – Европа». Даже с экономической точки зрения для Газпрома и России это невыгодно. Это трубы, которые принадлежат Газпрому, и за прокачку газа он платит фактически сам себе. Польский участок газопровода «Ямал – Европа» небольшой, и тарифы на транзит там невысокие.
Самое слабое звено в этой конструкции – именно украинская труба. Там и так тарифы высокие и доходы идут в чужой карман, так еще и труба технически устарела. Это значит, что Киев будет требовать переложить дорогой ремонт в тариф, в итоге за ее модернизацию заплатит Россия. Вместо того, чтобы окупить новейшую трубу в Балтийском море.
«Это анекдотическая ситуация. Пятилетний контракт воспринимался как последний. Украина может оставаться как резервное направление, но Россия не может дать ей новый гарантированный контракт на транзит газа», – говорит Симонов.
История о том, что Россия в перспективе может поставлять через Украину водород в Европу, вообще не грани фантастики.
«Какие обязательства Россия может дать по прокачке водорода, когда в теме водорода сейчас 99% хайпа и лишь 1% реального экономического фундамента. Можно, конечно, подписать декларацию о намерениях, но гарантировать транзит несуществующего продукта на несуществующий рынок в Европе Россия не сможет», – говорит глава ФНЭБ.
«Что еще Россия может продать США? Политические обещания уйти из Донбасса? Ровно так же непонятно, что Германия может дать США, чтобы от нее отвязались. На строительство СПГ-терминалов Германия уже давно согласилась, стройки пусть и со скрипом, но идут. Укрепить трансатлантическое сотрудничество Берлин тоже готов. У меня уравнения не складываются», – заключает собеседник.
Источник

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: