Сегодня

Упавшую британскую экономику ждут новые неприятности

Упавшую британскую экономику ждут новые неприятности

Одна из крупнейших экономик мира – британская – не выдержала тяжести прошлого года. ВВП страны рухнул на рекордный за последние 100, а по некоторым данным – и все 300 лет, уровень. 2020 год не прошел бесследно ни для кого, но почему Великобритания пострадала больше остальных и сможет ли Россия извлечь из этого пользу для себя?
Экономика Великобритании сократилась почти на 10% в 2020 году. Так сильно она не падала никогда за все время подсчетов ВВП, то есть как минимум со Второй мировой войны. Впрочем, такой обвал мог случиться не только впервые за сто лет, но и впервые за 300 лет, не исключает Reuters. На это указывают исторические данные Банка Англии (с 1709 года).
Столь сильный обвал стал неожиданным, так как экономисты и аналитики ждали меньшего падения британской экономики. Более того, в первом квартале 2021 года британский ВВП вновь может упасть. «Жесткие ограничения, введенные в конце прошлого года, которые, скорее всего, сохранятся в течение большей части текущего квартала, указывают на то, что экономика может снова сократиться», – считает экономист UBS Global Wealth Management Дин Тернер.
Прошлый год, конечно, был непрост для всех экономик. Однако почему такой антирекорд поставила именно Великобритания? Во-первых, в отличие от многих стран, она целых три раза вводила карантин для борьбы с коронавирусом. При этом в экономике страны доля услуг, которые пострадали в первую очередь, так как люди сидели дома и не ходили в кафе, рестораны, парикмахерские, банки и т. д., занимает более 70%. Деловая активность в секторе услуг страны, в том числе финансовых, рухнула до показателей 1996 года, сократившись во время первого локдауна в три раза, отмечает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.
«Великобритания традиционно выступает крупнейшим финансовым игроком – ей принадлежит чуть менее 20% мирового экспорта финансов. Пандемия ударила как раз по сектору услуг – и не только в малом и среднем бизнесе, но и по таким государственным игрокам, как Лондон», – добавляет эксперт.
Кроме того, наиболее пострадавшей отраслью в пандемию стал туризм и гостиничный сектор, а Великобритания занимает пятое место в мире по числу принимаемых страной путешественников. Транспортные услуги также ощутили резкий провал, а Британия является одним из крупнейших глобальных транспортных хабов, напоминает Деев.
В отличие от других стран, экономика Великобритании оказалась в прошлом году под ударом не только коронавируса. «Глубина падения связана еще и с экономическими последствиями выхода страны из экономического соглашения с Европейским союзом», – указывает Илона Дмитриева, управляющий директор – руководитель группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА.
Из-за неопределенности сделки по Брекситу бизнес сдерживал инвестиции и развитие, а также переводил часть услуг, особенно финансовых, из Великобритании в ЕС. «Неопределенность торговых и инвестиционных связей с ЕС, куда направляется около половины экспорта страны, повлияла на замедление экономического роста в переходный период, когда обе стороны пытались договориться и подготовиться к выходу Великобритании из ЕС», – говорит Дмитриева.
И эти два удара пришлись на уже ослабленную британскую экономику. Сложности у нее наблюдались еще задолго до кризиса 2020 года.
«В последнее десятилетие у страны были одни из самых низких темпов роста производительности труда – в среднем на 0,3% в год против 2% до 2008 года, что оказывало негативное влияние на доходы и уровень жизни населения», – отмечает Артем Тузов, исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал».
На этом фоне рекордное – на 10% – ослабление экономики страны уже не выглядит из ряда вон выходящим. Хотя в мире это не самые критические показатели – худшее падение ВВП продемонстрировали Мальта и Израиль.
Учитывая небольшой товарооборот России с Британией, серьезные последствия для нашей экономики эта ситуация не несет. «Российской экономике гораздо более важно экономическое здоровье континентальной Европы. Наш прогноз по Еврозоне на 2021 год – 4,3% роста, на 2022 год – 4,6% после падения на 6,9% в 2020 году», – говорит главный экономист Евразийского банка развития Евгений Винокуров.
Но Россия может и выиграть от кризиса в Британии. «Кризис привел к разрыву технических цепочек поставки товаров, соответственно, Великобритания начнет активнее закупать продукты питания, предметы первой необходимости для населения, в том числе и в России», – не исключает Тузов.
Что касается перспектив Великобритании, то в 2021 году ее экономика, как и экономика многих государств, подрастет. Потому что расти после резкого падения намного проще. Если, конечно, не появятся новые штаммы вируса, против которых не действуют вакцины, и мир не окунется в новые карантины. Но даже при благоприятном прогнозе, что в этом году вакцины победят вирус и нового локдауна не будет, британская экономика будет долго восстанавливаться. Вернуться к докризисным показателям Лондон сможет не ранее второго полугодия 2022 года, но госдолг в течение пяти–шести лет будет достигать 97% ВВП страны, отмечает Тузов.
«Долгосрочные перспективы британской экономики не так хороши. Во-первых, кризис обнажил ее слабые места – например, несовершенства национальной системы здравоохранения (NHS). В континентальной Европе дела были лучше. Во-вторых, начинают проявляться негативные последствия Брексита. Принудительный «развод» британской экономики с европейской был большой ошибкой, за которую придется заплатить. Это уже сказывается на Сити, на его финансовой активности, объемах активов и биржевой торговли. Впервые с XVII века Амстердам обогнал Лондон по объему торговли акциями. И это только начало. Франкфурт и Париж также будут отъедать свою долю», – заключает Евгений Винокуров.
Ольга Самофалова

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: